admin / 04.02.2020

Bpym жизнь французской домохозяйки инстаграм

Как проходят будни французской домохозяйки?

Надежда Помье россиянка. Живет во Франции около 20 лет. О себе говорит так:

Живу во Франции, ращу сад, строю дом, люблю мужа и котиков.

Надежда Помье

Надежда делится историей своего замужества:

Самое смешное, что выходила я замуж по серьезному расчету — искала тихой гавани от проблем, внезапно потерянной работы, «братков», участкового с его вечными вымогательствами взяток, и точно так же вечно разбитых стекол в машине, экономического кризиса, патологически недееспособного и всегда безработного мужа (три дела у него было: выгуливать собаку, ходить в магазин и жаловаться, что все козлы, и его не любят). То есть я искала: а) надежного, б) непротивного, в) не самого бедного, но и не супер-богатого, г) психически устойчивого. Возраст — не важно, профессия — не важно, страна — не важно. Надеясь, что если условия совпадают, потом с этим можно будет как-то разобраться.

Дальше все знают: объявления на сайтах, триста писем в день, из них половина от проповедников-любителей почесать языки, откровенных идиотов, еще более откровенных идиотов — совсем клиники. Но зато отлично подтянула письменный английский и даже начала более-менее бегло читать по-итальянски.

Потом образовалось несколько более-менее реальных кандидатов, которые тоже постепенно отпадали по категориям ненадежности, излишней богатости или гораздо более выпирающей в живую, нежели на фотографии, противности. Остался один — мой француз. Я его даже особо не рассматривала. Ну пишет, ну звонит, сколько их таких. К тому же он почти моего возраста, а к таким у меня отношение было: усыновить, что ли? И вот первое письмо я получаю в сентябре, а в октябре после долгих изысканий повода, «почему ко мне ну ни как нельзя приехать», я уже стою в Шереметьево, встречаю своего француза. Приехал-таки. Сам себе оформил приглашение через Нувель Фронтьер.

Неделю он ходит за мной, как мелкий щенок и смотрит большущими глазами, но ничего не говорит, только слушает внимательно и выполняет расписание экскурсий с точностью до секунды. Уезжает, звонит, пишет письма, в декабре приглашает на Рождество. Я уже начинаю понимать, что кандидат вроде бы совсем хороший попался, и сетке требований соответствует. Лечу во Францию. В Лионе меня встречает Винсент, везет в Дижон на машине и с корабля на бал я попадаю в бургундский замок восемнадцатого века — к свекрови на блины (в смысле, на фуа-гра и немедленно полюбившиеся мне красные бургундские вина, хотя теперь я прониклась местным Пашранком и некоторыми сортами Каора, не путать с Кагором).

Разглядывая интерьер родительского замка, я думала что все, влипла — кандидат тоже не проходит по пункту «слишком богатый» и надо начинать поиск заново. Но Винсент мои сомнения рассеял. Семья у них очень даже средняя по доходам, а замок достался в наследство, не бросать же его, да и мама здесь родилась и выросла. Я извинения приняла с благосклонностью, к тому же родители мне сразу понравились — милейшие люди, обходительные, очень скромные.

Супруг Надежды вместе с котом Фламом

Потом неделя кончилась и надо было улетать.

Выхожу я в Шереметьево в зону паспортного контроля, а вокруг — милиционеры, милиционеры…. Тут я поняла, что надо что-то делать. Приезжаю домой — звонит Винсент и зовет меня жениться. Меня даже не надо было науськивать! Выходить замуж мне хотелось прямо по телефону!

Январь я пробегала с переводами документов и прочими мелкими формальностями, Винсент выслал мне билеты и деньги на оплату услуг туристического агентства, в начале февраля я простилась со всеми (включая бывшего мужа, который хотел меня честно убить, но не решился), и в начале марта у нас была очень миленькая свадьба.

И вот потихоньку за всеми этими мелкими событиями я в своего мужа влюбилась. То есть расчет оказался верным, в качестве спутника жизни он просто уникальный. Берет все на себя, но всегда прислушивается к моему мнению, помогает во всем (особенно сейчас, когда я развлекаюсь переделкой полутора гектар пастбища в английский парк), кормит семью и делает карьеру, любит моего кота и больше всех — меня.

И еще у меня нет вообще никаких обязанностей, зато все права, и если, увлекшись лепкой глиняной посуды в соседней мастерской (вот тоже люди: тратят свое время, чтобы меня учить, дают станок в мое распоряжение, обжигают — бесплатно!) не успеваю приготовить ужин — ответ всегда один: ничего, сейчас что-нибудь сообразим быстренько. Или в ресторан пойдем, а? Ну как такого не любить, скажите мне пожалуйста?

Так что теперь я склоняюсь к мысли, что завязываясь на серьезные семейные отношения лучше исходить из соображений рассудочных, а не гормональных. А потом может все очень даже славненько получиться — если, конечно, не грезить эфиопскими страстями. В предыдущих браках все начиналось именно с них, а потом я замечала, что любви становится с каждым днем меньше и меньше, а раздражающих факторов — все больше и больше. А если начинать с в точности наоборот: искать человека, который тебя ничем не раздражает, и при этом любит — женское же сердце не камень, может и проникнуться ответным чувством? У меня по крайне мере получилось, и я очень этому рада.

Дом Надежды во Франции

Восемнадцать лет назад они с мужем купили старую ферму в маленькой деревушке в Гаскони, служившую хозяевам дачей, без отопления, с сеновалом на чердаке и гектаром пастбища.

И вот тут происходит просто удивительная история: Всего два человека, выпускница института культуры и программист, своими руками шаг за шагом превратили эту старую ферму в прекрасный дом. Здесь все сделано их руками: и лестницы, и бассейн, и мебель… Бывшее пастбище преобразилось в изумительный сад. Этот сад особая гордость Надежды. По нему теперь даже водят экскурсии.

Было… Стало.

Теперь, глядя на прекрасный ухоженный дом с садом, кажется, что все в нем существует так уже очень давно. Настолько безупречно, в каждой, даже самой малой детали.

Главными действующими лицами в аккаунте инстаграм выступают три кота породы мейн-кун.

Самый юный Флам

Вожак Шафран

И умудренный годами Элвис

Утро французской домохозяйки начинается как и у всех: в ванной комнате. Различие лишь в том, что каждый миллиметр в ней сделан ее руками.

Утро у французской домохозяйки стандартное, как у всех

Исторически сложилось, что в четверг в доме перестилаются постели.

У Надежды в доме есть свои «хозяйственные традиции»

Затем — прачечная. Разгружается одно, загружается другое, складывается третье. Вечный вопрос: «Откуда берется такое количество стирки?» волнует и домохозяйку во Франции.

Комната для стирки

Забег с пылесосом по первому этажу — каждодневное занятие Надежды. Туда коты приносят весь мусор из сада, пылесосить приходится по два раза в день.

Смотрите, какой удобный и компактный пылесос

В обязанности домохозяйки Надежды входят также и функции консьержки: коты друг за другом требуют внимания — то впусти одного в дом, то выпусти…

Кот Элвис просится на улицу

Меняет воду в вазах, протирает пыль.

Сама нежность в интерьере

Пальмам на фото уже 18 лет, Надя сажала их еще семечками.

Сад Надежды, который она высадила сама. Прогуляться бы в нем!

В ее каждодневном расписании — уход и полив сада.

Какая приятная обстановка, оказаться бы там!

После продуктивной работы в саду и на участке Надежда спешит на зумбу.

Надежда обожает спорт. Заметьте, она в прекрасной физической форме

Силовых упражнений ей вполне хватает в саду, а вот аэробные приходится добирать прыжками под музыку дома и на аквааэробике раз в неделю в соседнем городке.

Надежда много читает, путешествует вместе с мужем, увлекается фотографией.

И каждый день ее начинается с самого рассвета: столько дел нужно успеть сделать.

Думаете, Надежда спит до обеда? Нет, она рано встает, чтобы все успевать

Такие люди и их истории вдохновляют. Как пример того, что все в своей жизни можно сделать, если этого хотеть и трудиться для достижения.

Фото личный архив Надежды

Рубрика «Замуж за рубеж»

в журнале WWWoman — http://newwoman.ru

    ВТОРНИК, 1 ИЮЛЯ, 2003
    НАДЕЖДА ПОММЬЕ (ФРАНЦИЯ)
    algambra@wanadoo.fr

    ЖИВУ НА ФЕРМЕ В ПРЕДГОРЬЯХ ПИРЕНЕЕВ
    КАК Я ВЫШЛА ЗАМУЖ ЗА ФРАНЦУЗА


    Вид на поселок и наш дом (на переднем плане)

    Добрый день, Ольга! Меня зовут Надежда, я живу во Франции почти пять лет и, случайно забредя на ваш сайт, естественно, сразу принялась читать рубрику «Замуж за рубеж» — интересно посмотреть, как у кого складывается жизнь «в чужих людях».

    Создается впечатление, что у россиянок (за несколькими исключениями) с Францией не получается романа, да что там романа — даже просто нормальных отношений. Почему-то люди рассуждают о туфлях на шпильках и косметике, но мало кто говорит о французах, которые собственно и делают эту страну удивительно комфортной и приятной для проживания.

    Сначала мне было довольно трудно — с нулевым языком (с мужем мы говорили на английском) и удаленностью от населения (жили в спальном пригороде Тулузы, машины у меня еще не было и большую часть времени я воспитывала кота 🙂 Но уже через пару недель выяснилось, что буквально все соседи-пенсионеры при известии, что рядом с ними поселилась русская, тихо млеют и готовы часами выслушивать мой французский, который попервоначалу состоял из «бон жур» и «мерси». И повторять каждую фразу по тридцать раз, чтобы я поняла. И догадываться, что я хочу сказать, и корректировать на ходу грамматику и акцент.

    Когда мои русские друзья уверяли меня в голос, что французы — поголовные националисты и иностранцы им как кость в горле, я всякий раз думала хотя бы и о продавщице в нашей булочной, которая меня встречала так, словно я ей родная, и с гордостью говорила другим посетителям, что вот, у нее появилась клиентка из России. Это были, в общем, чужие люди, а то, что происходило и происходит в семье мужа в отношении меня стало каким-то культурным шоком: два моих предыдущих российских брака сопровождались мягко говоря натянутыми отношениями со свекровями, здесь меня постоянно хвалят, любят, задаривают подарками и воздвигают на постамент, с которого мне хочется тихо сбежать — но не получается. Свекровь даже начала учить немного русский — дабы «приблизиться к великой русский культуре». И вот как-то потихоньку на такую повальную доброту я начала отвечать тем же.

    На самом деле это неправда, что во Франции «Как дела?» — лишь стандартное приветствие и на ответ наплевать. Всем хочется рассказать что-то, в конце концов, и тему всегда можно развить — здоровье, дети, работа, неважно что — люди тут же меняются и через пять минут выясняется, что собеседник — очень симпатичный человек, и тот факт, что ты не своя, уже никого не волнует. Заодно можно и язык выучить за пару месяцев — совершенно бесплатно, и еще в гости будут приглашать, и угощать всякой вкуснятиной!

    Мне кажется, в любой стране надо помнить, что люди — они везде люди, что поведенческие различия легко преодолимы, что со своим уставом в чужой монастырь не ходят, и, как недавно заявил мой муж, коренной бургундец и любитель Воз-Романе и Меркюре удачных годов, готовясь к поездке в Россию: «С рускими мы будем пить водку!»

    Может быть, у меня все складывается совершено нестандартно, но с момента знакомства с моим мужем до сегодняшнего дня мы ни разу не поссорились. Как-то нет повода, и все. В России для своих предыдущих я была девушкой с тяжелым характером, резкой и чуть ли не грубой. Здесь меня называют ангелом, носят цветы, пишут стихи и считают лучшей в мире женой. Вот и разберись, кто ты после этого 🙂 Уже три года, как мы купили свой дом в предгорьях Пиренеев, старинную ферму с огромным садом и массой строительных работ в процессе и на горизонте. Каждый вечер муж возвращается после своих 80-ти км в одну сторону до работы, оглядывается кругом и удовлетворенно заявляет: «Рай — здесь!» Звучит несколько претенциозно, но это правда — горы, тишина, овцы где-то бубенчиками звенят… Какие там Альпы, измученные туристами!

    Ехать надо к нам — тут тебе и Биарриц под боком, Атлантика с классными волнами для виндсерфинга, и Средиземноморье недалеко, особенно самая красивая часть в районе Кольюра, и все альбигойские замки, и страна басков, и Испания в тридцати километрах. Когда коллеги мужа спрашивают его, куда мы поедем кататься на лыжах, он честно отвечает: к себе — потому что лыжный курорт в тридцати минутах. А рядом с моим супермаркетом — термальная станция. То есть можно просто никуда не уезжать. Хотя мы любим выбраться подальше, и, пользуясь служебным положением супруга (постоянные командировки по всем континентам) я периодически падаю ему на хвост — и ему не так скучно по вечерам, и мне интересно мир посмотреть.

    Но домой возвращаться всегда здорово: выходит встречать перекормленный соседкой кот вперевалочку, сад весь запущенный и пахнет жимолостью, или розами, или магнолиями — смотря по сезону, потом приходит соседка — вернуть недоеденное котом, я ей всегда привожу мелкие сувениры, она начинает отмахиваться всеми руками и убеждать меня, что это не потому, что она берет Миста на пансион, что я должна ей каждый раз что-то привозить в подарок, на что я по заведенной традиции говорю, что надо извлекать выгоду (это дословно, по-французски звучит мягче) из наших вылазок, и она, смягченная напором, соглашается. У нас деревенька почти вымирающая — все старички под восемьдесят, молодежь уезжает жить в городки покрупнее и мы для местных стали главным событием за последние двадцать лет. Потому нас заваливают свежими яйцам, овощами, фруктами, отдают в подарок всякие с их точки зрения ненужности, которые в антикварных лавках стоят кучу денег, и радуются, увидев свою, скажем, винную бочку, в виде фонтанчика с акватическими растениями. Ну мы тоже стараемся им помогать — где взять с собой в магазин за покупками, или отвезти на прием к врачу, по хозяйству какие-то мелочи — перенести тяжелое, починить сломанное…То есть отношения со всеми складываются настолько идиллические, что даже плюнуть некуда — все тишь, гладь, божья благодать.


    Вид с виноградника (который еще надо восстановить)

    Вот представьте себе: за тридцать лет в России все, что я выучила о добрососедстве — что его не бывает. Одна моя московская соседка, добрая тетушка лет пятидесяти, имела привычку писать заявления в милицию, что я незаконно пользуюсь мобильным телефоном (?). Другая — что я проживаю без регистрации. Третья — напившись до беспамятства ломилась в мою дверь, требуя приюта на ночь от такой же в беспамятстве дочери. Моя бедная мама держала рядом с дверью топор на случай ночных визитов соседа с просьбой «налить». Не говоря о вечных бабушках на лавочке у подъезда, зорко бдящих кто, где и с кем. А тут как-то настолько иначе складывается, что самой непонятно — это правда или я сплю? Это я не к тому, что россияне плохие — наверное, они просто несчастные потерявшиеся люди, но вот такие вот отношения человечные, спокойные — они существуют, теперь я знаю точно!

    Самое смешное, что выходила я замуж по серьезному расчету — искала тихой гавани от проблем, внезапно потерянной работы, «братков», участкового с его вечными вымогательствами взяток, и точно так же вечно разбитых стекол в машине, экономического кризиса, патологически недееспособного и всегда безработного мужа (три дела у него было — выгуливать собаку, ходить в магазин и жаловаться, что все козлы, и его не любят). То есть я искала: а) надежного, б) непротивного, в) не самого бедного, но и не супер-богатого, г) психически устойчивого. Возраст — не важно, профессия — не важно, страна — не важно. Надеясь, что если условия совпадают, потом с этим можно будет как-то разобраться. Дальше все знают: объявления на сайтах, триста писем в день, из них половина от проповедников-любителей почесать языки, откровенных идиотов, еще более откровенных идиотов — совсем клиники. Но зато отлично подтянула письменный английский и даже начала более-менее бегло читать по-итальянски. Потом образовалось несколько более-менее реальных кандидатов, которые тоже постепенно отпадали по категориям ненадежности, излишней богатости или гораздо более выпирающей в живую, нежели на фотографии, противности. Остался один — мой француз. Я его даже особо не рассматривала — ну пишет, ну звонит, сколько их таких. К тому же он почти моего возраста, а к таким у меня отношение было: усыновить, что ли? И вот первое письмо я получаю в сентябре, а в октябре после долгих изысканий повода, почему ко мне ну ни как нельзя приехать, я уже стою в Шереметьево, встречаю своего француза. Приехал-таки. Сам себе оформил приглашение через Нувель Фронтьер.

    Неделю он ходит за мной, как мелкий щенок и смотрит большущими глазами, но ничего не говорит, только слушает внимательно и выполняет расписание экскурсий с точностью до секунды. Уезжает, звонит, пишет письма, в декабре приглашает на Рождество. Я уже начинаю понимать, что кандидат вроде бы совсем хороший попался, и сетке требований соответствует. Лечу во Францию. В Лионе меня встречает Винсент, везет в Дижон на машине и с корабля на бал я попадаю в бургундский замок восемнадцатого века — к свекрови на блины (в смысле, на фуа-гра и немедленно полюбившиеся мне красные бургундские вина, хотя теперь я прониклась местным Пашранком и некоторыми сортами Каора, не путать с Кагором). Разглядывая интерьер родительского замка, я думала что все, влипла — кандидат тоже не проходит по пункту «слишком богатый» и надо начинать поиск заново. Но Винсент мои сомнения рассеял — семья у них очень даже средняя по доходам, а замок — так, достался в наследство, не бросать же его, да и мама здесь родилась и выросла. Я извиненья приняла с благосклонностью, к тому же родители мне сразу понравились — милейшие люди, обходительные, очень скромные. И готовят там вкусно! Мы теперь со свекровью обмениваемся рецептами — я ее учу готовить пельмени, сациви из курицы и торт «Наполеон», а она меня — всему остальному. И постоянно жалуемся друг дружке, что после каждого семейного торжества приходится неделю сидеть на диете, потому что весы фиксируют хороший прирост на откорме.


    У нас дома

    Из Дижона мы поехали в Париж (это еще в Москве я постоянно отвечала на наивные вопросы Винсента о реалиях советской жизни «You are not in Paris, my darling»), так что привезя меня на Трокадеро поздно вечером и любуясь, как я выпучиваю глаза на Эйфелеву башню, украшенную к праздникам, вполне резонно заметил, что «Finally, you ARE in Paris, my darling». Оставалось только согласиться. Я робко попыталась заметить, что вот у нас говорят: «Увидеть Париж, и умереть», на что заведомо получила: «Ну это мы еще посмотрим». Потом мы уехали в Тулузу, полазали пару дней по горам, посмотрели катарские замки, смотались на атлантическое побережье, в Бордо, потом неделя кончилась и надо было улетать.

    Выхожу я в Шереметьво в зону паспортного контроля, а вокруг — милиционеры, милиционеры…. Тут я поняла, что надо что-то делать. Приезжаю домой — звонит Винсент и зовет меня жениться. Меня даже не надо было науськивать! Выходить замуж мне хотелось прямо по телефону! Январь я пробегала с переводами документов и прочими мелкими формальностями, Винсент выслал мне билеты и деньги на оплату услуг турагентства, в начале февраля я простилась со всеми (включая бывшего мужа, который хотел меня честно убить, но не решился), и в начале марта у нас была очень миленькая свадьба. С медовым месяцем, правда, не получилось: судоходная компания, которая должна была нас отвезти на Корсику, впала в состояние забастовки, а в качестве горячего привета от населения Марселя мы получили выпотрошенную до нитки машину. Так что мы мирно вернулись в Тулузу и на Корсику поехали месяцем позже, когда нам заплатили страховку и моряки кончили бастовать. Получилось даже лучше: в марте на Корсике уже хорошо, но еще прохладно ночами.


    Муж. Долина Гаронны в Испании

    И вот потихоньку за всеми этими мелкими событиями я в своего мужа влюбилась. То есть расчет оказался верным — в качестве спутника жизни он просто уникальный — берет все на себя, но всегда прислушивается к моему мнению, помогает во всем (особенно сейчас, когда я развлекаюсь переделкой полутора гектар пастбища в английский парк), кормит семью и делает карьеру, любит моего кота и больше всех — меня. И еще у меня нет вообще никаких обязанностей, зато все права, и если, увлекшись лепкой глиняной посуды в соседней мастерской (вот тоже люди: тратят свое время, чтобы меня учить, дают станок в мое распоряжение, обжигают — бесплатно!) не успеваю приготовить ужин — ответ всегда один: ничего, сейчас что-нибудь сообразим быстренько. Или в ресторан пойдем, а? Ну как такого не любить, скажите мне пожалуйста? Как говорит моя мама: ноги мыть и воду пить.


    Мои бананы (мааааааленькие!)

    Так что теперь я склоняюсь к мысли, что завязываясь на серьезные семейные отношения лучше исходить из соображений рассудочных, а не гормональных. А потом может все очень даже славненько получиться — если, конечно, не грезить эфиопскими страстями. В предыдущих браках все начиналось именно с них, а потом я замечала, что любви становиться с каждым днем меньше и меньше, а раздражающих факторов — все больше и больше. А если начинать с в точности наоборот: искать человека, который тебя ничем не раздражает, и при этом любит — женское же сердце не камень, может и проникнуться ответным чувством? У меня по крайне мере получилось, и я очень этому рада. Чего и всем желаю!
    Надежда Поммье

    НАПИСАТЬ АВТОРУ: algambra@wanadoo.fr

    ПЕРСОНАЛЬНЫЙ САЙТ НАДЕЖДЫ ПОММЬЕ Опубликовано в журнале «WWWoman» — http://newwoman.ru 01.07.2003

    СЛЕДУЮЩАЯ ПУБЛИКАЦИЯ НАДЕЖДЫ ПОМЬЕ ОТ 15 СЕНТЯБРЯ 2003 ГОДА:
    КУЛИНАРНЫЕ ПРИСТРАСТИЯ ФРАНЦУЗОВ И РЕЦЕПТЫ ФРАНЦУЗСКОЙ КУХНИ

    СЛЕДУЮЩАЯ ПУБЛИКАЦИЯ РУБРИКИ «ЗАМУЖ ЗА РУБЕЖ»:

    ИРИНА КАРАСАВА (ЯПОНИЯ)
    ИСТОРИЯ ВИРТУАЛЬНОГО ЗНАКОМСТВА
    С ЯПОНСКИМ МУЖЧИНОЙ

    ПРЕДЫДУЩАЯ ПУБЛИКАЦИЯ РУБРИКИ «ЗАМУЖ ЗА РУБЕЖ»:

    НАТАЛЬЯ (КАНАДА, ВАНКУВЕР)
    БРИТАНСКАЯ КОЛУМБИЯ БЫЛА СТРАНОЙ МОЕЙ МЕЧТЫ
    КРАТКИЙ ЭКСКУРС В ЗАГАДОЧНУЮ КАНАДСКУЮ ДУШУ

    ЖЕНСКИЙ КЛУБ

    ВСЕ ПИСЬМА РУССКИХ ЖЕН ИЗ-ЗА РУБЕЖА

    ЖЕНСКОЕ ОДИНОЧЕСТВО

    СЛУЖБА ДОВЕРИЯ

    ГОРОСКОП НА НЕДЕЛЮ

Натали Бэй

Краткая биография

Натали Мари Андре Бэй родилась в семье художников 6 июля 1948 года во Франции, в Мэнвиле. С юности девочка увлекалась танцами и в 14 лет стала заниматься в школе танцев в Монако. В 17 лет девушка рванула в Америку, в Нью-Йорк, где несколько лет работала танцовщицей в коллективе, гастролируя по стране. Вернувшись на родину, Натали решила стать актрисой и получить образование: она училась драматическому искусству у знаменитого Рене Симона, а также занималась в парижской консерватории.

Дебют в кино состоялся в 23 года, когда на экраны вышла драма «Фостин и прекрасное лето» (1971), где Бэй исполнила крошечный эпизод. Через два года актриса появилась в ленте знаменитого француза Франсуа Трюффо «Американская ночь» (1973) в роли Джоэл. Парадоксальный фильм о том, как снимают фильм, стал сенсацией года, завоевав множество фестивальных наград, в том числе и «Оскар». Для 25-летней Натали Бэй эта картина стала отличным стартом. Начинающей актрисой заинтересовались лучшие независимые режиссеры Франции и других стран, имеющие в своем арсенале фестивальные награды. На следующий год актриса уже блистала в главной роли в драме Мориса Пиала «Открытая пасть» (1974) и вместе с Изабель Аджани в комедии Клода Пиното «Пощечина» (1974). Натали также приглашает Ален Кавалье в свою комедию «Полный бак бензина высшего качества» (1975). Следом в 1976-ом 28-летняя актриса играет знаменитую девушку с вишенкой в скандальной ленте Марка Феррери о борьбе героя Жерара Депардье с феминизмом «Последняя женщина» (1976). А также воплощает роль чувственной Софи в любовной драме Надин Трентиньян «Свадебное путешествие» (1976). Бэй часто снимается у Трюффо – она играет в его культовой картине «Мужчина, который любил женщин» (1977), а следом – вместе с самим режиссером в актерском дуэте в фильме «Зеленая комната» (1978), где Трюффо сыграл журналиста, вернувшегося с войны, а Натали – прекрасную Сесиль, повстречавшуюся ему в мирной жизни. К 30 годам Натали Бэй уже слыла музой европейского кино. Но роль Дениз Римбо, переживающей разрыв с возлюбленным, в культовой ленте Жана-Люка Годара «Спасай, кто может (свою жизнь)» приносит 32-летней актрисе ее первый «Сезар». Второй раз обладательницей этой престижной премии Натали становится уже через год – за работу в драме Пьера Гранье-Дефера «Странное дело» (1981). Следом ее ждет уже третий «Сезар» – за роль проститутки, которую пытается завербовать полиция, в боевике Боба Свэма «Доносчик» (1982). В 1983-ем году 35-летняя кинозвезда стала матерью – у нее родилась дочь от известного французского шансонье Джонни Холлидея (с которым она снималась в ленте Годара «Детектив»).

Впоследствии Натали сыграла множество ролей у авторитетных европейских режиссеров: Бертрана Блие («Отчим»), Тони Маршалл («Салон красоты “Венера”»), Робин Дэвис («Я вышла замуж за тень»), Филиппа Лабро («Берег левый, берег правый»), Николь Гарсии («Уик-энд на двоих»). Эротическая роль в откровенной ленте Фредерика Фонтейна «Порнографическая связь» (1999) принесла 51-летней актрисе престижную награду Венецианского кинофестиваля. А образ немолодого капитана полиции, которая симпатизирует юному подчиненному, в ленте «Молодой лейтенант» (2005) дарует актрисе четвертого «Сезара».

Блогер @luiza.fun о своём инстаграме

Человек-оркестр Луиза Нестерова путешествует каждый месяц, ездит на работу на велосипеде по оживлённым дорогам Москвы и рассказывает о том, как жить ярко, в своём профиле @luiza.fun. «Парафраз» попросил Луизу рассказать о том, откуда она черпает вдохновение и какую роль в её жизни сыграл инстаграм.

Первая публикация в моём инстаграме датируется 7 марта 2013 года, то есть профилю уже 4 года. Тогда был сложный для меня период, я разочаровалась в ведении бизнеса в России. Когда я узнала о том, что Инстаграм это сообщество, которое делает мобильную фотографию и концентрируется на красоте — меня это зажгло. Меня вдохновило то, что я могу искать там друзей, своих единомышленников. Я росла в районе Бирюлево. И мои интересы не совпадали с моим окружением, мне было тяжело с ним общаться, в принципе. Поэтому моя основная цель в ведении профиля — искать близких по духу людей, узнавать о красивых местах, находить новое и видеть мир лучше и ярче.

Мне так стыдно, но не помню первое сотрудничество. По-моему, был бартер, как-то связанный с украшениями. Я соглашаюсь на сотрудничество только с брендами, которыми либо сама пользуюсь, либо планирую пользоваться. То есть только то, за что я готова заплатить деньги. Я не могу подрывать доверие подписчиков и рекламировать то, что я потом выкину, ведь эти люди верят в меня. Мне предлагают много вещей: посуда, стулья, курсы рисования — всё это не нужно мне самой. В то же время я готова бесплатно и от души рассказывать о том, что люблю.

Например, российскую компанию BearBike, которая делает мой велосипед, я рекламирую абсолютно бесплатно. Велосипед купила за свои деньги, а уже потом мы подружились с производителем. Они мне всегда посмотрят велик бесплатно, но это опять же, не потому что я о них постоянно рассказываю у себя в профиле, а просто такая политика по отношению к своим клиентам.

Или вот линзы Acuvue, которыми я давно пользуюсь. Компания предложила оповещать людей о мероприятиях и акциях, рассказывать о том, чем я пользуюсь сама — такое сотрудничество мне нравится. Та же история с Purina — это корм, который я и так покупаю своим котам.

Я точно не буду рекламировать алкоголь, который я сама не люблю. А ещё туры, которые сама себе не закажу, например, неоправданно дорогие.

Свою голую попу никогда не выложу в инстаграм, она мне не нравится (смеётся). Не буду публиковать порнографию и агитацию. Я не люблю политику и не хочу в этом быть замешана.

В инстаграме меня подбешивает количество рекламы. Такое ощущение, что у некоторых блогеров дома склад, куда свозят тоннами какие-то вещи, которые на самом деле не нужны не только им, но и вообще никому. Я за экологию, против перенасыщенности производства. Когда предлагают что-то подобное, говорю: ребят, это очень мило, но это лишнее.

Раздражает, когда свой профиль превращают в рекламную площадку, я понимаю, что для многих это просто бизнес, но хочется красоты, мыслей и идей.

Огорчает и то, что сам инстаграм ставит во главу угла монетизацию и забивает на сообщество. Принцип «сommunity first» отошёл на второй план. Душа инсты ушла в коммерцию.

Я как-то путешествовала вместе с ребятами-блогерами, и все как один говорили, что я не отличаюсь в жизни от той, какой они меня видели через профиль. Хотя я, конечно, понимаю, что в Инстаграме далеко не вся моя жизнь. Есть вещи, которые я не транслирую: когда совсем плохо, не хочется людям портить настроение. Ну и в галерею, в отличие от stories, не попадает что-то повседневное, там сплошь яркие картинки.

Личные хештеги я использую, потому что со временем в профиле скапливается много информации. Постоянно задают одни и те же вопросы в директ — я поняла, что мне проще вместо одинаковых ответов выслать хештег, под которым есть вся необходимая информация. Плюс мне самой инстаграм нужен как галерея моих фотографий, поэтому мне удобны хештеги.

Для общих хештегов есть простой лайфхак. Зайдя через веб-версию, копируешь хештеги популярных блогеров и пользуешься на здоровье. Главное — понимать, кто твоя целевая аудитория, и подобрать те, которые подойдут под фото. Я сама люблю «гулять» по хештегам популярных сообществ. Очень нравятся #WeAreTravelGirls и #DarlingEscapes.

Возможно это будет удивительно звучать, но несмотря на то, что у меня в профиле контент в основном информационный, я сохраняю чаще фотографии, а не посты. Меня вдохновляют красивые места, и я отправляю в «сохранения» те фото, где есть геолокация, иначе для меня это не представляет никакой ценности.

Что касается вдохновения — оно везде. У меня есть велосипед @luizinbike2.0, проезжая на нём по улицам города, я вдохновляюсь. Конечно, очень большую порцию этого чувства я черпаю в путешествиях и в общении с друзьями. Ещё смотрю Pinterest, там как-то меньше мусора и копирования, нежели в инсте.

В последнее время очень люблю смотреть YouTube, фильмы и сериалы, которые красиво сняты, в духе Уэса Андерсона. Мне нравится, как он видит мир. А ещё я люблю комиксы.

В последнее время у меня большая нелюбовь к людям, которые копируют. Это для меня актуальная проблема. Всё чаще замечаю, как люди делают кадры, как у меня, покупают велосипеды, как у меня. Это стало напрягать. Не потому что я бешусь — я вообще очень люблю делиться информацией, мне никогда не жалко. Просто всегда воспринимала инстаграм как место, где люди яркие, самобытные и необычные, а когда человек превращается в какую-то копию, неважно чью, мне это непонятно. Неужели нельзя вдохновляться и делать своё? Не люблю клонирование, все эти люди с одинаковыми фотографиями, в одинаковом стиле — невозможно их друг от друга отличить. Когда я нахожу аккаунты с изюминкой, я радуюсь.

Я сейчас подписываюсь только на уникальных людей, таких, как @dukhovnoe_litso. Недавно нашла девочку, профиль которой ведёт мама. Вообще я никогда не подписываюсь на профили мамочек, которые выкладывают только своих детей, но здесь не удержалась, потому что она какая-то принцесса. Люблю, когда кадры оригинальные: не хочу смотреть стопятидесятую чашку кофе и на раскладки с миллионной рекламой.

Принципа публикаций как такового нет. Не придерживаюсь никаких рамок. У меня после путешествий — колоссальное количество фотографий, делаю посты по внутреннему ощущению: когда и что хочется написать, тогда и пишу. И не обязательно страна, где я нахожусь, будет совпадать с фото в инстаграм. Не обязательно фото будут сочетаться друг с другом. Никакого стиля и волшебных фильтров у меня нет. Каждая картинка пляшет сама по себе. В этом вся я.

Я не ас в фотографии, не могу тратить столько времени на обработку, да и не обладаю талантом, умениями и навыками, потому любимые мои посты — информационные. Больше всего нравится, когда включается аудитория, начинает рассказывать свои истории из путешествий в комментариях. Стараюсь сделать каждый пост максимально полезным: пишу лайфхаки, делюсь новостями и секретами.

И ещё очень люблю видео под тегом #ЛуизкиноКино. Там прямо чувствуется атмосфера того, как я живу.

Любимых инстаграмеров не так уж много осталось. Серёжа Сухов, конечно, нравится, но это, в первую очередь, потому что я лично его знаю — он очень добрый и весёлый человек. Что касается инстаграмеров как таковых, я перестала к ним прикипать сердцем. Поэтому сейчас смотрю только фото тех, кого знаю лично, а за другими уже не слежу — тупо не хватает времени.

Один из самых старых любимых аккаунтов — это @abeautifulmess. Еще люблю @manizha, @newdarlings, @allthatisshe.

Я не боюсь потери инстаграма, честно говоря. Я сейчас всё реже туда захожу, мне он стал менее интересен, чем раньше. Слишком много людей, и все как под копирку. Всё своё сообщество я уже нашла и перенесла в чатики в Telegram. Так что у меня уже есть масса людей, с которыми можно продолжать двигаться и творить дальше, используя другие соцсети. Мы знаем друг друга в офлайне, и для нас основную свою функцию инстаграм уже выполнил.

Инстаграм — это сообщество творческих людей. Здесь много велосипедистов, дизайнеров, видеографов, самых разных творческих личностей. Они все думающие люди и очень классные ребята.

Я люблю инстаграм за тех людей, которых там повстречала, — своих настоящих друзей.

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*