admin / 05.12.2019

Балерина Светлана захарова, фото

Светлана Захарова и Вадим Репин: история любви звезды мирового балета и знаменитого скрипача

13.02.2020 13:02

  • Звезды
  • /

  • Интервью

Светлана Захарова и Вадим Репин рассказали главному редактору OK! Вадиму Вернику о своей первой встрече, долгом пути навстречу друг другу, творчестве и сумасшедшем ритме жизни

Ярослав Клоос На Светлане: шуба Via Capella,топ Max&Co, юбка Nude, лоферы Bougeotte. На Вадиме: жилет,брюки,галстук,ремень, все — Suitsupply, рубашка Strellson, обувь Pal Zileri

Это уникальная пара. Светлана Захарова — балерина с мировым именем, главная прима Большого театра. Вадим Репин — блистательный скрипач, мировая звезда. Такой прекрасный гармоничный союз! Светлана и Вадим впервые дают совместное интервью.

Света, Вадим, давайте поговорим с вами о профессии, о жизни — обо всем поговорим.
Вадим Репин: Очень мало, на самом деле, что меняется у нас и в жизни, и в профессии. (Улыбается.) Параллельно всё идет.
Так это же хорошо.
Светлана Захарова: Знаешь, вчера в Зале Чайковского у Вадима было выступление — мне кажется, это один из лучших концертов, которые я слышала в последнее время. Такая потрясающая была программа и так гениален был Вадим!
А я в восторге от вашего совместного с Вадимом концерта, который состоялся в конце декабря там же, в Зале Чайковского. Ты, Света, выступала практически нон-стоп: столько разнообразных номеров, такая концентрация энергии! И Вадим был великолепен.
С.З.: Вадим вообще практически со сцены не уходил. Для меня программа «Па-де-де на пальцах и для пальцев», которую мы показали 28 декабря в Концертном зале Чайковского, одна из любимых.
Помню, Света, еще давно я спросил тебя, будет ли у вас совместная концертная программа.
С.З.: Да. И я ответила, что когда-нибудь будет. На самом деле, когда мир искусства узнал, что мы с Вадиком вместе, за один год нам поступило около 10 приглашений от разных импресарио, которые хотели, чтобы мы сделали что-то совместное на сцене.
Вадим, ты — сольный музыкант, которому с 7 лет знаком триумф, успех. Помню, будучи подростком, я смотрел по телевизору твое выступление: совсем юный скрипач-вундеркинд Вадим Репин, такой толстощекий, солирует с оркестром
в Большом зале Консерватории…
С.З.: Толстощекий и черноволосый. (Смеется.)
…А сейчас Вадим Репин — это уже бренд в мире искусства. Великолепная карьера, движение только вверх и вверх. И тут вот балет появился в твоей жизни. Это же какая-то другая энергия, другой мир.
В.Р.: Да, но, несмотря на все различия между нашими профессиями, есть одно и, наверное, такое главное общее — мы должны доносить до зрителя свои чувства, истории, баллады без слов. Впервые я увидел Светлану на сцене, но уже на аплодисментах, на поклонах, и одно только это произвело на меня огромное впечатление. Дело в том, что у меня в тот день был сольный концерт в Токио, и Света там была на гастролях — она выступала на другой площадке, и я сделал всё возможное, чтобы хотя бы часть спектакля увидеть.

Ярослав Клоос На Светлане: платье By Malene Birger; На Вадиме: костюм, ремень, галстук — всё Suitsupply, рубашка Guess by Marciano

Аплодисменты — это «часть спектакля»?
В.Р.: Ну да, сцена-то еще горячая. И это было настолько артистично, настолько красиво! Профессия нас научила — мы вынуждены общаться без слов. Нас это объединяет, и мне кажется, что и в жизни у нас со Светой очень похожая ситуация. У нас тот уровень взаимопонимания, который совершенно не требует слов.
Отлично. Света, а ты помнишь свою первую встречу с Вадимом?
С.З.: Это случилось на концерте. Нас с мамой пригласили в Консерваторию, и я увидела и услышала Вадима в первый раз. Он стоял такой красивый на сцене со скрипкой, божествнно играл, и его скрипка еще так блестела…
В.Р.: Бликовала.
С.З.: Да-да, она мне подмигивала. (Смеется.) Весь концерт прошел прекрасно, но исполнение Вадима у меня до сих пор в памяти. После концерта я пошла поздравить маэстро Федосеева, который дирижировал в тот вечер, и попросила, чтобы меня представили Вадиму. Меня провели к нему. Я помню, что там в коридоре стояло огромное количество его поклонников, друзей, знакомых, и я прошла мимо них. Поздравила и попросила автограф. Представляешь, впервые в жизни! Ни до, ни после я не брала ни у кого автографа, хотя приходилось мне в жизни встречаться с великими людьми, но вот такой был порыв только один раз — взять автограф у этого великого музыканта.
Автограф сохранился?
С.З.: Где-то он хранится, да. Я его должна найти. Но что там было написано, я помню до сих пор. А ты помнишь? (Обращается к Вадиму.)
В.Р. : Конечно.
И что ты написал, Вадим?
В.Р.: «С пожеланием счастья». Кстати, таких пожеланий я не писал — ни до, ни после. Обычно я пишу «удачи» или «всех благ», «на память». А тут вдруг захотелось что-то особенное написать.
Ну вот вы встретились. А дальше?
С.З.: Встретились и разошлись. У каждого своя дорога, своя работа. Вадим вообще жил тогда не в Москве.
В.Р.: Я уже и не помню, где я тогда жил. В Швейцарии, кажется. У меня очень веселая такая история — 20 лет я провел в Европе: через Германию в Амстердам, потом Монте-Карло, Париж и Женева. Хотя при моей профессии не имеет абсолютно никакого значения, где жить, в каком городе и какой стране.
Ну да, потому что всё время гастроли.
В.Р.: Да, девяносто процентов времени так или иначе проходит в пути. Но сегодня мой якорь, такой главный якорь, конечно, там, где Светлана. Это не обязательно Москва, это может быть Милан, это может быть Токио, Сеул или Нью-Йорк.
То есть там, где Света выступает?
В.Р.: Да, где она на данный момент находится, туда и тянет. Света — мой самый сильный магнит в жизни.

На Вадиме: жилет, галстук — всё Suitsupply, рубашка Strellson

Красиво сказал. А дочка, наверное, с пеленок путешествует вместе с мамой, когда мама гастролирует?
С.З.: До 5 лет Анюта путешествовала со мной, я это очень любила. Мы как цыганский табор собирались: много сумок, чемоданов. Если у меня гастроли больше недели, то обязательно мама и Анюта со мной летели, а Вадим присоединялся к нам, где бы мы ни находились, — хотя бы на полдня, на один день он обязательно прилетал.
В.Р.: У нас со Светой разная гастрольная жизнь. Если она летит на гастроли, то это всегда большой проект, всегда репетиции, так что это как минимум неделя. А я могу за два дня со своей скрипкой в четырех странах побывать, особенно когда часовые пояса позволяют это делать.
Понятно. У дочери «гастрольная» жизнь, наверное, закончилась? Она уже школьница.
С.З.: В 5 лет Аня начала заниматься художественной гимнастикой, а в шесть с половиной пошла в первый класс. И в это время, естественно, ее путешествия со мной прекратились, потому что уже нужно было серьезно заниматься, учиться.
В хореографическое училище Аня будет поступать?
С.З.: Время покажет. Сейчас она полностью погружена в гимнастику, у нее и успехи уже есть. Она часто выступает на соревнованиях, в своей группе побеждает: и первые места уже занимает.
У дочки такие мощные гены с обеих сторон, как же без побед.
С.З.: Главное, что она сама по себе такая музыкальная девочка и…
В.Р.: …очень артистичная. И у нее есть харизма. На самом деле, когда я смотрю ее выступления, ее артистизм очень ощущается. И вводит меня и весь зал в восторг.
С.З.: Для меня важно, что ей самой нравится выступать.
Конечно, это самое главное.
С.З.: Ей нравится быть гимнасткой, ей нравится ходить на тренировки, ей нравится сам процесс. Она выступала и с мячом, и с обручем, и без предмета. Сейчас она уже взяла в руки булавы. Там всё очень серьезно. Анечка тренируется в Центре художественной гимнастики Ирины Александровны Винер в Новогорске.
Это действительно очень серьезно… Давайте вернемся к вашей истории. Итак, мимолетное видение, которое было у вас в жизни: случайно Света попала на концерт, где Вадим выступал, а потом вы пошли каждый своим путем…
С.З.: Волей судеб я снова попала на концерт Вадима. Через год. Пианист Николай Луганский, с которым мы дружим, мне позвонил и сказал, что они с Вадиком выступают вместе. Я часто приходила на концерты Николая в Москве, мы давно дружим. В общем, я побывала на этом концерте и снова пришла за кулисы поздравить Вадима… (Смеется.)

На Светлане: платье Dorothee Schumacher; На Вадиме: джемпер Uniqlo, шарф Corneliani

И опять за автографом?
С.З.: Нет, автограф уже не брала. (Улыбается.)
В.Р.: Хочу уточнить. Луганский пригласил Светлану Юрьевну на концерт, но он не сказал ей, почему пригласил.
С.З.: Чья инициатива была, ты хочешь сказать?
В.Р.: Да-да. (Улыбается.) Это была моя инициатива, просто у меня не было телефона Светы.
Всё как-то очень сложно получается. А нельзя было просто взять телефон у своего друга и коллеги Коли Луганского, позвонить и сказать: «Света, я хочу тебя увидеть»?
В.Р.: Нет.
А почему?
В.Р.: Не знаю, у нас были не такие панибратские отношения.
У вас же вообще никаких отношений на тот момент не было.
С.З.: Только на «вы».
В.Р.: Вообще я редко когда теряю дар речи, а вот тот концерт, про который в самом начале рассказала Светлана… Написать-то автограф я смог, а вот сказать… Я не помню, сказал я тебе что-то, кроме как «спасибо»?
С.З.: Не сказал.
В.Р.: Вот видишь. Как правило, те вещи, которые мы не можем объяснить, в итоге становятся главенствующими, и не стоит это анализировать и всё по полочкам раскладывать, искать причины. Безусловно, у всего есть связь. У меня было поначалу состояние шока, потом начался период гугла, когда мне было интересно узнать о Свете побольше. Я смотрел в ютюбе ее выступления. Очень хотел попасть на ее спектакль, но нас судьба не связывала еще следующие два года.
С.З.: Да-да. Мы совершенно параллельно жили.
И наконец случился этот второй концерт. Ну вы хоть пошли потом вместе поужинать?
С.З.: Такое приглашение поступило, это я хорошо помню.
В.Р.: Но ты не захотела.
С.З.: Я не захотела.
Почему?
С.З.: Мне надо было на следующий день утром идти на репетицию…
Поразительно другое: вот тебе понравился молодой человек, это очевидно, но ты, вместо того чтобы попытаться продлить мгновение встречи, как-то зафиксировать случившееся, хладнокровно говоришь: «У меня завтра репетиция, всего доброго».
С.З.: Ну конечно, а как иначе? Профессия у меня всегда была в приоритете. Впереди спектакль, и мне нужно было к нему готовиться. Чтобы полноценно работать, надо отдохнуть и выспаться.
И сколько же еще прошло времени, пока Вадим сделал шаг навстречу и пришел к тебе на спектакль — вернее, на финальные аплодисменты?
В.Р.: Еще год.
С.З.: Я была на гастролях в Токио, и Вадик там гастролировал. Я снова пришла на концерт. (Улыбается.)
Такой «концертный» у вас роман.
В.Р.: Third time lucky, как говорится.
С.З.: Да. Третий раз оказался счастливым.
Уже последовал ужин или?..
В.Р.: На ужин Света опять не пошла. Опять репетиции, спектакль… (Оба смеются.)
А не удивила тебя, Вадим, такая строгость нравов?
В.Р.: Нет. Такие вещи сами собой не происходят, нужно было терпеливо ждать. Я должен сказать, что у нас, несмотря на сложные рабочие графики, начался словесный роман.
С.З.: Телефонный роман, да. (Смеется.)
В.Р.: Мы с тех пор по шесть или семь часов каждый день разговаривали друг с другом по телефону. Хотя находились в одном городе, в Токио, только в разных отелях.
С.З: Действительно, не могли наговориться друг с другом…
В.Р.: И никто не мог…
С.З.: …первым положить трубку.
В.Р.: Положить трубку и как-то предложить: «Хочешь, я к тебе приеду или ты ко мне?»
С.З.: Да! «Давай поужинаем или пообедаем».
В.Р.: Но я думаю, что это какое-то благоговение было с обеих сторон, каждый из нас боялся какой-то не той реакции… А вот уже после тех аплодисментов на спектакле Светы, про которые я вначале говорил (это как раз случилось в Токио), мы пошли ужинать вместе — в первый раз! И тогда сразу стало понятно, что два человека друг без друга не могут существовать.
С.З.: Мы просто не могли расстаться.
В.Р.: Уже никаких вопросов больше не возникло с того дня.
Потрясающе. Ты, Света, действительно всегда была нацелена на профессию, а тут вдруг что-то щелкнуло внутри.
С.З.: Ну да. Наверное, потому что я влюбилась и в меня влюбились… Эти минуты зарождавшегося счастья, вот то мое состояние я очень хорошо помню — и всегда вспоминаю, когда много работаю и очень устаю, переживаю из-за чего-то.
В.Р.: А зачем вспоминать? Во мне до сих пор это самое состояние живет.
С.З.: Это было такое новое, неизведанное чувство… Нам не надо было друг другу ничего объяснять, всё было понятно.
Послушайте, у вас такие разные судьбы: Света с Украины, и так очень потихонечку шла к своей карьере, набирала обороты. Я знаю, что был момент, когда ты с родителями уехала в Германию, бросила хореографическое училище и не знала, чем хочешь заниматься дальше, — какие-то метания начались.
С.З.: Постоянно были метания.

На Светлане: платье Dorothee Schumacher

Ты вернулась в хореографическое училище — и потом всё только вверх, к вершинам славы: сразу главные партии в Мариинском театре, триумф в Большом, такая яркая международная карьера… У Вадима в этом смысле всё совсем иначе: в 7 лет уже началась слава. И мне, кстати, было приятно узнать, что ты, Вадим, из Новосибирска. У меня мама из Новосибирска, поэтому я чувствовал какое-то…
С.З.: …родство.
Конечно! Еще и имя Вадим, не слишком распространенное… В общем, всё настолько стремительно, сплошные победы, успехи. Ты сам чувствовал, что так и должно быть в жизни?
В.Р.: В принципе, я считаю, что мне очень повезло, удача в жизни — это очень важно.
Ну хорошо, а кроме удачи?
С.З.: Ну, это не только удача, я не соглашусь. Это прежде всего талант.
Вот-вот. Как ты, будучи подростком, юношей реагировал на такой феноменальный успех?
В.Р.: Лет до пятнадцати это были… игрушки. Я не чувствовал такого груза ответственности.
С.З.: Можно я отвечу? У Вадика, знаешь, какое воспитание? Мама его очень строго воспитывала. Я думаю, у него даже мысли не было получить звездную болезнь. Его мама строго за этим следила, она на всех занятиях Вадика присутствовала.
В.Р.: Это правда, на каждом уроке.
С.З.: Записывала все замечания педагогов.
А мама кто по профессии?
В.Р.: Медсестра.
Грандиозно!
С.З.: Да, вот понимаешь, от родителей очень многое зависит.
В.Р.: На самом деле в 11 лет я получил первую премию на престижнейшем конкурсе Венявского, где остальные участники — 18–19-летние. В это время звездная болезнь начала все-таки давать о себе знать. Несмотря на то что, с одной стороны, это всё еще игра — ведь я ребенок, с другой стороны…
С.З.: …понимание «я лучший».
В.Р.: Ну, такая игра в победы. Безусловно, мама моя приложила все свои силы к становлению меня как музыканта. Плюс у нее было еще свое понимание. Она идеалист, это такой восточный менталитет: если что-то не полностью идеально, то это катастрофа. Ее идеализм и природная мудрость диктовали ей очень многие вещи. Конечно, для нее помимо желания, чтобы я состоялся как музыкант, было важно вовремя ежовые рукавички надеть и время от времени мне напоминать, что это только первый шаг в профессии.
А были какие-то срывы?
В.Р.: Ну, я думаю, что маме было виднее, она видела какие-то проявления такого плана, но они очень быстро у меня закончились — это не было «центром», это были дуновения какие-то. Должен сказать, что я проводил со скрипкой каждый день пять-шесть часов, до этого пять-шесть часов в школе, потом занятия в консерватории, домашние задания. И обязательно общее фортепиано. Так что у меня и свободных 30–40 минут не было.
Это с какого возраста, Вадик?
В.Р.: С 9 лет.
Тебе самому нравился такой образ жизни?
В.Р.: Да. Знаешь, что нравилось? Я гастролировал. Это было что-то совершенно бесподобное. Мне нравилось, что меня, еще совсем маленького, на тихий час из детского садика забирали, потому что все должны спать, а я — в музыкальную школу. Меня забирали на уроки.
Взрослая жизнь так рано началась.
В.Р.: Да, именно взрослая жизнь, когда ты понимаешь, что ты гастролер.
А были друзья или жизнь полностью посвящалась музыке?
В.Р.: Жизнь была посвящена в основном музыке, но друзья из консерватории тоже были.
Музыканты.
В.Р.: Исключительно. Должен сказать, что костяк, который сформировался в Новосибирске, очень сильный — это мои ближайшие друзья до сих пор.
Сколько тебе было лет, когда ты переехал жить в Германию вслед за своим знаменитым педагогом Захаром Броном?
В.Р.: 17 лет.
И мама тоже поехала?
В.Р.: Да.
Мама одна тебя воспитывала, без отца?
В.Р.: Одна, да. Мы вместе уехали на какое-то время, чтобы продолжить обучение. В 17 лет я стал самым молодым за всю историю победителем Международного конкурса Королевы Елизаветы в Брюсселе. После этого очень многие двери для меня открылись, и у меня началась новая пора тех везений, которые уже формировали меня как личность.
С.З.: На самом деле, знаешь, что еще между нами общего? Моя мама, как и Вадика, посвятила мне свою жизнь. У меня же очень похожая история. Эти первые мои успехи… (Улыбается.) Мама могла меня круто осадить, если где-то мой нос задирался.
Но твоя мама в балете хорошо разбиралась, она же педагогом была.
С.З.: Да, в отличие от мамы Вадима. Мама была руководителем детских танцевальных коллективов, когда мы жили в Луцке. Любила балет, знала все имена артистов, звезд Большого театра.
В.Р: Кстати, наших мам и зовут одинаково — Галина… Есть такая поговорка: «Какая разница между образованием и мудростью? Образование — это знание, что помидоры — всё-таки фрукт. А мудрость настоящая — не класть его во фруктовый салат». Вот я должен сказать, что моя мама обладала какой-то природной мудростью, судя по тому, какие порой неожиданные решения она принимала в моей жизни.
Света давно уже москвичка. Я помню время, когда ты только переехала сюда из Питера — 17 лет назад, и мы снимали программу о тебе «Кто там…» на «Культуре».
С.З.: Я довольно легко адаптировалась в Москве. Мне близка ее энергетика.
А для Вадима?
С.З.: Мне кажется, он так и не осел в Москве.
В.Р.: Я ни к одному городу не прикипел в своей жизни, кроме, наверное, Вены. Мне кажется, в Вене очень-очень комфортно и интересно, благодатно жить. Но, повторяю, благодаря своей профессии я очень стремительно перемещаюсь по миру.

На Светлане: шуба Via Capella,топ Max&Co, юбка Nude, лоферы Bougeotte.
На Вадиме: жилет,брюки,галстук,ремень, все — Suitsupply, рубашка Strellson, обувь Pal Zileri

Но жена — прима-балерина не Венской оперы, а Большого театра. Что с этим-то делать?
В.Р.: Поэтому я в Москве. (Смеется.)
С.З.: Ну да, я не могу сказать, что Вадик очень любит Москву, как-то для него этот город пока не стал своим.
В.Р.: Я никогда в Москве не жил раньше, из Новосибирска сразу переехал в Гамбург. С тех пор очень стремительно перемещаюсь в пространстве. У меня была очень интересная история. Несколько лет назад мне позвонил Валерий Гергиев. «Ты где
20-го числа?» Я говорю: «В Нью-Йорке». — «Прекрасно! Мы, значит, с тобой в Карнеги-холле сыграем концерт». А у меня в это время концерт с Нью-Йоркским филармоническим оркестром в Линкольн-центре. В результате в первом отделении я выступил в Линкольн-центре с Нью-Йоркской филармонией (сыграл концерт Брамса), а потом переехал два квартала и уже во втором отделении вышел на сцену Карнеги-холла: сыграл концерт Чайковского с оркестром Валерия Гергиева — без репетиций, правда. По-моему, это своего рода рекорд Гиннесса: никто еще за один вечер двух концертов не давал, да еще в таких залах.
С.З.: В этом году ты умудрился три концерта за один вечер дать.
В.Р.: Это были выступления на марафоне, фестивальном марафоне.
Света, у тебя очень насыщенная творческая жизнь, при этом в прошлом году ты стала лицом косметического бренда Mezolux by Librederm. Видел рекламу с твоим участием на ТВ, фантастически получилось. Мои поздравления!
С.З.: Спасибо. Кстати, я подошла к сотрудничеству с брендом очень ответственно. Перед тем как решиться, как ты говоришь «стать лицом», я тщательно вместе с моим косметологом изучила состав, протестировала на себе кремы, побывала в гостях у производителя, так как готова рассказывать о косметике, только в которую поверю лично. И я просто влюбилась в Мезолюкс, волшебные кремы, недавно еще появились золотые патчи, которые буквально за 30 минут заставляют глаза сиять. Мезолюкс теперь занимает почетное место моей косметичке.
А все-таки как важно быть всегда красивой и элегантной при таких сумасшедших ритмах!
С.З.: Ты знаешь, Вадим, мы же в этом году отметили 10-летие нашей совместной жизни… Или 11 лет? Я уже запуталась. (Улыбается.) Но у меня ощущение, что максимум три года, ну не больше. Время так летит! Спектакли, концерты… Мы встречаемся, разъезжаемся. Эти наши бесконечные встречи и разлуки, бесконечное ожидание, опять же, наши любимые телефонные разговоры. Вадим еще такой человек, с ним как-то всё просто, легко. Мы понимаем друг друга, чувствуем друг друга. Так было с самого начала. Не нравится мне это слово — «притирка», но у нас не было даже этой притирки. Мы понимаем и чувствуем друг друга с полуслова, полувзгляда.
В.Р.: Чаще в семейных парах случается так, что один любит, а другой позволяет себя любить. Мы же всё время догоняем друг друга по уровню и градусу эмоций. И мы друг друга не пытаемся изменить. Мне кажется, в этом наш главный секрет, секрет того, что после одиннадцати лет у нас ощущение, что мы познакомились в прошлом году.
С.З.: Да, что всё только началось… а Анютка была с нами всегда!

«Ты должна не только любить свою героиню, ты должна быть ею». Интервью со Светланой Захаровой

10 ноября в эфире канала «Культура» новый «Большой балет» — масштабный проект, аналогов которому нет на российском и зарубежном телевидении. Третий сезон полон приятных сюрпризов. Одним из них станет ведущая проекта Светлана Захарова – прима-балерина Большого театра, этуаль балетной труппы миланского Ла Скала, народная артистка России, одна из самых востребованных балерин мира. В преддверии старта нового сезона наш корреспондент Юлия Зиньковская взяла у Светланы Захаровой эксклюзивное интервью.

– Светлана, вы, конечно, знаете, что третий сезон проекта «Большой балет» стартует в эфире 10 ноября. В 2016 году вы являлись членом жюри программы. Теперь примерите роль ее ведущей. Какие дополнительные возможности у вас появятся в новом для зрителей амплуа? Вы были строгой судьей, а какой телеведущей вы хотели быть?

— В новом сезоне проекта «Большой балет» я выступаю в новой для себя роли. До этого мне ни разу не приходилось быть телеведущей. Это новый опыт, новые возможности и, конечно, большая школа. Очень интересная и захватывающая. Я предстану перед телезрителями в совершенно новом образе. И не в одном. Семь съёмочных дней и семь совершенно разных образов…

В прошлом сезоне я участвовала в качестве члена жюри в одной из передач. Честно говоря, я не была строгой к артистам. Я знаю эту профессию изнутри и знаю, какой это труд. Да и критиковать своих коллег мне всегда не по душе. Совсем другое дело – быть ведущей. Здесь мне надо будет выступать в роли как бы защиты, адвоката артистов. Члены жюри должны будут видеть и исправлять недостатки выступающих. А я по мере возможности и надобности буду их защищать.

— В составе жюри этого года легендарный Лоран Илер. В одном из интервью вы вспоминали, как танцевали с ним Жизель в «Гранд-опера». Хотели бы снова встретиться в танцевальном дуэте?
— Лоран – потрясающий танцовщик и актер. Да, я люблю вспоминать тот спектакль, который мы вместе танцевали на сцене «Гранд-опера». Он один из тех немногих партнеров, который помог мне совершенно по-иному прочувствовать и пережить роль. К сожалению, Лоран закончил свою карьеру как танцовщик и сейчас занимает пост директора балета. Так что я даже не мечтаю о том, чтобы снова выйти с ним в дуэте.

– Значительная часть проекта отведена современной хореографии. Современный танец помогает раскрепоститься, выйти за рамки…Но не может ли чрезмерная свобода помешать молодым участникам проекта?

— Без сомнения, нет! Наоборот, для меня было большим открытием, когда я видела, как меняются ребята. Какая метаморфоза происходила на съемочной площадке! Как они раскрепощались и раскрывались по-новому! Но, признаться честно, в современной хореографии лучшим показался тот, кому больше повезло с хореографом и его постановкой. От профессиональных, но строгих членов жюри ничего не скрыть. Так что порой доставалось не только исполнителям, но и самим хореографам.

— Вы танцевали «Лебединое озеро» более чем в десяти версиях на разных сценах мира, но тем не менее являетесь любительницей экспериментов, новинок современного танца. Когда, по вашему мнению, молодой танцовщик имеет право начинать «отступать от классических канонов» и уходить в современность?

– Молодой танцовщик обязан сегодня уметь все: исполнять профессионально классические балеты и на том же уровне современную хореографию. Одно другому не мешает. Наоборот, обогащает. А когда нужно будет полностью переключиться на современный балет – это каждый решает сам. Зависит от формы, сил и физических возможностей. Не секрет, что ничего нет сложнее классического балета. И не каждый может долго удерживать себя в форме на должном уровне. Поэтому многие артисты, дабы продлить сценическую жизнь, переключаются на современный балет.

— Две ведущие сцены мира (Большой театр и Ла Скала), стали «домашними» для вас. В чем разнятся выступления на российской и иностранной публике? Какой зритель вам по душе?

— Тем зрителям, которые приходят на мои спектакли, не важно, где я выступаю. Для меня все по душе. Как может быть иначе, я же для них танцую! Я всегда благодарна моим зрителям за их внимание, поддержку. Меня захватывает стремление завоевывать новую публику. И каждый раз удивлять!

– Какие любимые балетные партии у вас есть? Или за годы выступлений весь репертуар стал «любимым»?

– Скорее скажу так: за годы выступлений я отсекла не интересные для меня роли. И не танцую их больше. Я считаю, что невозможно себя обманывать, если я не чувствую роль и образ, то публике тоже будет неинтересно. Если ты выходишь на сцену, ты должна не только любить свою героиню, ты должна быть ею.

– Каков в вашем представлении идеальный партнер? Вы танцевали с огромным количеством замечательных танцовщиков…

– Да, мне очень повезло с партнерами. С 17 лет я танцую главные партии в балетах и, конечно, не сразу все получалось. Я безмерно благодарна мои партнёрам за терпение, за то, что вызывали во мне большие эмоции и чувства во время репетиций и на спектаклях, за то, что научили меня быть собранной, за то, что они были всегда рядом, поддерживали и ловили…

— В проекте «Большой балет» парой станут танцовщики из разных театров и даже стран! Кто-то участвует со своим постоянным партнером, а кто-то – с приглашенным. У каких пар больше шансов на успех?

– Никогда не известно. Конечно, легче тем, кто постоянно вместе танцует. Особенно было трогательно видеть на проекте пары, которые не только на сцене, но и в жизни вместе. Парни в таких парах очень отличаются. Они как-то невольно больше переживают за свою партнёршу, стараются в дуэтах быть крайне внимательными, не выпячивают себя, а, как настоящие джентльмены, ставят свою даму вперед. Даже если бы они молчали о своих отношениях, мы бы все равно заметили такие пары.

– В этом году в программе появился новый раздел под названием «Балетная энциклопедия». Зрители смогут узнать, из чего складывается то или иное балетное па. Будете ли показывать «Энциклопедию» и выпуски программы своей маленькой дочери?

– Конечно! Анечка очень ждет, когда сможет увидеть проект.

— Расскажите, в каких еще проектах вы заняты сейчас. Чем порадуете поклонников вашего творчества в ближайшее время?

— В данный момент параллельно с выступлениями я начала подготовку к новому сольному проекту, премьеру которого планируем показать в Большом театре в конце июня. Это будут два одноактных балета, совершенно разных по стилю и тематике. У нас уже прошли первые репетиции балета на музыку Генделя, который поставил хореограф Мауро Бигонзетти. Второй балет будет ставить для меня Юрий Посохов.

Я сейчас не готова полностью раскрыть все подробности постановки. Так как пока идет работа над написанием либретто и музыки. Могу только сказать, что спектакль будет о моде, точнее, о великой женщине, которая изменила мир моды. Я с огромным нетерпением жду начала репетиций. И надеюсь, что все, что мы задумали, состоится.

Светлана Захарова, биография, новости, фото

Биография Светланы Захаровой

Светлана Захарова – известная украинская и российская балерина, обладатель премий «Золотая маска» (1997, 2000) и Государственной премии РФ (2006), Заслуженная и Народная артистка РФ (2008). Прима-балерина Мариинского театра (1996-2003), Большого театра (с 2003) и итальянского театра «Ла-Скала» (с 2008). За свои роли Светлана не раз получала премию «Бенуа танца» – подобие балетного «Оскара». На фото: Светлана Захарова

Детство

Светлана Захарова появилась на свет 10 июня 1979 года в Луцке, Украинская ССР. Ее отец был военнослужащим, а мама работала учителем в местной танцевальной студии. Именно благодаря матери девочка полюбила балетное искусство и на ее занятиях разучила свои первые па. Светлана Захарова в детстве В 10 лет Светлане удалось поступить в Киевское хореографическое училище, где она проучилась 6 лет в классе Валерии Селугиной. После окончания учебы девушка приняла участие в престижном танцевальном конкурсе «Vaganova-Prix» в Санкт-Петербурге и заняла второе место, уступив лидерство более опытной балерине. Светлана Захарова в молодости и сейчас Выступление одаренной девушки не прошло мимо внимания экспертов, и после конкурса Светлана получила предложение продолжить обучение в Академии русского балета имени А. Я. Вагановой в Санкт-Петербурге, причем сразу с последнего курса. На следующий год, в 1996-м, юная балерина уже выступала в Мариинском театре, где ее наставницей стала Светлана Моисеева.

Карьера балерины

Первым серьезным выступлением Захаровой на сцене прославленного петербургского театра стала постановка «Бахчисарайский фонтан» (1996), где она перевоплотилась в чувственную и нежную Марию. Светлана Захарова в постановке спектакля «Жизель» Несмотря на отлично проделанную Светланой работу, специалисты уверены, что настоящий успех балерине принесла роль в спектакле «Жизель» (1997), где она исполнила ведущую партию. Примечательно то, что подобные роли достаются лишь опытнейшим профессионалам. Выступление Светланы произвело фурор, ведь на Мариинской сцене еще не было случаев, когда столь юная танцовщица так легко справлялась с этой сложнейшей партией. Светлана Захарова на репетиции Уже в 18 лет Захарова стала примой Мариинского театра, что само по себе является уникальным случаем. Грациозная и хрупкая девушка получала ключевые роли в таких классических постановках, как «Лебединое озеро» (1998) «Спящая красавица» (1999) и «Дон Кихот» (2000). Новый взлет в карьере балерины произошел в 2001 году, после знакомства с педагогом из Германии Джоном Ноймайером. Благодаря ему она получила основную роль в его балете «Тогда и теперь» («Now and then»). После выступления у Захаровой не осталось сомнений, что она способна осилить не только классику, но и современные танцы. Светлана Захарова, Николай Цискаридзе и Владимир Путин После триумфального сезона на родине Захарова блистала и во время зарубежных гастролей. Ее танцем можно было насладиться в Нью-Йорке, Лондоне, Мюнхене, Неаполе. На сцене прославленной Парижской оперы в конце 2001 года Светлана трижды станцевала в балете «Баядерка», поставленном Рудольфом Нуриевым. В конце 2002 года Захарова исполнила па-де-де из «Жизели» в дуэте с главным танцовщиком Большого театра Николаем Цискаридзе.

В 2008 году Захаровой предложил заключить контракт знаменитый театр Милана «Ла Скала» – она стала первой русской балериной, удостоившейся такой чести. В эти годы Светлана также продолжила выступления на сцене родного Большого театра, где выступила в постановках «Герой нашего времени», «Дама с камелиями» и «Легенда о любви». Светлана Захарова в роли Наташи Ростовой на первом балу (Сочи, февраль 2014) В 2013 году прославленная балерина оказалась вовлечена в неприятный скандал: она отказалась танцевать в спектакле «Онегин» во втором составе. Этот конфликт с руководством связали с последовавшим уходом директора Большого театра Анатолия Иксанова со своего поста. В 2014 году Светлану пригласили выступить на открытии Зимних Олимпийских игр в Сочи, она изобразила Наташу Ростову на первом балу.

Общественная деятельность

В 2007 году помимо своей танцевальной деятельности Захарова решила заняться политикой – стала депутатом Госдумы и вошла в состав партии «Единая Россия». В правительственном органе она занималась разработкой общественных проектов до 2012 года, после чего призналась, что хочет заниматься только балетным искусством. Иосиф Кобзон и Светлана Захарова во время работы в Государственной Думе За время работы в органах власти балерина учредила специальную стипендию лучшим студентам Саратовского колледжа искусств. Она считает, что важно материально поддерживать юных дарований, которые стремятся поразить мир своей грацией и красотой. Помимо этого Захарова является соучредителем бюджетного фонда «Талант и успех» в поддержку юных дарований в сфере искусства. Эксклюзивное интервью. Светлана Захарова

Личная жизнь Светланы Захаровой

Со своим будущем мужем – скрипачом Вадимом Репиным – балерина познакомилась после его концерта. Она была так впечатлена выступлением музыканта, что подошла к нему, чтобы попросить автограф. В следующий раз они увиделись только через год, и снова заинтересовались друг другом. Пара не афишировала дату своей свадьбы, а в 2011 году у Репина и Захаровой родилась замечательная дочка Аня. Светлана Захарова с мужем Вадимом Репиным Балерина вернулась на сцену, когда ребенку не было еще трех месяцев, и признавалась, что поначалу ей было очень тяжело восстановиться. Все свободное время Светлана посвящает семье и заботам о дочери. Чтобы надолго не оставлять Аню, она часто берет ее с собой на гастроли и, как делала когда-то ее мама, посвящает дочку в таинство балета.

Светлана Захарова сейчас

Светлана Захарова уверенно продолжает свою танцевальную карьеру. В 2017 году на сцене Большого театра балерина представила свою новую сольную программу под названием «Amore», а в 2018 году продолжила участие в постановках Большого театра и миланского театра Ла-Скала. Светлана Захарова в сольной программе «Amore»

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*