admin / 10.02.2020

Джеймс дин и марлон брандо

Голливудские Атланты

«Лишь того, кто идет в жизни своей дорогой, никогда и никто не обгонит» (Марлон Брандо)

«Актер должен быть сверхчеловеком в усилии сохранить в сердцевине своего подсознания все, что можно использовать в выражении своего искусства» (Джеймс Дин)

23 июля отмечался день памяти американского актера, четырежды номинанта на «Оскар», первого голливудского секс-символа Монтгомери Клифта. В этом октябре ему исполнилось бы всего 96 лет — ерунда по голливудским меркам. Клифт принадлежит к троице Атлантов 50-х, на чьих плечах держится все здание современного Голливуда — Марлон Брандо, Монтгомери Клифт и самый молодой из них Джеймс Дин. Они были частью легендарной актерской студи Ли Страсберга, главной гордостью мэтра, перечеркнули существовавший до них глянцевый актерский стереотип, отошли от бренда лощеных героев-любовников, изысканно лощеных как Кери Грант и небрежно лощеных как Хамфри Богарт, принесли на экран дыхание жизни с неизбежными «пятнами скуки», где герой не обязан быть писаным красавцем с хорошо поставленным баритоном; застолбили новую эпоху актерской игры — переход от мелодраматизма к драматическому натурализму и спонтанной естественности; их обаяние имело сильный привкус скандальности и бисексуальности, а интуиция базировалась на зверином чутье. На этих плечах стоят Аль Пачино, Роберт Де Ниро, Уоррен Битти и все современные драматические школы. Друг с другом троица находилась в состоянии дружеской соревновательности, переходящей в острую конкуренцию, а судьбы их, хотя и принадлежавшие Голливуду единой эпохи, сложились очень по-разному.

Монтгомери Клифт принадлежал к сливкам американского общества — одним из его прадедов был Монтгомери Блэйр, главный почтмейстер при президенте Аврааме Линкольне, а прапрадедом Фрэнсис Престон Блэйр, журналист и советник президента Эндрю Джексона и Леви Вудбери, член Верховного Суда США. В кино Клифт попал ради денег после 10 лет успешной театральной карьеры — погасить накопившиеся долги и поддержать привычный богемный образ жизни, однако в выборе ролей был крайне разборчив и отказывался от многих предложений, не брался за роли, которые ничего не могли привнести в его актёрский опыт. Элизабет Тейлор, которую с Клифтом с момента знакомства и до последнего его вздоха связывали самые теплые и искренние дружеские отношения, как-то сказала: «Монти, возможно, стал бы самой большой звездой в мире кино, если бы больше снимался». Действительно, единственным реальным экранным конкурентом его в 50-е был Брандо. Вдвоем они снялись в военном боевике (он же антивоенная эпопея) «Молодые львы», где оказываются по разные стороны баррикад, но в равной степени разочаровываются в своих священных патриотических идеалах: Брандо блестящий немецкий офицер, начинающий сомневаться в целесообразности и высшей справедливости политики своей империи, Клифт скромный американский еврей, которого отторгает свое же военное сообщество, по этническим мотивам отказывая ему в праве на патриотизм.

Среди двух десятков фильмов, в которых Клифт успел сняться, классическое голливудское наследие. Сделавший его известным один из лучших вестернов всех времен «Красная река», который помимо прочего обсуждался в связи с тем, что Монтгомери и главная звезда фильма Джон Уэйн, актер старой школы, категорически не поладили друг с другом, что затрудняло съемки. Альфред Хичкок, режиссер с «абсолютным слухом» по части стиля, не мог пройти мимо породистой демонической, где-то царственной, красоты Клифта, скульптурно вылепленного лица и аристократических манер, пригласив его на роль священника (триллер «Я исповедуюсь»), который не может снять с себя подозрение в убийстве, связанный тайной исповеди. В картине «Место под солнцем», экранизации романа-бестселлера Теодора Драйзера «Американская трагедия», студия Парамаунт свела на площадке двух восходящих звезд, Клифта и Тейлор, планируя снять блокбастер с двумя главными секс-символами Голливуда. «Место под солнцем» оказался хитом, собрал положительную критику, Чарли Чаплин назвал его «величайшим фильмом об Америке». Роман между актерами не состоялся, к большому разочарованию Лиз, по причине гомосексуальности Клифта, но с этой совместной работы началась долгая и редкая для конкурентной голливудской среды дружба Клифта и Тейлор. Фильм получил 6 «Оскаров», в том числе за сценарную адаптацию и режиссуру, в борьбе за лучшую мужскую роль и 30-летний Клифт, и 28-летний Марлон Брандо («Трамвай «Желание») уступили в тот год 53-летнему «классику» Хамфри Богарту («Африканская королева»).

Культовой классикой жанра военная драма стал снятый двумя годами спустя фильм «Отныне и во веки веков», экранизация романа Джеймса Джонса, получивший 8 «Оскаров», в том числе два главных — лучший фильм и лучший режиссер Фред Циннеман, а приз за главную мужскую роль, на который в тот год вновь претендовали одновременно и Клифт, и Брандо («Юлий Цезарь»), отошел Уильяму Холдену, за роль в другой военной драме («Лагерь для военнопленных № 17»). Пути Клифта и Холдена пересекались еще раз — Клифт отказался от роли в нуар-триллере Билли Уайлдера «Сансет бульвар», которую в итоге получил Холден. Четырьмя годами спустя, возвращаясь с вечеринки съемочной группы ленты «Округ Рэйнтри», не очень удачной попытки повторить успех исторического эпика «Унесенные ветром», Клифт попал в автомобильную аварию, чудом остался жив, но нанес непоправимый ущерб своему лицу, главному актерскому инструменту, сломав, помимо прочего, нос и челюсть.

Пластика, сделанная Клифту, была революционной для того времени, но ему так и не удалось оправиться от последствий аварии, ни физически, ни эмоционально, оставалось заглушать не отступающую боль алкоголем и наркотиками. Посттравматическую карьеру Клифта называют «самым длинным самоубийством в истории Голливуда». Он снялся тем не менее еще в 8 фильмах, самым значимым из которых стала политическая драма «Нюрнбергский процесс» 1961 года, где Клифт присутствовал на экране 12 минут в образе психически нестабильного Рудольфа Петерсена, стерилизованного нацистами. Как говорил сам Клифт: «Чем ближе мы подходим к отрицанию, к смерти, тем ярче мы расцветаем». Этот шедевр актерского мастерства не мог не быть номинирован на «Оскар», но госпожа Фортуна опять повернулась к нему спиной, улыбнувшись мюзиклу «Вестсайдская история» и актеру Джорджу Чакирису. Клифт умер от сердечного приступа в возрасте 45 лет в 1965 году. При жизни он бежал от публичности и остается в тени после смерти. Год назад Голливуд вспомнил о своем кумире 50-х, запустив в работу биографический проект «Монти Клифт» о его отношениях с Лиз Тейлор после совместных съемок в «Месте под солнцем»; на роль легенды приглашен Мэтт Бомер, 38-летний лауреат прошлогоднего Золотого глобуса за роль в драме с ЛГБТ тематикой «Обыкновенное сердце».

Клифту, однако, повезло больше, чем Джеймсу Дину, которому в жизни было отмерено всего 24 года. «Джеймс Дин был самым талантливым актером, которого я когда-либо видел. Он также был настоящим партизаном, который объявлял войну каждому, кто пытался сдерживать его эмоции» (актер Деннис Хоппер). Дин был сыном фермера, после смерти матери в 9-летнем возрасте стал подопечным религиозного общества квакеров, один из священников которого пристрастил его к актерству. «Почему я стал актером? Клифт говорит, что это помогает жить. Брандо посылает все к черту. А я, Джеймс Дин, где-то между ними.» До того как попасть в кино, Дин переиграл в череде телевизионных шоу.

Благодаря своему неуживчивому ершистому характеру, приступам странной угрюмости, импульсивности, эксцентричным выходкам, принципиальной несобранности, изобретательному игнорированию сценария, неистребимому восприятию актерской дисциплины как перекрывающей кислород удавки на шее, он постоянно конфликтовал с коллективом, но именно это бунтарство, играя с ним плохие игры, стало его визитной карточкой, а отзывы критиков при этом были неизменно хвалебными. Сняться он успел всего в трех лентах — семейной эпической саге «К востоку от рая» по биографическому роману Джона Стейнбека, где играет проблемного юношу-неврастеника в оппозиции не только к отцу, семье, но и, кажется, всему свету. На эту роль закрепленный за проектом режиссер Элиа Казан прочил своего протеже Марлона Брандо, которого успешно представил почтенной публике в «производственно-криминальной» драме «В порту» и классической экранизации пьесы Теннесси Уильямса «Трамвай «Желание», но кандидатуру Дина одобрил сам Стейнбек.

Королева голливудской хроники Гедда Хоппер, предубежденная относительно Дина, написала после премьеры: «Я сидела в зале словно околдованная. Не могу вспомнить ни одного молодого актера такой силы, такого разнообразия, такой щедрости на открытия.» Собственно продолжил Дин свое противостояние обществу и его морали в ленте «Бунтарь без причины», став новым брендом для поколения 50-х, как и фильм культовым для молодых актеров многих поколений. В последней своей ленте «Гигант» Дин отходит от образа своего экранного близнеца-бунтаря и играет возрастную роль техасского нефтяного магната, влюбленного в замужнюю женщину Лесли (Элизабет Тейлор!), которая еще в далекой юности разбила ему сердце. В знак дружбы, связавшей Лиз с Джеймсом на съемках, она сделала ему символический подарок — сиамского котенка для «кошки, которая гуляет сама по себе», которой всю свою недолгую жизнь был Дин. Бунтарь и Гигант вышли уже после смерти Дина, погибшего в автомобильной аварии, когда он ехал в своем Porsch 550 Snyder принять участие в гонках в Салинас, Калифорния. Посмертно он был дважды номинирован на «Оскар» за роль Кэла Траска в экранизации стейнбековской прозы и роль Джетта Ринка в «Гиганте».

Не очевидно, как сложилась бы дальнейшая карьера Дина, если бы не трагическая автомобильная авария в 55-м — поистине, чтобы стать знаменитым, нужно умереть молодым. На похоронах пастор Харви закончил поминальную речь словами: «Карьера Джеймса Дина не кончилась. Она только начинается. И режиссер теперь у него Господь Бог.» Феномен популярности фигуры Дина и его фильмов нужно изучать психологам. До сих пор он остается голливудской иконой № 1. На протяжении более полувека с момента гибели актера о нем снято полтора десятка документальных фильмов, он живет в музыкальной поп-культуре и «появляется» в рекламе; унесшая его жизнь автокатастрофа воспроизведена в экранизации экзистенциального романа Джеймса Балларда с тем же названием, снятой Дэвидом Кроненбергом; отсылки к Бунтарю время от времени мелькают в молодежных драмах — например, в ленте «Школьные узы» (1992) об американских 50-х, собравшей в одном классе малоизвестных тогда Брендана Фрейзера, Бена Аффлека, Мэтта Дэймона, Криса О` Доннелла буквально в первом кадре герой проезжает мимо кинотеатра с афишей «Бунтаря без причины». О Дине сделано несколько игровых фильмов.

В ленте «Лайф» 2015 года о Дине эпохи до кино его воплощает на экране Дэйн ДеХаан, но сама лента не столько о Дине, сколько о фотографе журнала Лайф Деннисе Стоке, который сделал самую известную фотосессию актера. Но самым удачным стал ТВ фильм 2001 года «Джеймс Дин», ностальгирующий по 1950м, и рассказывающей историю очень одинокого, несмотря на широкий круг общения, молодого человека, который просто хотел быть любимым этим миром и особенно близкими, найти точку опоры и обрести равновесие. Подготовка к фильму, позже названная производственным адом, растянулась на десяток лет, а для сыгравшего Дина Джеймса Франко роль стала, пожалуй, лучшей в фильмографии и отмечена Золотым глобусом 2002. У Дина было много последователей, но единственным актером, который смог почти буквально воспроизвести его стиль, манеры, имидж стал поляк Збигнев Цибульский.

Как сказал о Дине Брандо «Надо полагать, он вовсе не был героем, он был потерянным парнем в поисках себя.» Самого Брандо потерянным никак не назовешь — он ураганом ворвался в кино, считается величайшим актером в истории, вел бурную личную жизнь, вне карьеры был известным политическим активистом. Прожил долгую творческую жизнь, в 50-е играл «плебеев», в 60-е столь же убедительно «аристократов», в 70-е «небожителей»: это были уже не роли и работа, но сама жизнь и личная диалектика, не актер создавал образы, а образы-метафоры пользовались его физической оболочкой, перемалывали его — а дальше только небытие, вечность и бесконечность. Триумф сделал его своим отзывчивым инструментом и одновременно рабом: «Слава принесла мне одиночество. Я почувствовал себя в изоляции».

Его игру раскладывали на «атомы» — жесты, походка, голос, взгляд — но невозможно было потом вновь синтезировать из них алгоритм, хоть отдаленно похожий на интуитивную непредсказуемую игру Марлона Брандо, и даже несколько книг его мемуаров не вносят ясности в проблему. Сам Брандо, достигнув совершенства, ради которого был послан, видимо, в этот мир, утратив возможность восхождения, утратил и энтузиазм и тонус, и в 1980 официально объявил об уходе из кино, хотя позже и появлялся на экране в малозначительных ролях, далеких от величия образов 70-х. «Быть актером — это идти на поводу у своего нервного импульса и вести жизньбездельника. А вот поставить крест на карьере актера — это уже признак взросления.» «Плевать на мои достижения! Это все законы рынка. Сегодня я оказался привлекательнее как товар» (М.Брандо). Он умер 1 июля 2004 в своей постели в возрасте 80-ти лет — ушел в небытие, оставшись навечно непревзойденным.

У Брандо бессчетное число кинонаград, он многократно номинировался и дважды побеждал на «Оскаре» — за роль мятежного докера, решившегося выступить против коррумпированных портовых властей в фильме «В порту» (1954), занимающем восьмую строчку в рейтинге лучших американских фильмов всех времен по версии Американского института Киноискусства; за роль Вито Корлеоне в картине «Крестный отец» Ф.Ф.Копполы в 1973 году. Собственно визитной карточкой Брандо стали мета-образы, сыгранные в 70-е — патриарх семьи и итало-американского гангстерского клана Корлеоне; безумный полковник Курц, кровавое божество, парящий за гранью добра и зла, в «Апокалипсисе» того же Ф.Ф.Копполы; переживающий экзистенциальную драму американец средних лет Пол, приходящий к осознанию/прозрению недостижимости идеала, гармонии и абсолютной истины в ленте «Последнее танго в Париже» Бернардо Бертолуччи, которая смутила зрителей и критиков свое открытой эротичностью, приравненной к скандальности. Имя Брандо очень популярно в музыкальной поп-культуре, ему посвящено множество документальных лент, он занимает 4-е место в рейтинге величайших звезд кино за 100 лет по версии Американского института киноискусства.

Они не были ангелами, но дерзкими смутьянами, со шлейфом скандальных курьезов. Например, на съемках «Гиганта», Лиз Тейлор спорила с Роком Хадсоном, ее экранным супругом, кто быстрее затащит в постель Дина — она или Рок. А когда Дин и Брандо одновременно встречались с будущей девушкой Бонда Урсулой Андресс, Брандо просто свихнулся на теме, кто лучше любовник — он или Дин, который был на 10 лет моложе. Это никак не мешает тому, что в категориях ницшеанства триада этих актеров была сверхлюдьми, раздвинувшими горизонты и смыслы актерского мастерства.

Три больших актера — Брандо, Клифт и Дин проложили новый фарватер в голливудском океане, хотя их последователям приходится драться с теми же волнами. Кто знает как сложилась бы профессиональная судьба Брандо, если бы он не остался в некотором вакууме с уходом Дина и Клифта? Кто знает скольких шедевров мы лишились с уходом Клифта и Дина? Очевидно, что такие мощные всплески, какой случился с Голливудом 50-х, меняющие саму нравственную суть ремесла, бывают, возможно, раз в столетие… «Такие существа не подотчетны; они появляются, как судьба, беспричинно, безрассудно, бесцеремонно, безоговорочно, они есть, как есть молния, слишком ужасные, слишком внезапные, слишком убедительные, слишком «иные»,чтобы можно было их даже ненавидеть.» (Фридрих Ницше).

Плохие парни

«Лента.ру» продолжает свое путешествие по эпохам. В прошлой статье мы рассказывали об успешных мужчинах периода Великой депрессии. Сегодня поведем разговор о первом послевоенном десятилетии — эпохе беби-бума, благополучном времени, давшем миру главного бунтаря поколения.

Дорогу ветеранам

Ни до, ни после мир не видел конфликта страшнее и масштабнее, чем Вторая мировая война. Европа лежала в руинах, СССР потерял как минимум 12 процентов своего населения, Британская империя трещала по швам, а Германия и вовсе перестала существовать как единое государство. Но измученные войной и предшествующим экономическим кризисом люди как никогда были преисполнены желанием жить.

На протяжении первых 15 послевоенных лет экономика западных стран стремительно росла, население богатело, особенно в незатронутых войной США. Именно в эти годы сложилась пресловутая «американская мечта»: ухоженная жена, румянощекие дети, машина последней модели, дом со всеми благами цивилизации, работа в крупной компании. На фоне этого идеала капитализма начала подниматься волна молодежного бунтарства. Далеко не все хотели одинаково выглядеть и одинаково жить.

Еще одна черта эпохи — большое число экс-военных «на гражданке». В рядах вооруженных сил побывали десятки миллионов мужчин по обе стороны фронта, поэтому нет ничего удивительного в том, что на первые роли после войны вышли бывшие военные. И речь не только о тех, кто прошел войну рядовым, а о профессиональных военных. В США и Франции к власти пришли генералы. Причем и Дуайт Эйзенхауэр, и Шарль де Голль победили на демократических выборах. Хватало и успешных младших офицеров.

Капитан ВВС Роберт Макнамара сначала стал вице-президентом Ford Motor Company, а затем и возглавил компанию, став первым человеком не из семьи Форда у ее руля. Правда, капитан Макнамара руководил автогигантом лишь пять недель — его позвал в свою администрацию новый президент США, полный лейтенант (аналог старшего лейтенанта в ВС РФ) Джон Кеннеди.

Герой войны, любимец женщин, икона стиля, богатый и знаменитый, 35-й президент США стал живым воплощением успеха для миллионов людей во всем мире. Его убийство в 1963 году стало определенным концом эпохи. В 1965 году США вступят в войну во Вьетнаме, что вызовет волну протестов. В полную силу борьбу за свои гражданские права поведут афроамериканцы, а молодежь захватит культура хиппи. Но очаги протеста начали возникать уже в 1950-е годы. Именно в это время возникли первые субкультуры: битников в США и тедди-бойз в Великобритании, а образ молодого бунтаря впервые героизировался. Настоящим символом поколения стал Джеймс Дин.

Рождение плохого парня

Конечно, Дин не был единственным бунтарем, пришедшим к славе. Планетарную популярность обрели Марлон Брандо, Поль Ньюман и Элвис Пресли, но главным секс-символом эпохи все же был именно Джеймс. Погибший в возрасте 24 лет актер сотни раз упоминается в песнях совершенно различных музыкантов от Eagles и Джо Дассена до Хиллари Дафф и Ланы дель Рей, о нем написано множество книг и сняты десятки художественных и документальных фильмов, а читатели журнала The Gay Times даже выбрали его величайшей гей-иконой мужского пола. Последнее особенно удивительно, так как гомосексуальность Дина не доказана, да и был он в лучшем случае бисексуалом. В чем причина такой популярности?

Явно не в его творческом наследии — до своей гибели актер успел сыграть только в восьми фильмах, из которых лишь три роли были главными. Дин стал одним из первых героев телевидения — он снимался в отдельных эпизодах 23 сериалов. Помимо этого Джеймс сыграл в пяти спектаклях, три из которых шли на Бродвее. Но все равно это не сравнить с наследием больших актеров эпохи вроде Кирка Дугласа, Грегори Пэка или тех же Ньюмана и Брандо. Дин стал чем-то большим, чем очередная звезда Голливуда. Он стал первым героем молодежного протеста, а фильм «Бунтарь без причины» — манифестом этого протеста.

Дин отличался от всех остальных актеров до него и своим внешним видом, и своим поведением. Никто, за исключением разве что Марлона Брандо, не сделал для популяризации футболок и кожаных курток так же много, как Дин. Типичный образ Джеймса — белая футболка, надетая поверх нее черная или коричневая куртка и джинсы. Последние, кстати, актер одним из первых начал подворачивать. В США двухдюймовый отворот джинсов даже получил имя «Джеймс Дин», а Levi’s и American Apparel до сих пор выпускают модели, которые носил актер.

Дин одним из первых начал носить солнечные очки как элемент стиля. Рост их популярности начался после того, как в 1936 году появились очки с поляризационными линзами. Уже год спустя в США было продано 20 миллионов солнцезащитных очков, но большинство их покупателей составляли женщины. Джеймс же ввел их и в мужской гардероб. Более официальный образ актер создавал при помощи различных свитеров, которые он сочетал как с футболкой, так и с рубашкой. Последние Дин комбинировал со свитерами с V-образным вырезом. Что до обуви, то тут он вновь ввел в повседневный обиход узкоспециализированные вещи: кожаные сапоги и кроссовки.

До Дина джинсы и сапоги считались рабочей одеждой, в которой в обществе могли появиться разве что ковбои. Футболки не принято было носить без рубашки сверху, а поло и кроссовки не надевали за пределами загородного клуба. Отдельного разговора заслуживает прическа Джеймса — ставший знаменитым квифф с зачесанной назад высокой челкой. При этом не заметить необычно одетого актера было невозможно. На заработанные за свою первую главную роль в фильме «К востоку от Эдена» деньги Джеймс купил мотоцикл Triumph Tiger T110 и спорткар Porsche 356, на которых с ревом гонял по Калифорнии.

Предмет для отдельного разговора — сексуальная ориентация актера. «Нет, я не гей. Но я не собираюсь идти по жизни с одной рукой, связанной за спиной», — комментировал свои предпочтения сам Дин. Большинство его биографов сходятся на том, что сексуальные отношения с представителями своего пола носили либо экспериментальный характер, либо были необходимы для продвижения актерской карьеры. При этом актер безоговорочно признается секс-символом как женщинами, так и мужчинами. И не только нетрадиционной ориентации.

Довершает образ бунтующего юноши увлечение Джеймса автоспортом и гибель в автокатастрофе. Тот самый Porsche 356, на котором актер гонял по дорогам общего пользования, использовался и в гонках. Причем Дин сразу же продемонстрировал неплохие способности, регулярно попадая в тройку общего зачета и выигрывая в своем классе. Перерывы в гонках были обусловлены лишь съемками в «Бунтаре без причины» и «Гиганте». Зато в 1955 году актер приобрел самую «злую» модель в гамме Porsche — 550 A Spyder, получившую прозвище Little bastard («Маленький ублюдок»). На нем-то Дин и разбился 30 сентября 1955 года по дороге на очередные соревнования в Салинасе, что в 480 километрах от Лос-Анджелеса.

Новость о смерти кумира молодежи мигом облетела страну. На похороны пустили 600 человек, но еще 2 400 пришли и ждали у здания церкви. Хоронили Дина в закрытом гробу, чтобы никто не видел, что стало с его красивым лицом. Джеймс так и остался вечно молодым и красивым бунтарем. Образ Дина оказал колоссальное влияние на молодежь по обе стороны Атлантики.

«Без Джеймса Дина не было бы и The Beatles!» — с этим громким заявлением можно было бы не согласиться, если б его автором не был бы Джон Леннон. «Я слышал, что меня называют “новым Джеймсом Дином”, но я никогда не соглашусь с этим сравнением. Потому что он был гением», — это уже Элвис Пресли. «Марлон Брандо изменил то, как люди играли в кино. Джеймс Дин изменил то, как они жили», — объяснил значение Дина для США актер Мартин Шин.

Новый скряга

Если Джеймс Дин был предвестником новой эпохи, то самый богатый человек 50-х будто попал в будущее из прошлого. В XX век человечество вступило с одним из самых харизматичных и одновременно анекдотичных богачей в истории — нефтяным магнатом Джоном Рокфеллером. Первый миллиардер в истории отчаянно экономил на собственной жизни и во всем ограничивал своих родственников. Спустя полвека история в точности повторилась. В 1957 году журнал Fortune назвал богатейшим американцем Жана Пола Гетти — нефтяного магната и скрягу.

Гетти родился в богатой семье нефтепромышленника в 1892 году и уже в возрасте 22 лет получил от отца 10 тысяч долларов для инвестиций в нефтяную отрасль. Спустя год юный Жан Пол стал миллионером. В 1930 году умер его отец, оставив в наследство треть нефтяной компании Getty Oil Inc. Правда, из 10-миллионного состояние ему досталось лишь 500 тысяч долларов — отца Жана Пола сильно расстроила неудавшаяся личная жизнь наследника. Только за 1920-е годы он трижды женился и дважды развелся. Всего же у Гетти было пять жен, которые подарили ему пятерых детей.

Но неудачная личная жизнь нисколько не мешала бизнес-успехам нефтяника. После войны Гетти стал участником нефтяных концессий в Саудовской Аравии и Кувейте. На протяжении 1950-х годов они сделали его миллиардером и самым богатым человеком в мире. Получив мировое признание, Жан Пол решил перебраться в Англию, где когда-то учился в Оксфорде. Несмотря на свое плебейское по меркам Британской империи происхождение, он еще в юности был допущен в круг аристократов, а став самым богатым человеком в мире, и вовсе был желанным гостем в лучших домах Лондона. Вот только к самому Гетти в его роскошный дворец XVI века Саттон-Плейс в Суррее никто не приезжал. Причина — в одной из самых провальных вечеринок в истории, которую миллиардер организовал вскоре после своего приезда в Англию.

Хозяин вечера запрещал гостям курить в помещении и пользоваться туалетами. Справлять естественные нужды публике предлагалось в мобильных клозетах в саду. Кроме того, Саттон-Плейс явно был не рассчитан на такой наплыв народа. Не знавшие об особенностях характера Гетти англичане с радостью ринулись на вечеринку, так что число гостей значительно превысило изначальные 1 200.

Ущерб дворцу от вечеринки оценивался в 20 тысяч фунтов стерлингов (около 453 тысяч долларов по курсу 2018 года). Кроме того, гости украли множество предметов столового серебра XVIII века. На следующее утро о провале вечеринки писала вся лондонская пресса. Самое удивительное, что пристыженные гости начали возвращать украденное. Больше крупных вечеринок в Саттон-Плейс не было.

Предметом для множества анекдотов стала бережливость Гетти. Миллиардер сам стирал свою одежду, так как считал, что платить за это глупо. Почти все телефоны в Саттон-Плейс были оборудованы монетоприемниками и работали по принципу автоматов. Жан Пол был возмущен тем, что гости и бизнес-партнеры свободно пользуются телефонами и совершают междугородние и международные звонки, что привело к заметному росту счетов за телефон. Даже сам Саттон-Плейс Гетти купил ради экономии! Жить за городом в собственном дворце оказалось куда дешевле, чем в сьюте лондонского Ritz.

Помимо работы у Гетти было две страсти: коллекционирование предметов искусства и секс. Последний Жан Пол любил столь сильно, что ради сохранения потенции начал применять экспериментальное лекарство H3. Что до коллекции, то после себя Гетти оставил три музея и J. Paul Getty Trust — самый богатый фонд в мире искусств. Огромный бюджет фонда позволяет ему по сей день оставаться одним из главных покупателей на аукционах Лондона и Нью-Йорка. А вот сохранить Саттон-Плейс в руках семьи Гетти не удалось. Владельцем дворца с 2005 года является российский миллиардер Алишер Усманов.

Бунтари и консерваторы

Гетти оставался богатейшим человеком США и одним из богатейших в мире вплоть до своей смерти в 1976 году. И все эти годы его нельзя было назвать иконой стиля. Жан Пол одевался весьма консервативно: двубортные пиджаки, костюмы-тройки, черные и коричневые ботинки, длинные пальто. Хорошо хоть окончательно вышедший из употребления цилиндр не носил! Подчеркнутая неброскость вообще была характерна для эпохи. Во времена охоты на ведьм сенатора Маккарти и страха перед «красной угрозой» выделяться из толпы было не принято.

Именно 1950-е годы можно считать временем рождения серого офисного костюма. Максимум шика, который мог себе позволить солидный мужчина, — двубортный пиджак в клетку. Иконой стиля для большинства американцев и значительной части европейцев был Фрэнк Синатра — «человек, лучше всех носивший костюм». Максимум вольности, которую мог позволить себе Фрэнк — сдвинутая на затылок шляпа, которая в 1950-е все еще оставалась обязательным атрибутом представительного человека.

Бунтующая молодежь тем временем копировала стиль Джеймса Дина и Марлона Брандо. Но самые радикальные молодые люди пошли еще дальше и создали собственную субкультуру. В США ими стали битники, протестовавшие против общества потребления. Соответственно, и во внешнем виде главной целью было дистанцироваться от мира моды.

Гардероб битника — это анти-fashion. В моде яркие цвета? Значит битники выбирают total-black. Прямые черные брюки, черные свитеры с черепаховым воротником и береты, придававшие им французский вид. Не менее важно было и показать, что тебе наплевать на внешний вид. Небрежность образа зачастую достигалась прической, густой бородой и усами, которые в 50-е уже вышли из моды.

Впрочем, нам куда ближе тедди-бойз, с которых, как считается, брали пример советские стиляги. Узкие брюки-дудочки, сюртук с двойным воротником, галстук-бабочка, жилетки, рубашки в полоску — в отличие от битников тедди-бойз были подчеркнуто яркими ребятами. Они в собственном ключе переосмыслили нео-эдвардианский стиль, распространившийся среди богатой английском молодежи.

Еще дальше пошли советские стиляги, цвета одежды которых были ярче, а сама одежда смелее. Тем не менее, все эти контр-культуры были лишь легким бризом на фоне поднявшегося урагана 60-х. Но об этом в следующий раз.

Марлон Брандо и Грета Гарбо: 5 бисексуальных знаменитостей из прошлого

Марлон Брандо

Марлона Брандо называют одним из величайших актеров в истории, значимой фигурой в мировом киноискусстве. И совершенно не удивительно, что у Брандо было множество увлечений, серьезных и не очень.

Один из его биографов Стефан Канфер однажды произнёс: «Существовал кинематограф до Брандо и после Брандо, также как живопись до Пикассо и после Пикассо, литература до Хемингуэя и после Хемингуэя и поп-музыка до Синатры и после Синатры…»

В автобиографической книге «Песни, что пела мне мать» Брандо вспоминал, как встретил Мэрилин Монро на одной вечеринке, у них случился непродолжительный роман, но потом общение прервалось. Брандо был женат четыре раза, официально у него было 11 детей, неофициальная цифра доходила до 17.

Начиная с 1976 года многие биографы Брандо утверждали, что он бисексуален. Сам Брандо признался в этом в интервью французскому журналисту: «Гомосексуальность настолько в моде, что уже ни для кого это не новость. Как у огромного количества других мужчин, у меня тоже был гомосексуальный опыт, и я его не стыжусь. Меня никогда не волновало, что скажут люди».

Самый обсуждаемый его роман произошел, по слухам, с Джеймсом Дином. По другим источникам (книга Brando Unzipped), Брандо состоял в отношениях с Кэри Грантом, Монтгомери Клифтом и сэром Джоном Гилгадом. А по некоторым слухам, и вовсе с Бобом Диланом.

Брандо никогда не скрывал, что хранит у себя дома урну с прахом своего ближайшего друга — актёра Уолли Кокса, с которым близко дружил с десятилетнего возраста, завещав развеять его прах вместе со своим собственным. Когда вдова Кокса узнала об этом из интервью, она попыталась предъявить иск об изъятии праха своего супруга, однако судья не нашёл здесь предмета для разбирательства.

Грета Гарбо

Начиная как звезда немого кино, Гарбо заставила весь мир ждать, затаив дыхание, когда же «шведский Сфинкс» заговорит. Ее голос очаровал телезрителей: низкий, чуть хрипловатый, с заметным шведским акцентом, он покорил сердца многих.

Личная жизнь актрисы складывалась не так гладко, как ее карьера. Гарбо так никогда и не вышла замуж, у нее не было детей, до самой смерти она жила в одиночестве. Несмотря на то что достоверно известно о нескольких романах Гарбо с мужчинами, она не скрывала своих симпатий и к женщинам.

Одним из самых интригующих вопросов Голливуда до сих пор остается, был ли у Гарбо роман с Марлен Дитрих, или это всего лишь домыслы.

Если верить слухам, у Гарбо были любовные отношения со звездой немого кино Луизой Брукс (она сама это подтверждала), актрисой Лилиан Тэшман, Билли Холидэй и Таллулой Бэнкхэд.

В 1931 году Гарбо познакомилась с актрисой, которая была открытой лесбиянкой — Мерседес де Акоста. Если верить их биографам, у актрис был страстный случайный роман, но две женщины остались подругами на всю жизнь — они дружили на протяжении 30 лет. Гарбо написала Акосте почти двести писем, открыток и телеграмм, часть из них сейчас хранится в музее. Семья Гарбо позволила обнародовать только 87 из них.

Мими Поллак, шведская актриса, в 2005 году обнародовала 60 писем, написанных ей Гретой Гарбо. После того как в 1930 году Гарбо узнала, что подруга беременна, она написала: «Мы не можем изменить нашу природу — таковыми нас создал Бог. Но я всегда думала, что ты и я созданы друг для друга». В 1975 году Гарбо написала стихотворение, где описала свои муки от того, что не может прикоснуться к руке друга, с которым должна была идти по жизни. Кто это был?

Джоан Кроуфорд

Американская актриса немого кино Джоан Кроуфорд хотя и редко появлялась в высокохудожественных фильмах, имела одну из самых успешных и продолжительных карьер в Голливуде: 50 лет на сцене, 80 фильмов с ее участием. Была замужем четыре раза и усыновила пятерых детей.

Но слухи о ненасытности Кроуфорд ходили уже тогда. Чего стоит только скандальный порнографический фильм, за негативы которого студии пришлось выложить $100 тысяч, чтобы режиссеры не распространяли его.

Среди ее возможных любовниц называют Элис Деламар, Барбару Стэнвик, Марту Райе, Дороти Арзнер и некоторых других. Были даже слухи о страстном романе с Мэрилин Монро, но никаких доказательств этого романа нет.

Марлен Дитрих

В отличие от сценического образа, личная жизнь Дитрих была тщательно скрыта от посторонних глаз. Дитрих была открыто бисексуальна и даже заигрывала с трансвестизмом и гендерными стереотипами того времени. К примеру, она тренировалась боксировать у одного из знаменитых турецких тренеров Сабри Махира в Берлине. Школа бокса открыла свои двери для женщин в конце 20-х. Австрийская писательница Хедвига Баум вспоминает: «Я не знаю, каким образом элементу женственности удавалось прокрасться в эту обитель маскулинности. Всего трое или четверо из нас были достаточно крепки, чтобы пройти через эти тренировки, и Марлен была одной из них».

В официальном браке Дитрих была лишь однажды. Ей приписывали множество романов: коротких и длительных. Одним из них был роман с мексиканской актрисой Лупе Велез. Вероятно, расстались женщины не слишком хорошо, потому что Велез утверждала, что «будь у нее такая возможность, она бы выцарапала Марлен Дитрих глаза». Среди ее вероятных любовниц называли Энн Уорнер (жену Джэка Уорнера, одного из владельцев студии Warner), Лили Дамита, Клодетт Кольбер и Долорес дель Рио, кого сама Дитрих считала самой красивой женщиной в Голливуде.

Джеймс Дин

Актер, заслуживший известность, снявшись в картинах «К востоку от рая», «Бунтарь без причины» и «Гигант», умер трагически и жутко. Смерть Дина породила множество мифов о его жизни.

Джеймс Дин никогда не скрывал своей гомосексуальности. Ему удалось избежать армии, утверждая, что он гомосексуален. Впрочем, многое говорило скорее в пользу его бисексуальности. К примеру, отвечая на вопрос о своей сексуальной ориентации, Дин произнёс свою знаменитую фразу: «Нет, я не гомосексуал. Но я также не собираюсь идти по жизни с одной рукой, связанной за моей спиной».

Последние пять лет своей жизни Дин дружил с Уильямом Бастом, его соседом по комнате в Калифорнийском университете, его первым биографом. В своей книге Баст намекал как на гомосексуальную ориентацию Дина, так и на то, что между друзьями была близкая связь, хотя и носившая скорее «экспериментальный» характер. Несколько человек, включая Баста, утверждают, что у него был роман с продюсером Роджерсом Брэскеттом, который помогал Дину сделать карьеру. Сам Брэскетт говорил: «Я любил его, и Джимми любил меня. Если бы у нас были отцовско-сыновьи отношения, это был бы инцест».

Другой друг Дина, сценарист Джон Гилмор, который вместе с Дином увлекался гонками, признался, что у него были одноразовые гомосексуальные отношения с Дином, но они тоже были «экспериментальными».

Впрочем, нашлись и те, кто утверждал, что Дин говорит о своей гомосексуальности исключительно ради пиара.

Американский киноактер начала 50-х годов, прославившийся благодаря фильмам «К востоку от рая», «Бунтовщик без причины» и «Гигант». Джеймс Дин стал единственным актером, дважды номинировавшимся на Оскар посмертно. Занимает 18 место в списке «100 Величайших звёзд» по версии Американского кино-института.

Биография Джеймса Дина / James Dean

Джеймс Байрон Дин (James Byron Dean) родился 8 февраля 1931 года в городе Мэрион, штат Индиана. Когда Джеймсу исполнилось шесть лет, его семья переехала в Санта-Монику, штат Калифорния. Мальчик учился в общественной школе Брэнтвуда в пригороде Лос-Анджелеса, но спустя три года его мать умерла от рака и отец, не имея возможности заботиться о сыне, отдал его на попечение своей сестры Ортензии и ее мужа. Они жили на ферме в Фэйрмаунт, штат Индиана, и принадлежали к Религиозному обществу Друзей, более известному как квакеры. Большое влияние на формирование личности Джеймса Дина оказал священник методистской церкви, преподобный Джеймс ДиУирд: именно благодаря ему у подростка появился интерес к бою быков, гонкам и актёрской игре.

В школьные годы Дин считался не слишком хорошим актером, но отличным спортсменом — он добился больших успехов в бейсболе и баскетболе.

Актерская карьера Джеймса Дина / James Dean

После школы Дин поступил в Колледж Санта-Моники, а затем перевелся в Калифорнийский университет. Здесь он решил сосредоточиться на изучении актерского мастерства, что привело к конфликту с отцом, который категорически не одобрял выбор сына.

Учась в Калифорнийском университете, Джеймс Дин начал выступать с труппой Джеймса Уитмора, а позже получил роль Малькольма в постановке «Макбет». В январе 1951 года он решил бросить учебу, чтобы вплотную заняться карьерой.

Начало профессиональной карьеры Джеймса Дина было не слишком впечатляющим. Он появился в рекламе Pepsi Cola, затем снялся в специальном пасхальном выпуске шоу «Hill Number One» и получил эпизодические роли в трех фильмах. В конце 1951 года он переехал в Нью-Йорк и поступил в легендарную актерскую студию под руководством Ли Страсберга. После этого карьера Джеймса Дина пошла в гору: он появился в нескольких популярных шоу и сериале Omnibus.

В 1953 году актер получил роль Кэла Траска в экранизации саги Джона Стейнбека «К востоку от рая». Режиссер Элиа Казан говорил, что хотел бы видеть в этом образе Марлона Брандо, но сценарист Пол Андерсон порекомендовал ему начинающего актера Джеймса Дина. Его кандидатуру одобрил сам Стейнбен, хотя Казан до последнего был настроен против кандидатуры Дина.

Джеймс блестяще исполнил роль Кэла и вскоре получил новое приглашение — в следующем году он сыграл Джимми Старка в фильме «Бунтовщик без причины». Эта молодежная драма имела большой успех, а Джеймс Дин стал настоящим кумиром молодежи.

Третьей успешной работой в карьере актера стал фильм «Гигант» режиссера Джорджа Стивенса. Джеймс Дин исполнил второстепенную роль, но зато его партнерами по съемочной площадке стали уже прославившиеся к тому моменту Элизабет Тейлор и Рок Хадсон.

Смерть Джеймса Дина / James Dean

Много лет актер увлекался гонками. На свой первый крупный гонорар он купил красную гоночную MG TD, а позже приобрел прицеп Ford Country Squire Woodie.

30 сентября 1955 года Джеймс Дин попал в аварию — его машина столкнулась с автомобилем, управляемым 23-летним Дональдом Торнпсидом. Актер получил множественные травмы и скончался по пути в больницу. Механик Рольф Вютерих, находившийся в машине вместе с Джеймсом, получил тяжелые ранения, но сумел выжить. В 1981 году он погиб в автомобильной аварии в Германии.

Джеймсу Дину было всего 24 года и его трагическая гибель породила множество слухов. Говорили, что его близкий друг, актер Алек Гиннесс, предсказал эту аварию за несколько дней. Немало легенд ходило и вокруг личной жизни Джеймса Дина: ему приписывали романы со многими актрисами, а также активно обсуждалась его вероятные гомосексуальные связи. Джеймс Дин был дважды посмертно номинирован на премию Оскар: за главную роль в фильме «К востоку от рая» и за роль второго плана в «Гиганте».

Фильмография Джеймса Дина / James Dean

Гигант (1956) Giant
Бунтовщик без причины (1955) Rebel Without a Cause
К востоку от рая (1955) East of Eden

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*