admin / 30.12.2019

Головной убор королевы

Содержание

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения wselennaj Почему Английская королева носит русский головной убор

Важным элементом женского свадебного костюма являлся головной убор. Когда девушка выходила замуж, менялся и её головной убор, как и причёска. До свадьбы девушка носила одну косу и девичьи головные уборы – разнообразные венцы, повязки и обручи, которые оставляли макушку головы открытой. Причём и в этом случае форма и орнамент этих украшений были уникальными чуть ли не для каждого села, как и украшение их дополнительными деталями в виде шариков из белого гусиного или лебяжьего пуха, которые назывались «пушками», яркими селезнёвыми пёрышками – «кудрями», цветами, золотым шитьём и самоцветными каменьями.

После свадьбы и девичья прическа и головной убор менялись на женские. Коса расплеталась и волосы заплетались в две косы, которые укладывались вокруг головы и убирались под закрытые головные уборы. Их тоже было несколько, самыми распространёнными из них являлись кокошники, повойники, кики, сороки.

Первый из них – кокошник – самый, пожалуй, известный в мире. Он является символом русского национального костюма. Действительно, он использовался как праздничный головной убор, вплоть до конца 19 века, а в некоторых сёлах его одевали невесты ещё в 20-е годы 20 века. Кокошник представляет собой головной убор в виде опахала, округлого щита вокруг головы или гребеня из простёганного или проклеенного холста или толстой бумаги, металлической ленты или венца, пришитых к небольшой простёганной шапочке (волосник) из шёлка, атласа, бархата, парчи, позумента или кумача. Сверху кокошник украшали орнаментом, искусственными или живыми цветами, парчой, позументом, бисером, бусами, речным жемчугом, золотыми нитями, фольгой, стеклом, у богатых — драгоценными камнями.

Существовало несколько видов и форм кокошников: однорогий, двурогий, конусообразный, цилиндрический, седлообразный. Были кокошники в виде циллиндрической шапки с конусообразным дном, с плоским овальным верхом, выступом надо лбом, лопастями над ушами и пришитым сзади твёрдым прямоугольным подзатыльником. Позатылник – это ткань на твёрдой основе, уложенная сзади, чтобы прикрывать волосы на затылке, а, соответственно, налобник – расшитая полоска, которая закрывала лоб, кончики ушей и виски.

Поверх кокошников часто носили платок, называемый убрус. Его закалывали под подбородком или свободно отпускали на плечи.

К сожалению, учёным-этнографам достоверно неизвестно ни происхождение кокошника, ни его сакральное значение. Впервые само название «кокошник» встречается в документах 16 века, а само слово якобы происходит от древнеславянского слова «кокош», означающего курицу-наседку или петуха. Тем не менее, уже в погребениях Новгорода, относящихся к 10-11 веку встречаются некоторые подобия кокошника: твёрдого головного убора, низко сидящего на лбу и закрывавшего голову полностью до ушей. Кроме того, кокошниками такого рода головные уборы называли лишь в нескольких губерниях России. В других русских землях у схожих с кокошниками головных уборов были другие названия: «каблучок», «наклон», «злотоглав», «рогачка», «сорока» или, например, «кокуй».

Да и сомнительно, что такой древний предмет мог произойти просто от сходства с гребнем петуха и быть просто головным убором. А тот факт, что он очень древний, не вызывает никакого сомнения, потому что кокошник, в частности, и славянские женские головные уборы можно найти в древней древности у разных народов – от древних иберов Иберийского полуострова (ныне Испания и Португалия), этрусков, скифов, греков и римлян, до средневековых королев. Ниже представлены образцы головных уборов этрусских женщин: изображение на саркофаге этрусской женщины, имя которой западные этрускологи «прочитали» как Сейанти Хануниа Тлеснаса (Seianti Hanunia Tlesnasa), 150 г. до н.э. Кьюзи (Chiusi), Тоскана; статуя этрусской богини Уни – 5 в. до н.э. из обожжённой глины, раскрашенной красками в храме Лоскасато в античном этрусском городе Фалерии (Lo Scasato, Falerii); женщина в кокошнике на антефиксе этрусского храма Уни (Juno Sospita) в Lanuvium, 6-5 вв до н.э. (Антефикс – это вертикальный блок, который завершал черепичное покрытие крыши); и голова этрусской женщины в натуральную величину, Лувр.

И как всегда это случается, чем дальше от центра, от источника, тем встречается меньше разновидностей этих головных уборов Славяно-Ариев, и тем они скромнее украшены.

* * *

Как ранее мы писали и показывали в разделе Белые Боги Греции, главные греческие боги имели славянское происхождение. Поэтому совсем неудивительно, что головы богинь Геры-Яры, Артемиды, Деметры и других украшают нам уже хорошо известные русские головные уборы – разного вида кокошники. Вечно юная богиня охоты и целомудрия Артемида изображается в славянском девичьем головном уборе – «венце», который оставлял макушку и волосы открытыми и являлся символом девичества.

Во время подбора материалов для этого раздела мы заметили интересную деталь – чем старше изваяния богинь, тем эти головные уборы ближе к оригинальным. Чем ближе к нашему времени, тем они больше становятся похожими на небольшие диадемы. Для наглядности сравним статуэтку Геры 5 века до н.э. и, как говорят, римскую копию греческой статуи 2 века н.э., которая хранится в Лувре. Или статуэтку Деметры 6 века до н.э. и римскую копию статуи этой богини с греческого оригинала 5 века до н.э., которая хранится в музее Ватикана, а также другую римскую копию с греческого оригинала 4 века до н.э. из палаццо Альтемпс в Риме.

Хотя, если принять во внимание чудовищную фальсификацию мировой истории вообще и роль в ней нашего народа в частности, эти копии мы не стали бы называть «римскими». По той простой причине, что пресловутой «Римской империи» никогда не существовало, а вместо неё была империя Славяно-Ариев, свастичными символами которых украшены многчисленные архитектурные сооружения – т.н. «римские» виллы, разбросанные по территории Европы и всего Средиземноморья. И уж если и называть как-то эту империю, то, по нашему мнению, лучше Этрусской, а не Римской. Кроме того, существует вполне обоснованное мнение, что все т.н. «римские» копии делались в Италии средних веков, в эпоху Возрождения. Об этом можно почитать в интересной книге А. Жабинского «Другая история искусств». Так что, вполне возможно, что «древнеримская» богиня Церера – римский аналог греческой Деметры, совсем не такая уж и древняя.

Однако, продолжим тему славянских головных уборов. Примечательно, что в них облачались не только греческие и римские богини, но и обычные женщины. Кроме того, как нам показывают, у «древнеримских» женщин одно время существовала такая интересная мода на причёски – волосы тщательно завивались и укладывались снизу так, что наверху они образовывали причёску, которая была очень похожа на русский кокошник.

Одним из древних народов, женщины которого носили головные уборы, подозрительно похожие на русские кокошники, являются иберы (вроде бы предки испанцев). История этого народа неясна. Предполагают, что иберы жили на восточном побережье современной Испании с 3-го тысячелетия до н.э., постепенно заселяя весь полуостров, но собственно название «иберы» впервые упоминается греческим путешественником Сцилаксом (6 век до н.э.). Существует несколько версий их происхождения. Одни полагают, что иберы пришли из Северной Африки, а другие – что они были автохтонным населением. По сведениям древних авторов на Иберийском полуострове проживало 21 племя уже после того, как туда пришли кельты (4 в до н.э.). Известно, что в 1-м тысячелетии до н.э. на территории юго-восточной Испании существовало королевство Тартесс, которое располагалось на территории современых испанских провинций Андалусия и Мурсия. По одной из версий его основали этрусски. Поэтому совсем неудивительно, что археологи находят на этой территории множество артефактов так называемого иберийского искусства, где женщины изображаются в головных уборах, которые очень похожи на русские кокошники.

На первых двух фото изображены глиняные фигурки женщин, найденные на юго-востоке Испании, в городе La Sereta, 2 век до н.э.. На следующем – фигурка женщины из известняка, которую назвали «Приносящая жертвенные дары» (La Gran Dama Oferente), юго-восток Испании, провинция Альбасете, город Cerro de los Santos, 2 век до н.э. Там же нашли глиняную голову иберийской женщины и бронзовую скульптуру женщины, юг Испании, провинция Хаэн (Jaen), город Castellar de Santiesteban.

На этих фотографиях изображены: глиняная фигурка женщины из Cerro de los Santos 2 века до н.э; глиняное изображение иберийской женщины со свастикой на поясе; Дама из Базы (Dama de Baza) 4 века до н.э. найдена в провинции Гранада, юго-восток Испании; Дама из Гуардамара (Dama de Guardamar) 4 века до н.э., найдена в городе Гуардамар дель Сегура (Guardamar del Segura), провинция Аликанте; бронзовая скульптура женщины, юго-восток Испании, провинция Хаэн (Jaen), город Castellar de Santiesteban.

Эти фотографии показывают: известняковая фигурка иберийской женщины, провинция Альбасете, город Cerro de los Santos, 2 век до н.э. и самую знаменитую скульптуру иберийского искусства – бюст иберийской женщины 5-4 века до н.э., которую назвали Дама из Эльче (Dama de Elche), потому что её нашли в городе Эльче, провинция Аликанте, юго-восток Испании. Представляет интерес следующий факт. Бюст Дамы из Эльче был погребальной урной. Известно, что иберы сжигали своих покойников, так же, как и наши предки – Славяно-Арии…

Кем была эта Дама, доподлинно не известно. На этот счёт существуют следующие версии: судя по богатству головного убора и украшений, а также по красно-синей цветовой гамме одежды, это изображение либо неизвестной иберийской богини, либо священнослужительницы, либо правительницы, либо очень знатной дамы, чей прах находился внутри. В любом случае, прекрасно видно, что эта дама высокого ранга имела черты белой расы. Особый интерес вызывает головное украшение, а именно, огромные «колёса», которые закрывали уши и крепились на кожаной полосе специальными застёжками. Это ни на что не похожие украшения. Учёные и исследователи теряются в догадках, что это могло быть. Высказываются предположения, что эти украшения являются отражением культуры Финикии, Ионии, Этрурии, Дагестана и даже Атлантиды.

Основанием для последнего утверждения, вероятно, является тот факт, что испанские учёные нашли затонувший город, построенный в виде концентрических колец, на юге Испании недалеко от города Кадис и приписали его Атлантиде. Ну, насчёт Атлантиды в Испании сказать ничего не можем, а насчёт предыдущих культур скажем, что, к сожалению, ничего похожего в доступных интернетовских источниках мы не обнаружили. Однако обнаружили кое-что другое.

До сих пор существует народ, женщины которого носили «наушные» ювелирные изделия. Не такие огромные, как у иберийской Дамы (она всё-таки голубых кровей, если не божественных, и значит, такое украшение имело сакральный характер, и было связано с каким-то религиозным обрядом, т.е. всё у неё должно быть «по-богатому», и такие махины носились совсем не каждый день). Те, что мы обнаружили, размером поскромнее и больше похожи на те, которые носит Дама из Гуардамара на фото выше. Кстати сказать, народный костюм современной испанской провинции Валенсия, соседней с той, где нашли Даму, включает в себя подобие таких «колёс», но размером поскромнее.

Так вот, нашли мы эти штуки у славян. Наверное, чувство, похожее на то, что мы при этом испытывали, было у героев из серии книг Юрия Никитина «Трое из леса», когда они искали священный артефакт по всему свету, а нашли его у себя в лесу. Называются эти украшения рясны и колты. Рясны – это металлические височные подвески, крепившиеся к головному убору. Подвески эти спускались по сторонам лица (до груди или даже до пояса) и служили или самостоятельным украшением, или драгоценными лентами для подвешивания колтов. Колты – височные кольца округлой либо спиралевидной формы, которые либо крепились к ряснам, либо непосредственно к головному убору.

Височные кольца имели обереговое предназначение. В зависимости от достатка и положения женщины в семье, носили одно или несколько височных колец, украшенных обережными знаками. Каждое славянское племя имело свой тип колец: новгородцы – ромбощитковые, радимичи, пяти- и семилучевые, вятичи – пяти- и семилопастные, поляне трёхбусинные и т.д. Также «наушниками» служили шарики из пуха, которые назывались «пушками». Кому-то может показаться, это сходство притянутым за уши, пардон за невольный каламбур, но не будем забывать, что между иберийскими и славянскими дамами временное расстояние более чем в две тысячи лет, учитывая тот факт, что такие головные уборы на Руси были в ходу ещё в середине 20 века. Похожие «наушники» можно увидеть и в русском национальном головном уборе, который называется «сорока», и которые в большинстве своём украшены солярными ведическими символами.

Ещё один славянский головной убор, который обнаруживается в самых разных местах и эпохах, иногда довольно-таки в неожиданных. Называется он «двурогая кика» – старинный головной убор замужних женщин. «Рогатые» кики с двумя выступающими остриями носили молодые женщины. К старости кики становились «безрогими».

В книге М. Семёновой «Быт и верования древних славян» это объясняется так: «Дело в том, что, согласно верованиям славян, рога обладали огромной оберегающей силой. Главным образом бычьи (турьи). Бык-тур был символом в первую очередь мужским, и рога обозначали мужское начало – способность уберечь, защитить от опасностей как реальных, так и волшебных. Женщине, особенно молодой матери, это было жизненно необходимо. Достаточно упомянуть, что даже в начале XX века недавно родившая женщина, выходя из дому, брала с собой рогатый ухват. Той же цели служили и матерчатые, на берестяной или стёганой холщовой основе, рога её кики.

Другой идеей, «заложенной» в эти рога (и тоже связанной с быками и коровами), была идея плодородия, продолжения рода. Ещё в конце XIX века в некоторых деревнях женщины, достигшие старости, меняли рогатую кику на безрогую или вовсе переставали её носить, ограничиваясь платком. В христианские времена священники стремились не допустить женщин в рогатых киках к причастию и вообще в церковь, вполне справедливо усматривая в этом следы языческой веры».

Так вот, находим мы славянскую двурогую кику в Древнем Египте в качестве головного убора чёрной богини Изиды. Помните такую дамочку? По одной из легенд Изида, сама принадлежащая к чёрной расе, обманом выманила у Белого Иерарха Ра тайные знания Белой Расы. Так вот, короной Изиды были рога небесной коровы Хатхор, породившей солнце, с солнечным диском между ними. Гораздо позже он превратился в головной убор шути – рога трансформировались в два огромных страусиных пера. Кстати сказать, сама Хатхор, как и первые египетские фараоны, изображалась с чертами лица белой расы. (Более подробно см. в нашем разделе «Белые Боги Ближнего Востока»). Вполне возможно, что вместе со знаниями, она «прихватизировала» и все атрибуты и символы Белой Расы, что неудивительно. Это встречается сплошь и рядом. Вспомним хотя бы шестиконечную звезду, которую все называют «звездой Давида» и считают собственностью исключительно иудейского народа. А ведь знак-то этот, старше их, как минимум, на десятки тысяч лет и принадлежал славянам, и называется он звезда Велеса. Мы уже не говорим о свастике, нагло замиствованной германскими национал-социалистами и надолго дискредитировавшими этот священный символ.

После того, как знания Белой Расы были украдены Тёмными Силами, людям Белой Расы навязали социальное оружие, их порабощающее, – культ Осириса, который в разное время и для разных народов имел разные названия – культ Митры, Адониса, Диониса и пр. Сегодня мы его знаем под именем христианства. Посмотрите на фотографию. Не правда ли, Изида с младенецем Гором напоминает Марию с младенцем Иисусом, а так же Семирамиду с Таммузом, Деваки с Кришной и т.д. Но это уже совсем другая история…

Русские народные женские головные уборы, в частности однорогий кокошник, носили женщины ещё одного древнего народа. Перенесёмся теперь в пространстве из древней Испании и Египта на восток, на земли скифов. Помимо однорогих кокошников, у скифов были распространены женские головные уборы, которые сейчас называют «калафы», «тиары», «клобуки». Клобук – конусовидный головной убор с заострённым верхом, боковыми и задними лопастями, доходившими до плеч. Спереди его украшали треугольная золотая пластина, ряды золотых бляшек или бусы. Скифские клобуки имели разную высоту (нередко их дополняли золотая пластина с височными подвесками и покрывало).

Скифский калаф – цилиндрический спереди головной убор, сбоку имел дугообразный край (подобно кокошнику), с мягким закрытым верхом и затылком. Его высота составляла 10-16 см. Передняя часть украшалась рядами золотых пластинок, а сзади набрасывалось покрывало с золотыми бляшками.

В 1993 году на плоскогорье Укок (Республика Алтай) при раскопках кургана Ак-Алаха-3 была найдена мумия женщины, которую называют Алтайской принцессой или принцессой укок. Современные алтайцы считают её своим предком, и она повсеместно изображается, как женщина монголоидной расы. Однако восстановленный образ «принцессы Укок» показывает, что она была европеоидной внешности, а татуировки на теле и предметы, захороненные вместе с ней, позволяют утверждать, что была она скифской знатной дамой. Интересно, что среди головных уборов русских женщин конца 19 века мы с удивлением обнаруживаем головной убор, очень похожий на убор «Алтайской принцессы». Как говорил Шерлок Холмс из советского фильма: «Вот так, Ватсон, как только начнёшь изучать портреты предков, так уверуешь в переселение душ».

В странах средневековой Западной Европы влияние «варварского» востока было на лицо, вернее на голову, несмотря на тот факт, что, будучи самыми западными провинциями Славяно-Арийской империи, они самыми первыми были отколоты от неё и прикладывали серьёзные усилия, чтобы стереть память о своём происхождении. Тем не менее, её влияние оказалось столь сильным, что и века спустя европейские модницы продолжали щеголять в двурогих киках, кокошниках, скифских калафах, клобуках и тиарах.

На каринках изображены: миниатюра из французского манускрипта Утешение Философии (The Consolation of Philosophy), 1460-70 гг.; принцесса Беатрис, графиня Арундельская (Arundel Castle, West Sussex, England) 14 век. Помните Даму из Эльче с колёсами-наушниками 5 в до н.э.? Оказывается, такие штуковины носили и в Англии в 14 веке. Анна Свидинска – третья жена Карла IV, королева Богемии, Германии и императрица Священной Римской Империи, 14 в.; дама из рода Орсини, Италия 14 в.; Мария Бургундская, 15 в.

Мария Тюдор, королева Англии, 16 в.; портрет Анны де Лупер 1627; шведский народный свадебный костюм; двурогая кика – портрет неизвестной; портрет женщины, Роджер ван Вайден, 1460 г.

Портрет женщины, Бернардино Луини, 1520 г; Элишка Поморская, 14 в., дочь польского короля Казимира III; портрет молодой девушки, Петрус Кристус, 1460 г.; болгарский свадебный народный костюм. Плевен; королева Англии Елизавета II. Интересно, знает ли английская королева, что головной убор, который она носит, называется кокошник и заимствован у русов?

Оказывается, знает. Он раньше принадлежал английской королеве-консорту Александре Датской (1844-1925), жене Эдварда VII. Он так и называется Русский Кокошник (The Russian Kokoshnik Tiara), который был подарен ей леди Солсбери (Lady Salisbury) на годовщину её свадьбы в 1888 году от имени 365 леди. Александра пожелала, чтобы его дизайн был сделан по форме русского кокошника, в точности таким, какой был у её сестры – императрицы России Марии Фёдоровны (1847-1928) (в девичестве Мария-София-Фредерика-Дагмара), жены Александра III.

Вообще-то все дамы королевских (и не очень) кровей Европы с давних времён использовали и по сей день используют русские головные уборы, в частности кокошники, в качестве парадных головных уборов. На иллюстрациях вы видите королев разных времён и народов: королева Швеции Фредерика Баденская, прусская королева Кира, греческая королева Ольга, румынская королева Мария, сербская королева Мария, кронпринцесса прусская и германская Сесилия, королева Нидерландов Беатрикс, герцогиня Корнуольская Камилла.

В России же эта традиция была прервана Петром I, который запретил боярыням использовать этот головной убор и носить русское платье. Он всерьёз был озабочен искоренением привычки носить русское платье. Указы по этому поводу издавались постоянно. Сначала это касалось только придворной знати, а затем также и чиновников и всех городских жителей. Причём устанавливался даже порядок ношения европейсеих платьев – немецкое по будням и французское – по праздникам, а чтобы «тёмный» народ в точности знал, что от него хотят, «…по градским воротам… для образца повешены были чучелы, сиречь образцы платью». Наблюдение за исполнением указов велось строжайшее – упрямых сторонников ношения старого платья штрафовали за неподчинение. Дальше – больше. Те, кто продолжал носить русское платье и бороды, отправлялись на каторгу с конфискацией имущества. Несмотря на это, люди продолжали следовать вековым традициям и носить удобный и привычный русский костюм, поэтому в 1704 году Пётр I издал указ о запрещении пошива и продажи платья русского покроя. Всего в период своего правления Петр издал 17 указов, в разной степени регламентировавших внешний вид подданных и правила ношения различных видов одежды

Кстати, о бородах. Борьбу с ними Пётр начал, так сказать, не успев сойти с корабля. Известно, что на первом же пиру после своего возвращения из «европ» в августе 1698 года Пётр I обрезал ножницами длинные бороды нескольким боярам, которые прибыли поздравить его с благополучным прибытием на родину. Немногие знают, что это считалось тогда страшным оскорблением и глумлением, посколько на Руси всегда считалость, что «бреющие бороды подобны бреющим бороды мужеложцам», иными словами безбородое лицо – признак представителей, как сейчас говорят, мужчин нетрадиционной ориентации. Ещё в «Русской правде» Ярослава Мудрого за «поторгание» бороды или усов, иначе говоря, за причинение им ущерба, полагался особо высокий штраф – 12 гривен – всего в три раза меньше штрафа за убийство человека. Однако всем бороды побрить не удавалось и тогда ввели штрафы. За сохранение бород купцы должны были платить по 100 рублей в год, дворяне – по 60 рублей, горожане – по 30 рублей. Крестьянам разрешалось носить бороду, но при въезде в город и выезде из него у заставы взималось по 1 копейке с бороды. Только духовенство сохранило бороду и не должно было платить за неё.

После более чем 60 лет интенсивного искоренения русского костюма, он вернулся. Моду на него при дворе ввела Екатерина II (1729-1796), издав соответствующие указы, строго регламентировавшие – какие придворные платья и в какие дни надлежало носить. По правде говоря, то, что ввела Екатерина, русским костюмом в полном смысле не являлось. Это было вполне европейское декольтированное платье с некоторыми элементами от русского костюма – откидные рукава верхнего платья, оформление переда наподобие крестьянского сарафана в виде сквозной застёжки на пуговицах – остроумно прозванный современниками «офранцуженым сарафаном».

Кроме того, в неожиданную любовь немки ко всему русскому поверить тяжело. Не будем забывать, что настоящее имя Екатерины II было София Августа Фредерика фон Анхальт-Цербст-Дорнбург. Не будем также забывать, что прав на русский престол она не имела, к власти пришла в результате вооружённого переворота, убив при этом законного мужа, шпионила в пользу других государств, уничтожила последнее Ведическое государство Русов – Великую Тартарию и саму память о нём, и сочинила русам новую историю, где от их былого величия не осталось и следа, превратив их из основы земной цивилизации в неспособных управлять собой неизвестно кого. Её «золотой век» стоил русам миллионы рублей и миллионы жизней (рост населения в значительной мере был результатом присоединения к России завоёванных государств и территорий). Однако, дамой она была неглупой и неленивой, и понимала, что, если продолжать геноцид русов, который проводили все её предшественники в таком объёме и такими темпами, то можно остаться без подданных совсем. А ещё шаткую нелегитимную власть надо удержать, да и воевать кто-то же должен, так что патриотизм надо как-то поднимать. Слегка. Вот этим и объясняется её «любовь» ко всему русскому, в том числе и к костюму. Она даже первоначально хотела облачить «медного всадника» в древнерусское платье. Вот уж действительно, чтобы добиться своего, можно пойти на многое, даже на такие абсурдности. Пётр I (вернее лже-Пётр), всю жизнь боровшийся с русским народным костюмом, и вдруг «отлит в граните» в нём же!

Павел I (1754-1801), сын Екатерины II, в силу своего воспитания, отменил «русское» платье, а Николай I (1796-1855), его внук, вновь сделал его обязательным при дворе, чему несомненно поспособствовал всплеск патриотизма во время Отечественной войны 1812 года. Ношение национального костюма было формой выражения патриотизма: «Дамы отказались от французского языка. Многие из них почти все оделись в сарафаны, надели кокошники и повязки; поглядевшись в зеркало, нашли, что наряд сей к ним очень пристал, и нескоро с ним расстались», – писала английская п утешественница Марта Вильмот, посетившая в начале 19 века Россию.

В 1834 году Николай I (1796-1855) издал указ о введении нового придворного платья с кокошником, опять же на основе модного тогда европейского платья с глубоким декольте с длинными рукавами «а ля бояр». Кроме того, если посмотреть на картину 1835 года Пимена Орлова, то с удивлением можно обнаружить, что придворные дамы не только носили кокошники, но кокошники, украшенные свастиками!

Давайте посмотрим на альбом «Придворных дамских нарядов», высочайше утверждённых его императорским величеством Николаем Павловичем в 1834 году. Платья эти придворные дамы в обязательном порядке носили влоть до 1917 г. Император утверждал не только сам наряд, но и орнамент шитья. Фрейлинам великих княгинь полагался красный «сарафан» с белой нижней юбкой и белый кокошник. Статс-дамам и камер-фрейлинам полагался зелёный сарафан (настоящий, а не офранцуженый) с золотой вышивкой, с белой юбкой и красно-золотой узорчатый кокошник. Наставницы великих княжон должны были носить синий сарафан и золотой кокошник с узором по нижнему краю. Фрейлины императрицы должны были появляться в красном сарафане (офранцуженом) с белой юбкой, золотым шитьём и резным золотым кокошником-диадемой. Фрейлины великих княгинь дожны были появляться при дворе тоже в красном «сарафане», но с белым или серебрянным шитьём и таким же кокошником-диадемой.

Фрейлины великих княжон получили синий «сарафан» с золотой вышивкой и золотым узорчатым кокошником, гофмейстерины при фрейлинах получили малиновый сарафан с золотым шитьём, рубашки с рукавами буфф и золотым кокошником. Дамам, приезжающим ко двору, дозволялось иметь платья различных цветов, любого покроя и с различными узорами, кромк тех, что носили придворные дамы. Все дамы без мужей должны были иметь повойник или кокошник произвольного цвета с белым вуалем, а девицам – повязку также произвольного цвета и так же с вуалем.

Русский костюм при дворе продолжил своё существование и в царствование императоров Александра II (1818-1881) и его сына Александра III (1845-1894). Последний вообще любил всё русское. Именно в его правление Россия сделала гигантский рывок вперёд, вытащив себя из болота либеральных реформ, в которые её завёл Александр II, сам же от них и погибнув. Член террористической партии «Народная воля» бросил бомбу ему под ноги. В стране тогда творилось примерно то же стремительное обнищание народа, та же нестабильность и беспредел, который нам устроили Горбачёв и Ельцин почти век спустя.

Александр III сумел сотворить чудо. В стране началась настоящая техническая революция. Бурными темпами шла индустриализация. Император сумел добиться стабилизации государственных финансов, что позволило начать подготовку к введению золотого рубля, которое было осуществлено уже после его смерти. Он яростно боролся против коррупции и казнокрадства. На государственный посты старался назначать хозяйственников и патриотов, защищающих национальные интересы страны.

Бюджет страны стал профицитным. По словам министра путей сообщения Российской империи, а позже финансов С. Витте «…император Александр III был хороший хозяин не из-за чувства корысти, а из-за чувства долга. Я не только в царской семье, но и у сановников никогда не встречал того чувства уважения к государственному рублю, к государственной копейке, которым обладал император Александр III. Он каждую копейку русского народа, русского государства берёг, как самый лучший хозяин не мог бы её беречь…»

Именно в правление императора Александра III Россия ни дня не воевала, и всё улаживалось исключительно дипломатическими методами, причём, безо всяких оглядок на «европы» или кого-либо ещё. Он считал, что России незачем там искать себе союзников и вмешиваться в европейские дела. Известны его слова, ставшие уже крылатыми: «Во всём мире у нас только два верных союзника – наша армия и флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся на нас».

Он очень много сделал для укрепления армии и обороноспособности страны и её границ. В том числе он произвёл реформу военнного обмундирования, взяв за основу русский костюм,

25 необычных шляп на королевских свадьбах

Вопреки распространенному мнению, традиция британских аристократов надевать на торжественные мероприятия, вроде скачек и свадеб, экстравагантные головные уборы не такая уж древняя. Сто лет назад в ходу были в основном шляпы классической формы с широкими полями. Такую шляпу дама могла украсить пышной цветочной «икебаной» и перьями, но дальше этого дело обычно не шло.

К середине ХХ столетия в моду стали входить шляпки-«таблетки», миниатюрные и без полей. В Европе и Америке их часто называют «коктейльными». Такие головные уборы часто украшались вышивкой, цветами, перьями и вуалями. Чем ярче была коктейльная шляпка в 40-е годы, тем она была моднее. Некоторые эксперты считают, что так европейские женщины протестовали против нацистской оккупации и сопряженных с ней лишений.

Гости королевской свадьбы в Бельгии

По-настоящему необычными и креативными головные уборы дам из истеблишмента стали, начиная с 80-х годов, когда на модной сцене появились легендарные дизайнеры шляп Филип Трейси и Стивен Джонс. Тогда же набирать очки стали фасинаторы – броские, часто сложно сконструированные украшения, которые крепятся к прическе шпильками или привязываются лентами. В отличие от шляп, у них нет ни полей, ни тульи.

Хотя «безумные» шляпки и фасинаторы – английское изобретение (британские аристократы всегда были самыми эксцентричными), в последнее время эту традицию перенимают и в других странах. Причудливые головные уборы носят члены королевских семей Швеции, Бельгии и Испании.

Принцесса Астрид Бельгийская на свадьбе принца Виллема Александра, 2002 г.

Младшая сестра бельгийского короля Филиппа (правда, в 2002 г. ее брат был «всего лишь» наследным принцем) пришла на свадьбу будущего правителя Нидерландов Виллема-Александра и сотрудницы Deutsche Bank в Брюсселе, аргентинки Максимы Соррегьеты (сегодня мы все знаем ее как королеву Максиму), в странной двойной шляпке. Выход, разумеется, не остался незамеченным. В интернете над Астрид посмеивались: «Она что, захватила запасную шляпку для королевы Софии и не знала, куда ее положить?»; «а может, вторую шляпу ей просто пририсовали в фотошопе?». Это были самые мягкие комментарии сетевых остряков. Но лично мы не против: будь Астрид в обычной соломенной шляпке, разве кто-нибудь бы сейчас об этом вспомнил?

Королева Нидерландов Беатрикс на свадьбе Йохана Фризо, 2004 г.

Свадьба недерладского принца Йохана Фризо и предпринимательницы Мейбл Виссе-Смит наделала в свое время много шума. Женитьба на бывшей любовнице известного наркодельца стоила жениху притязаний на престол. Ради возможности заключить брак с женщиной, чье прошлое вызывало вопросы у членов парламента, Йохан Фризо отказался от титула «принц Нидерландов» и был исключен из списка наследников короны. Впрочем, запомнилось торжество не только этим. Информагентства облетело фото матери принца, королевы Беатрикс, в необычной шляпе, большей похожей на гиганский венок, сплетенный из перьев тропических птиц. Надо сказать, подобный стиль Беатрикс вообще любит. Многие из ее эксцентричных «перьевых» шляп создала нидерландка Сюзанн Мульджин. В прошлом году в королевском летнем дворце в Апелдорне прошла выставка ста одиннадцати самых эффектных шляпок королевы, и эта шляпка-венок была в числе экспонатов.

Норвежская принцесса Марта-Луиза на свадьбе испанского принца Фелипе, 2004 г.

Дочь норвежского короля Харальда V на свадьбе испанского принца Фелипе и журналистки Летиции Ортис нашла способ засвидетельствовать почтение испанской королевской семье, да и всей Испании вообще. Ее платье ярко-желтое, а скульптурная соломенная шляпка алая. Это национальные цвета флага страны Фелипе и Летиции.

Камилла Паркер-Боулз на собственной свадьбе, 2005 г.

В этой экстравагантной шляпке из позолоченных перьев и кристаллов Swarovski, напоминающей ангельский нимб, Камилла предстала перед архиепископом Кентерберийским: вдвоем с Чарльзом они получили благословение на брак. Этот обряд заменил им венчание, от которого решено было отказаться, так как и невеста, и жених были разведены (читайте: Камилла Паркер Боулз: жизнь после смерти принцессы Дианы). Перед этим, во время гражданской части церемонии, невеста была в куда более «традиционной» широкополой белой шляпе, украшенной кружевом и перьями. Оба экземпляра для Камиллы создал Филип Трейси, шляпник, которого в Британии неофициально считают придворным дизайнером.

Лора Паркер-Боулз на свадьбе матери, 2005 г.

Над головным убором дочери Камиллы Лоры тоже поработал Филип Трейси. Сложная конструкция представяла собой широкую позолоченную ленту, завязанную в бант и окруженную позолоченными перьями, напоминающих по форме стрелы. Цвет фасинатора контрастировал с платьем Лоры оттенка мяты и отлично «рифмовался» с позолоченными лодочками.

Труди Стайлер на свадьбе Камиллы и Чарльза, 2005 г.

Жена Стинга на свадьбе Чарльза и Камиллы – настоящий show stealer, человек, который привлекает к себе все внимание публики. Впрочем, как это обычно бывает, далеко не всегда повышенное внимание – синоним восхищения. Так, The Guardian сравнил украшение из перьев на ее шляпке-таблетке с «кругом, через который прыгают в клетке хомячки». Цитата в анналах модной истории осталась, а вот имя дизайнера шляпки, увы, нет.

Кейт Миддлтон на свадьбе Лоры Паркер-Боулз, 2006 г.

Это было первое появление будущей герцогини Кембриджской на свадьбе члена королевской семьи в качестве официальной невесты принца Уильяма. В общем, для Кейт это было почти такое же волнующее событие, как для самой новобрачной, которая готовилась отдать руку и сердце Гарри Лопесу, аристократу с модельным прошлым (он работал для Calvin Klein). Для торжественного выхода девушка принца выбрала элегатное двубортное кремовое пальто, а чтобы образ не показался скучным, разбавила его экстравагантной шляпкой с крупным украшением из перьев. Модные критики одобрили.

Принцесса Беатрис на свадьбе Питера Филлипса, 2008 г.

Дочь принца Эндрю и Сары Фергюсон Беатрис обожает необычные головные уборы. Каждый ее фасинатор – маленькое произведение искусства. Этот, в виде скрепленных между собой огромных разноцветных бабочек, для нее создал – несложно догадаться! – Филип Трейси. В результате, свадьба кузена Беатрис Питера Филипса и канадки Отон Келли запомнилась еще и этим необычным выходом.

Роберта Армани на свадьбе Альбера II, 2011 г.

Племянница Джорджио Армани, ответственная в его модном доме за PR, пришла на свадьбу князя Альбера и Шарлен Уитсток под руку с дядей и в элегантной шляпке, напоминающей розовый бутон, украшенный черными лентами. Вполне в духе итальянского короля минимализма.

Кейт Миддлтон на свадьбе Зары Филлипс, 2011 г.

На этот раз Кейт уже была в статусе жены и с титулом герцогини Кембриджской, а вот приталенное пальто цвета слоновой кости от дизайнера Джейн Траутон на ней было то же, что и пять лет назад на свадьбе Лауры Паркер-Боулз. Журналисты такой ход одобрили: они сочли, что так новоиспеченная жена принца Уильяма демонстрирует негативное отношение к бездумному потреблению. А поскольку шляпка на Кейт была новая (ее автор – дизайнер Джина Фостер) образ смотрелся совершенно иначе, чем в 2006 году (читайте: Из простолюдинок в аристократки: как Кейт Миддлтон изменилась за 7 лет рядом с Королевой)

Принцесса Беатрис на свадьбе Зары Филлипс, 2011 г.

На этот раз автором творения, которым Беатрис украсила прическу, стала Анджела Келли, не только дизайнер, но и с 2002 года личный стилист Елизаветы II, полностью ответственный за ее гардероб. Она же была и автором всего наряда принцессы. Как мы видим, годы работы с королевой отнюдь не превратили Келли в консерватора. В душе она остается любительницей авангарда, к тому же, не лишенной чувства юмора. Шляпку Беатрис на этот раз не сравнил со спутниковой антенной разве что ленивый.

Принцесса Евгения на свадьбе Зары Филлипс, 2011 г.

Сестра Беатрис тоже пришла на свадьбу кузины в total look от Анджелы Келли. Причем, шляпы обеих девушек были странно похожи по форме. Ассоциации со спутниковой связью были, правда, не столь очевидны, благодаря цвету – головной убор Евгении был из соломы сдержанного цвета охры.

Герцогиня Камилла на свадьбе Зары Филлипс, 2011 г.

На свадьбу племянницы мужа герцогиня Камилла пришла c прической, украшенной фасинатором, похожим на пышный венок, сплетенный из цветов и перьев. Автор творения – все тот же Филип Трейси. Многим образ Камиллы показался чрезмерным. Виной всему массивное ожерелье с большим камнем, которое было у нее на шее. Более минималистичное украшение больше гармонировало бы с экстравагантным венком.

Кирсти Галлахер на свадьбе Зары Филлипс, 2011 г.

Ведущая спортивных телепрограмм Кирсти Галлахер решила не оставать от аристократов. Для свадьбы Зары она выбрала бирюзовый соломенный фасинатор, закрученный в причудливый завиток. С ее платьем в мелкий цветок от Joseph он гармонировал идеально.

Натали Пинкхэм на свадьбе Зары Филлипс, 2011 г.

Еще одна телеведущая на свадьбе старшей внучки королевы – и еще один необычный головной убор. Впрочем, не такой экстравагантный, как у некоторых, хоть и не без выдумки. The Guardian назвал образ Натали (кроме шляпки, на ней было приталенное красное платье от бренда Beulah) «квинтессенцией того, что необходимо надевать на королевскую свадьбу».

Принцесса Беатрис на свадьбе принца Уильяма, 2011 г.

Это фото видели, кажется, все ­– даже те. кто далек и от моды и от новостей из жизни королевских семей. Бежевая шляпка-таблетка с массивным украшением (автор – Филип Трейси) наделала много шума. Беатрис обвиняли и в отсутствии вкуса и в том, что ее чересчур экстравагантные головные уборы выставляют на посмешище всю британскую аристократию. Досталось ей и за то, что на всех групповых снимках шляпка возвышалась над головой Елизаветы II, придавая королеве комичный вид. Шляпку сравнивали и с булочкой-претцелем, и с сиденьем для унитаза. Сам Трейси выступил в защиту своей знаменитой клиентки: «Сейчас вы ее ругаете, а через несколько десятилетий скажете, что она выглядела круто!». Сама принцесса сумела достойно выйти из положения: через месяц шляпка ушла за баснословную сумму с аукциона eBay, а все средства были перечислены на счет благотворительной программы UNICEF (читайте: Факты о свадьбе Кейт Миддлтон и принца Уильяма, о которых вы могли не знать).

Принцесса Евгения на свадьбе принца Уильяма, 2011 г.

Головной убор Евгении на той же свадьбе тоже был от Филипа Трейси и тоже выглядел весьма необычно. Правда, шляпка Беатрис отвлекла на себя все внимание публики, так что выход Евгении прошел почти не замеченным. Учитывая шквал негодования, который обрушился на сестру, может оно и к лучшему.

Тара Палмер-Томкинсон на свадьбе принца Уильяма, 2011 г.

А вот образ светской львицы и телеведущей Тары Палмер-Томкинсон (ныне покойной) критикам пришелся по душе. Ее шляпка невероятно красивого неоново-синего цвета прекрасно гармонировала со сложно-скроенным платьем от дизайнера Деборы Милнер и туфлями от Николаса Кирквуда. Создал головной убор все тот же «герой дня», неутомимый Филип Трейси.

Софи Уэссекская на свадьбе принца Уильяма, 2011 г.

Невестка королевы на свадьбу племянника пришла в миниатюрной шляпке, украшенной большими бежевыми бутонами роз от дизайнера Джейн Тэйлор. Кстати, Тэйлор тогда была на слуху всего год (первую коллекцию она выпустила в 2008 г., а заговорили о ней в 2010-м), но клиенты у нее уже были самые высокопоставленные. Этот выход ознаменовал для Софи новую «шляпную» эру. До этого она предпочитала более массивные головные уборы.

Мириам Гонсалес на свадьбе принца Уильяма, 2011 г.

Известный юрист, жена британского политика Ника Клегга, который в 2011 г. занимал пост вице-премьер-министра, на королевскую свадьбу пришла в головном уборе, похожем на огромный пион. Его цвет и форма прекрасно гармонировали с внешностью испанки Мириам и удачно контрастировали с ее белым платьем в черный горошек. Если приглядеться, то можно заметить: это, на самом деле, не шляпка, а черный тюрбан, украшенный искусственным цветком.

Виктория Бекхэм на свадьбе принца Уильяма, 2011 г.

Еще одна клиентка Филипа Трейси на королевской свадьбе. И ей тоже досталось от журналистов. Наряд Виктории, состоявший из черного платья собственного бренда, черных же туфель Christian Louboutin и черного головного убора, сочли больше подходящим для похорон, чем для праздника. Эффект усугублял тот факт, что Виктория весь вечер выглядела крайне мрачной и будто демонстративно отворачивалась от Дэвида. Сплетники утверждали, что в паре серьезный разлад. Семь лет спустя, все трудности в их семье давно позабыты, а элегантная шляпка от Трейси осталась в истории моды. И вовсе она не мрачная!

Принцесса Максима на свадьбе принца Гийома Люксембургского, 2012 г.

Свадьба наследника люксембургского трона и бельгийской графини Стефании де Ланнуа запомнилась модным критиком еще и блестящим выходом будущей королевы Максимы, которая тогда была еще принцессой Нидерландов. Ее миниатюрная шляпка, украшенная длинными и яркими перьями фазана, прекрасно гармонировала с нарядом в целом – блузой горчичного цвета с воланами и узкой юбкой-миди. Журналисты и блогеры единогласно назвали Максиму самой стильной августейшей особой в мире.

Гела Нэш на свадьбе принцессы Мадлен Шведской, 2013 г.

Если кто не знает, то Гела – соосновательница знаменитого американского бренда Juicy Couture. Впрочем, на свадьбу младшей дочери шведского короля и американского финансиста Джона О’Нила она пришла не в ярко розовом и даже не в блестящем, а в элегантном и немного «готичном» длинном черном наряде. Фасинатор был под стать. Правда, этот головной убор из черных перьев некоторые осмелились сравнить с детской шапочкой «с ушками». Но пусть это останется на их совести.

Принцесса Тесси на свадьбе принца Феликса Люксембургского, 2013 г.

Принцесса (ныне бывшая) пришла на бракосочетание брата мужа и немки Клэр Ладемахер в эффектном головном уборе под цвет платья. Лихо закрученная фиолетовая спираль напоминала крылья большой стрекозы. Увы, на королевских свадьбах Тесси мы больше не увидим – в 2017-м году она разошлась с мужем, принцем Луи Люксембургским (читайте: Развод по-королевски: 6 расставаний титулованных особ).

Принцесса Стефания на свадьбе принца Феликса Люксембургского, 2013 г.

Стефания Люксембургская любит нежно-голубой цвет, а особенно нежно-голубые шляпки. В головных уборах именно этого оттенка она была замечена не единожды. Шляпу , которую она надела на свадьбу брата супруга, можно назвать, пожалуй, самой экстравагантной в ее гардеробе – Стефания не так уж любит рискованные образы. Что ж, в этом случае рискнуть явно стоило: шляпка ей идет.

Безумные шляпки герцогинь, принцесс и королевы

Любимые герцогини продолжают удивлять забавными шляпками, и мы предлагаем вспомнить все головные уборы, в которых они вместе с королевой покоряли фотографов.

Шляпки, как все мы привыкли думать, должны подчеркивать статус и элегантность хозяйки, но иногда что-то идет не так и все получается не так как хотелось бы. Когда дизайнера придворных шляпок иногда заносит, может получиться совсем противоположный результат. Посмотрим?

Королева

Королева обладает огромной коллекцией шляп. За годы правления Елизавета II в чём только не появлялась на публике!

В 50-х она была настоящей иконой стиля, введя моду на шляпки-клумбы, усеянные цветами. А шляпником №1 тогда в Великобритании был Оге Торуп, датчанин по происхождению.

Шляпка-платок, украшенная то ли цветами, то ли маленькими бабочками авторства Симоны Мирман.,1973 г.

Любила в своё время Елизавета II “повыгуливать” и шляпки-тюрбаны, тем более в конце 70-х на них была особая мода. Так, например, жёлтое платье в горох и такого же цвета тюрбан королева выбрала для визита в Мексику. Вполне себе оригинальный вариант, несмотря на критику некоторых журналов того времени, что скажете?

В 80-х королева часто появлялась в беретах с перьями и массивными брошками. Отголоски Средневековья?

А уже в 90-х то возвращалась к цветочным мотивам, то выбирала шляпы с полями. Автором этого «фиалкового чуда» стал Филип Сомервилл, которого королева удостоила награды и почестей за верную службу в течение многих лет.

Сегодня в шляпках Елизаветы II всё больше экстравагантности: перья, цветы, огромные банты… И неизменно яркие оттенки, выделяющие монаршую особу в толпе.

Герцогиня Камилла

Кого сложно назвать иконой стиля, так это герцогиню Корнуольскую Камиллу, жену принца Чарльза. Дизайн по принципу “всё лучшее сразу” – частое явление в головных уборах этой дамы. А вот поклонники обожают ее эксперименты, называя Камиллу «герцогиней шляпок».

Сочетать кожу питона и перья фазана? Запросто!

А в такой шляпе Герцогиня Корнуольская появилась на торжестве в честь 60-летия правления Елизаветы II.

Для домашней вечеринки в узком кругу Камилла выбирает перья.

Больше перьев! Тот случай, когда даже экстравагантная шляпа рядом стоящей Кейт просто теряется на фоне.

На свадьбу племянницы мужа герцогиня Камилла пришла c прической, украшенной фасинатором, похожим на пышный венок из цветов и перьев. Автор творения – Филип Трейси.

Для собственной же свадьбы Камилла выбрала шляпку из позолоченных перьев и кристаллов Swarovski.

Принцессы

Это фото помнят все! Принцесса Беатрис на свадьбе принца Уильяма запомнилась фотографам, пожалуй, больше самой невесты. Дизайнер Филип Трейси лично вступился за принцессу: “Сейчас вы ее ругаете, а через несколько десятилетий скажете, что она выглядела прекрасно!” Больше в знаменитой шляпке Беатрис так и не появлялась, продав ее на аукционе eBay, и отдав все деньги с продажи на благотворительность.

Не отстает и принцесса Евгения, появляясь на скачках и свадьбах в забавных аксессуарах так часто, что критики не успевают публиковать свои отзывы. Как думаете, во сколько обошлась принцессе эта спутниковая антенна?

Герцогиня Кейт

Герцогиня Кембриджская Кэтрин уже неоднократно вызывала спорные комментарии по поводу своих головных уборов, но мы нашли всего несколько нелепых шляпок.

В День святого Патрика 2017 герцогиня Кембриджская была одета в зеленую шляпку от Lock & Company, напоминающую тарелку для супа.

Шляпка, напоминающая букет в сетчатой упаковке, украшала голову герцогини Кэтрин на Королевских скачках в 2016 году.

А эта “тарелочка” с пером от Lock & Company обошлась герцогине в $1200!

Все мы знаем, что Кейт любит надевать одну и ту же вещь по несколько раз. Так было и с этой «парой чёрных лебедей».

Королевская шляпница Рейчел Тревор-Морган пыталась создать прекрасный коктейльный аксессуар для герцогини. Получился весьма элегантный мешочек.

Герцогиня Меган

Сложно назвать этот Рождественский дебют Меган Маркл удачным. Спасала ситуацию только сумка Chloé. А вот шляпка от Филипа Трейси выглядела просто смешно.

Не забыли мы и первый выход герцогини Сассекской с летающей тарелкой на голове. И снова Филип Трейси потрудился над дизайном. Похоже, Меган окончательно выбрала своего шляпника.

А вот на свадьбе Селии Маккоркодейл нас удивила не только шляпка, но и весь наряд герцогини.

Самые известные шляпы принцессы Дианы, которые вошли в историю

Идеально подобранные платья и эффектные пальто были изысканны сами по себе, но именно колоссальная коллекция очаровательных шляпок принцессы Уэльской вывела ее стиль на новый уровень. Можно долго удивляться, зачем современным монаршим особам шляпы и насколько же консервативно они в них выглядят (например, если полистать хронику известных скачек Royal Ascot, где шляпа – самый важный пункт дресс-кода). Но то, что Диана выглядела в них не только стильно, но и уместно, не поддается сомнению. «Шляпы придают мне уверенности», – однажды заметила принцесса Уэльская. А еще могут немного скрыть от вездесущей публики и продемонстрировать королевский статус – то, что в начале пути было так важно для юной 19-летней девушки или «shy Di», которая неожиданно оказалась в рядах самой популярной королевской семьи.

Диана в Канаде в 1983 году В платье Donald Campbell и шляпке John Boyd в марте 1983 года

Широкополые, флоппи или таблетки, с вуалями, перьями или крупными цветами – научиться пользоваться ими принцессе пришлось сразу. Одним из первых людей, открывшим перед юной Дианой огромный мир головных уборов, стал мастер Джон Бойд. Именно к нему в магазин 19-летнюю Диану привела мать Фрэнсис Шанд Кид незадолго до королевской свадьбы. Бойд создавал головные уборы для принцессы Анны с 17 лет, а для Маргарет Тэтчер – с тех пор, как она стала премьер-министром в 1979 году.

Шляпник Джон Бойд в своей мастерской

«В тот день Диана появилась в кроссовках, похожая на мальчика. Она была довольно застенчива, но быстро стало ясно, что ее не особо интересует шикарный шоурум: она хотела увидеть мастерскую наверху и посмотреть на работниц», – вспоминал в интервью с DailyMail Джон Бойд. Тогда же Диану привлекла трехцветная шляпа, которая должна была появиться в последней коллекции. Бойд сделал вторую такую же, только персикового цвета, в тон наряду от Bellville Sassoon, и увенчал ее страусиными перьями. Это было отсылкой к геральдическому знаку принца Уэльского – три пера. Шляпа была обречена стать хитом: тогда «эффект принцессы Дианы» прочувствовали на себе даже страусиные фермы в Африке.

Шляпка John Boyd в персиковом оттенке, подобранная к платью Bellville Sassoon для свадебного путешествия Дианы и Чарльза в Гибралтар, 29 июля 1981 года Будущая принцесса незадолго до замужества в Эскоте, 17 июня 1981 года

В те годы принцессу почти никогда не видели без шляпы, и Бойд стал одним из ее приближенных дизайнеров. «Она была очень высокой, и мне пришлось избегать того, чтобы она выглядела еще выше, – рассказывал он. – Ей нравились шляпы, которые прилегали к ее голове, маленькие сетки и вуали, которые также стали очень популярными». Трикорны, мини-боулеры, плотно прилегающие коктейльные шляпы с сетками и перьями быстро задали тенденцию к головными уборам с маленькими полями. Дизайнер также стоял за экспериментами Дианы с моделями в стиле Джеки Кеннеди, которые она носила на затылке. «У нее было отличное чувство юмора, – делился дизайнер. – Я дразнил ее и говорил: “У тебя большая голова – будем надеяться, что внутри много чего, потому что у тебя важная работа”» (: Как важно быть серьезным: принцесса Диана и ее аллергия на чувство юмора принца Чарльза).

Культовый наряд для чайной церемонии, перекликающийся с флагом Японии, во время официального визита в Киото, 9 мая 1986 года

Помимо Джона Бойда, над образами принцессы работали другие мастера – Филипп Сомервиль, Фредерик Фокс и Грэм Смит. Сомервилль часто создавал шляпы, чтобы скоординировать их с нарядами Кэтрин Уолкер, и поощрял Диану выбирать смелые цвета, часто с акцентными вставками – фуксия и красный, малиновый и черный. Это резко контрастировало с более осторожными работами Джона Бойда (: Стильные «уловки» принцессы Дианы, которые трудно заметить с первого раза).

Принцесса в костюме Catherine Walker и шляпе Philip Somerville в Эль-Кувейте во время официального визита в Арабские Эмираты, 15 марта 1989 года Диана в костюме Catherine Walker и шляпе Philip Somerville, 17 марта 1989 года

Одно из самых строгих королевских правил состояло в том, что шляпы должны были идеально сочетаться с платьями, костюмами или пальто – создание каждого нового головного убора требовало немало времени. Диана принимала активное участие в работе над ними и подолгу находилась с дизайнерами, которые постепенно становились ее друзьями, а в их студиях, далеких от Дворца, она могла чувствовать себя в безопасности, скрываться от постоянного давления и беспокойства.

Самые известные шляпы Дианы Спенсер

1981

Юная Диана в шляпке John Boyd незадолго до свадьбы с Чарльзом.

1981

Будущая принцесса Диана на свадьбе Николаса Соумса 4 июня 1981 года.

1982

Диана в шляпе Джона Бойда и бархатном костюме от Caroline Charles во время посещения лондонской больницы.

1982

Принцесса в берете John Boyd и платье-пальто от Arabella Pollen во время визита в Уэльс.

1982

Принцесса на мероприятии в Соборе Святого Павла спустя почти месяц после рождения принца Уильяма.

1982

Леди Ди в Кармартене в бежевом пальто Caroline Charles и шляпке с вуалью John Boyd.

1983

Диана в Олбери во время официального визита в Австралию. Принцесса выбрала шляпку John Boyd и костюм David Neil.

1983

Диана в костюме Jasper Conran и шляпе John Boyd. Принцесса выбрала наряд для визита в Тасманию 31 марта 1983.

1983

Принцесса во время визита в Канаду 1 июня 1983 года.

1983

Шляпка с вуалью во время официального тура в Канаду.

1983

Диана в официальном туре в Новой Зеландии.

1983

Принцесса Уэльская в Канберре во время австралийского тура.

1983

Принцесса в королевском туре в Австралию 29 июня 1983 года.

1983

Принцесса Диана в день своего рождения 1 июля 1983 года.

1983

Леди Ди в костюме Caroline Charles и шляпе John Boyd в ноябре 1983 года в Лондоне.

1983

Принцесса в наряде от Catherine Walker 29 марта 1983 года в Уэльсе.

1985

Диана выбрала шляпу Kangol и платье Catherine Walker во время королевского тура в Италию.

1985

Супруга принца на Сицилии в платье Catherine Walker и шляпе John Boyd, 30 апреля 1985 года.

1985

Диана в итальянском городе Анцио в платье от Victor Edlstein и шляпе Frederick Fox.

1985

Леди Ди в городе Тетбери графства Глостершир 19 июня 1985 года.

1985

Диана в наряде от Catherine Walker и шляпе от Frederick Fox в Национальной галерее искусства в Вашингтоне во время официального визита в США, 10 ноября 1985 года.

1986

Принцесса Диана в Ванкувере 1 мая 1986 года.

1986

Диана в Киото во время официального визита в Японию 1 мая 1986 года.

1986

Леди Ди в черно-белом наряде в туре по Японии 11 мая 1986 года.

1987

Принцесса во время парада в костюме в парадно-военном стиле от Catherine Walker и шляпе Graham Smith.

1988

Супруга принца на скачках Royal Ascot в 1988 году.

1988

Диана во время поездки в Париж в 1988 году.

1988

Диана во время визита президента Турции в Лондон, 12 июля 1988 года.

1989

Принцесса во время визита в Гонконг 7 ноября 1989 года.

1992

Диана во время официального визита в Египет в мае 1992 года.

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*