admin / 30.10.2019

Ирина Васильевна гарбер

Марк Гарбер о женских слабостях, дурмане и пульсе мира

Долецкая: Ты себя когда-нибудь гуглил?

Гарбер: Да.

Долецкая: Когда ты это делал в последний раз?

Гарбер: Несколько лет назад.

Долецкая: Что ты там увидел?

Гарбер: Массу всего интересного. Всего занятного, имеющего и не имеющего отношение ко мне.

Долецкая: Сколько там было правды?

Гарбер: Процентов 40, наверное. Может, чуть больше. Когда себя видишь в зеркало, всегда кажется, что это изображение, которое не соответствует истине.

Долецкая: Если прогуглить картинки, они свидетельствуют о том, что ты аномально светский персонаж: от литературных чтений до показов мод, запуска новых вин? Что это – статус или необходимость?

Гарбер: Необходимость кому? Мне? Наверное, в какой-то степени. Я когда-то слышал обвинение в излишней светскости и гламурности. Я думаю, что просто есть некий интерес к жизни, который порождает любопытство, любопытство тянет за собой общение, общение порождает следующие действия. Да, был период достаточного активного посещения…

Долецкая: То есть ты по-прежнему любопытен?

Гарбер: Я любопытен в меньшей степени сейчас, чем был раньше, потому что был какой-то интересный период, который сейчас для меня в Москве закончился, когда было ощущение, что Москва становится вибрирующим центром мировой жизни. Это был конец 90-х – начало 2000-х. На сегодня для меня осталось только то, что мне интересно – связанное с современным искусством, личное выражение творческих людей. Это уже не светские мероприятия.

Долецкая: Как профессиональный психиатр-нарколог, старший научный сотрудник Института имени Ганнушкина становится старшим партнером компании GHP Group или даже ее владельцем? Какова анатомия такого восхождения?

Гарбер: Я могу начать с динозавров историю. Мы создали один из первых кооперативов, когда я был еще врачом. Мы занимались тем, что записывали музыку, у нас была первая звукозаписывающий компания, старейшая в СССР, которая до сих пор существует и называется Sintez Рекордс. Мы записывали всю «Машину времени», «Наутилусь Помпилиус», мы делали первые лицензированные видео, которые продавали видеосалоны.

Долецкая: Это ты из хобби сделал бизнес?

Гарбер: Было хобби, но было соответствующие сочетание обстоятельств.

Долецкая: То есть это было интереснее, чем психиатрия?

Гарбер: Это было интереснее сочетать. Я с 80-х годов еще занимался гражданской дипломатией, у нас были советско-американские проекты по медицине, поэтому у меня было любопытство.

Долецкая: Молодежь спрашивает — повезло или это резервы и правильно использованные мозги?

Гарбер: Правильный ответ был бы мозги, но повезло и было интересно.

Долецкая: А ты скучаешь по кафедре, научной деятельности или по практической?

Гарбер: Я не могу сказать, что практическая деятельность у меня прекращается. Есть же у меня клиника в Москве на Таганке «Клиника постстрессовых состояний», которая занимается широким спектром всех психиатрических нарушений, изменений.

Долецкая: Ты лично консультируешь там?

Гарбер: Иногда да, если это мои знакомые.

Долецкая: А ты по-прежнему консультируешь друзей?

Гарбер: Нонстоп.

Долецкая: За деньги?

Гарбер: Нет.

Долецкая: Как здесь соединяется врачебное и личное? В врачебных структурах считается, что своих не лечат.

Гарбер: Поскольку это не совсем лечение в моем случае, потому что я не прописываю препараты. Ко мне иногда обращаются просто за советами, которые и являются психотерапевтическими сеансами. Но человек, который ходил какое-то время в белом халате, у него профессиональная деформация психики, поэтому все равно видишь психиатрические элементы…

Долецкая: Поскольку бывших врачей не бывает, расскажи мне, знаменитые музыканты – Кобейн, Моррисон, Пресли, Уайнхаус – во многом стали тем, кем стали, из-за того, что использовали искусственные механизмы расширения сознания, резервов? К сожалению, они нехорошо закончили, но если бы их доктор Гарбер полечил, мы бы не имели этих звезд?

Гарбер: Знаешь знаменитые два альбома, написанные Beatles, «Lucy in the Sky with Diamonds»… Когда ЛСД еще не был запрещенным препаратом, он был love drug, который расширял сознание, давал любовь к миру…

Долецкая: А ты сам попробовал?

Гарбер: Мы в эфире, я не могу пропагандировать.

Долецкая: А это же лекарство.

Гарбер: В последние годы это уже не лекарство. Но из достоверных источников известно, что восприятие музыки в состоянии небольших фоновых доз психоделических препаратов действительно другое. Творческий потенциал каким-то образом меняется.

Долецкая: Но восприятие одно, а производство музыки, создание ее…

Гарбер: Это то же самое, потому что у тебя возникает совершенно другой арсенал, которым ты не пользуешься. Как если бы певцу расширили возможности тембра или пианисту дали бы еще три руки. Мы сейчас не трогаем вопрос морально-этический и юридический использования препаратов, но имеет место быть такое явление – расширение резервов психики, которое может происходить разными способами. Медикаментозный – один из них.

Долецкая: Но обратная система вряд ли будет иметь силу. Есть ли шансы у тех, кто не употребляет, стать столь же великими, как Эми Уайнхаус.

Гарбер: Безусловно, нет. Я убежден, что те, кто не употребляют и не умеют этого делать, если бы у Эми Уайнхаус отобрать эту ее составляющую, она все равно что-то делала. Может быть, что-то другое, но тоже так же талантливо. Именно то, что делала она, невозможно вычленить без составляющей наркотического состояния. Есть состояние онейроид в психиатрии. Это удивительное состояние, которое сейчас уже в практике не встречается, это люди, которые впадают в состояние оцепенения и видят невероятные картинки, проживают историю целой жизни. Был один пациент, который участвовал в походе на Карфаген, у него прошла целая жизнь перед глазами. Такое ощущение, что человек просто проваливается во времени.

Долецкая: Он был под каким-то воздействием?

Гарбер: Нет, это просто психическое заболевание, когда возникают такие невероятно сформированные ощущения, настроения. Вторая больная летала по планетам. Причем внешне она не падала, ничего, она была заторможена. Она могла есть, говорить, но в это время ее сознание находилось в другом пространстве. Когда этих больных вылечивают, они говорят, как скучная реальность. Когда мы говорим о наркотических состояниях, попытки расширить сознание чреваты тем, что все равно идет момент возврата. Неслучайно все те великие, которых ты перечислила, плохо закончили. Момент возврата – момент столкновения с реальностью, причем это биологически обусловленное явление, потому что рецепторы привыкают к тому, что их просто балуют. Рецепторы организма вдруг находят элементы, которые являются бонусными. В нормальной жизни нужно эти бонусы зарабатывать активной деятельностью, а тут ты получаешь нахаляву.

Долецкая: Но при этом это дорогостояще.

Гарбер: Я имею в виду нахаляву не с точки зрения оплаты, а с точки зрения, что ты для этого не прилагаешь усилий. Существует масса всего интересного, что может это заместить. И те реальные серьезные талантливые музыканты, которые всю жизнь находятся в креативном состоянии, дают блестящий тому пример. Возьми Маккартни, который только что выпустил новый альбом.

Долецкая: Почему описать зависимость как врач ты можешь, но сами врачи, отдающие себе в этом врачей, от этих зависимостей часто страдают?

Гарбер: Это вопрос не медицинский. Что такое наркотик – вопрос юридический. Шоколад – наркотик? Чай, который мы пьем? Любая зависимость по большой счету. Человеческие отношения – зависимость.

Долецкая: Конечно, но это все-таки не юридический вопрос.

Гарбер: Если завтра через Думу мы запустим процесс признания белого или красного чая наркотическими, может быть, это будет признано наркотиком.

Долецкая: Это как раз я понимаю. Стоит своему ребенку начать рассказывать про вред курения, алкоголя, он немедленно начинает пить и курить. Какой механизм, чтобы этого не происходило?

Гарбер: Во-первых, мое убеждение – нельзя это предотвратить. Ты не можешь находиться с ребенком 24 часа в сутки. Какие бы кары ты ни сулил, чем больше кару ты сулишь, тем больше ты звенишь «попробуй».

Долецкая: Кара не работает. Что работает?

Гарбер: Работает только понимание того, что в культурологической системе, в которой ты воспитываешь ребенка, это неприемлемо. Когда ребенок воспитывается в семье, круге друзей и там это не приветствуется.

Долецкая: Это рядом с запретом.

Гарбер: Это разные вещи. Когда ребенок видит, что есть другие ценности. Это система ценностных элементов. Это не значит, что ребенок, воспитанный в семье, где это не приветствуется, не может возникнуть драматическая ситуация, когда ребенок может сесть на любой тяжелый наркотик. Это все вопросы опять-таки круга общения. Плюс это биология организма.

Долецкая: Какой силой ребенок должен обладать, чтобы когда он выйдет за пределы своего семейного круга, где его лохом просто назовут…

Гарбер: Он все попробует. Дальше вопрос заключается в том, впадает ли он в эту систему отношений с этим наркотиком или остается вне ее.

Долецкая: Почему зависимости у мужчин менее пагубны и легче излечиваются, чем у женщин?

Гарбер: Это чисто гормональный фактор, а второй – поведенческий. Женщины – более страстная натура. Женщин, к сожалению, зачастую на этот путь толкает глубокая внутренняя травма.

Долецкая: А мужчина не травмируется?

Гарбер: Травмируется, но легче выходит.

Долецкая: Толстокожие вы, мужчины, а мы трепетные фиалки. Вы нас не бережете.

Гарбер: Не бережем.

Долецкая: Тебя как отца огорчает, что твой старший сын Алексей как будто все время находится в тени твоей славы, твоих достижений, статуса?

Гарбер: Мне кажется, это не совсем так.

Долецкая: Значит, за ним просто идет такой светский шлейф.

Гарбер: Я надеюсь, это не так, потому что он довольно успешный проект сделал, к которому я не имею абсолютно никакого отношения.

Долецкая: Сколько ему лет сейчас?

Гарбер: 31. Я надеюсь, шлейф на самом деле не соответствует реальности, он достаточно самостоятельная личность.

Долецкая: Твой второй сын учится в Итоне – это школа, которая в каком-то смысле обеспечивает профессиональные связи, эти люди как правило не расстаются и становятся сильными мира сего. Где бы ты хотел его видеть?

Гарбер: Я считаю, что личность становится сама, непредсказуемо. Что бы я ни хотел…

Долецкая: Но Итон же выбрал ты.

Гарбер: Итон выбрал я, потому что когда ребенок маленький, он не может выбирать себе детский сад и школу. А университет выбирает уже он сам. Мне бы хотелось, чтобы он меньше занимался абстракциями типа экономики, бизнеса и юриспруденции, а занялся чем-нибудь более конкретным. Например, современными технологиями, инженерией. Я считаю, сейчас переизбыток всего прочего. Мир переворачивается благодаря новым технологиям. Это становится главным.

Долецкая: Инженер Гарбер. Мне нравится.

Гарбер: Как звучит. Я считаю, это интересно, понимать «как».

Долецкая: Тебя не смущает, что у многих детей наших сверстников налицо проблемы с русским языком? Они учатся в Англии, Америке, Франции, и когда с ними встречаешься, слышишь акцент в русском языке, плохую грамматику.

Гарбер: Я думаю, это не проблема. 19 век – золотой век русской литературы. И кто из них хорошо говорил по-русски?

Долецкая: Александр Сергеевич писал неплохо.

Гарбер: Но в принципе если учесть, что многие говорили с акцентом первые годы после того, как выходили от французских гувернеров, потом жизнь поставила все на свои места. Я очень надеюсь, что как раз то массовое обучение, которое происходит у многих детей наших знакомых за границей, приведет к некому подобию того, что мы видели в России в 19 веке.

Долецкая: Ты амбициозный человек?

Гарбер: Наверное. Любой человек амбициозный.

Долецкая: Знаменитый список Форбс. Когда дело касается яхт, мужчины первым делом обсуждают сантиметры. То же самое со списком. Это магическое число для тебя мерило успеха?

Гарбер: Допустим, если бегун бежит быстрее, это мерило успеха? Да. Если мы говорим о чемпионате в финансовой сфере, наверное, это мерило успеха. Другой вопрос, насколько чисто финансовые успехи являются абсолютным показателем. Я, к сожалению, не могу сказать, что для меня это является главным. Если ты молишься одному богу, он для тебя является главным – эта финансовая составляющая, тогда это сильно помогает достичь абсолютного успеха.

Долецкая: То есть тебя все равно это подталкивает, как бы спокойно ты к этому ни относился.

Гарбер: Я не могу сказать, что для меня это является абсолютным чемпионатом в эту сторону. Здесь слишком много всего еще интересного, много других критериев. Я достаточно ленив с точки зрения того, чтобы пойти за деньги до конца. Я за деньги не пойду до конца, потому что это тот самый чемпионат, в котором я волей-неволей участвую.

Долецкая: Что значит «до конца»?

Гарбер: У каждого свой конец.

Долецкая: А у Марка Гарбера где?

Гарбер: Это встреча с собой. Никогда не знаешь.

Долецкая: В свое время ты сказал что для человека, обремененного имуществом, состоятельного невероятно важно понимать то, что он является истинным гражданином и обязан делать вклад в развитие той страны, в которой живет. Мне это очень близко по позиции. Что, ты думаешь, нужно сделать состоявшемуся и состоятельному мужчине для России?

Гарбер: Я думаю, однозначного ответа ни у кого нет.

Долецкая: Ты щедрый?

Гарбер: Да.

Долецкая: Ты компетентный?

Гарбер: Да.

Долецкая: Я правильно понимаю, что отдавать надо, но с умом?

Гарбер: Абсолютно.

Кто: Алексей Гарбер — 31-летний сын российского миллиардера и бывшего члена Совета директоров ОАО «Роснефть-Сахалинморнефтегаза» Марка Гарбера. Обладатель модельной внешности, тусовщик мирового масштаба.

Чем примечателен: Когда Алексею только исполнилось 24 года, его имя тут же оказалось на первых строчках рейтингов самых завидных женихов столицы. Высокий брюнет покорил столичный бомонд привлекательной внешностью и праздным образом жизни — его таланту обойти за ночь с десяток самых пьяных вечеринок города и сохранять при этом чарующее обаяние завидуют многие фигуранты светских хроник. С нескрываемым удовольствием друзья этого повесы спешат и на организованные самим Гарбером-младшим вечеринки, где устрицы и свежие морепродукты за пару часов доставляются на частном самолете из Парижа, а шампанское льется такими реками, что выпить его не в состоянии даже три сотни приглашенных гостей.

Личная жизнь: Прослывшего ловеласом Алексея можно увидеть в компании шести сногсшибательных моделей за столом благотворительного ужина amfAR в Антибах или окруженным вереницей длинноногих лыжниц в одинаковых костюмчиках Bogner на вершине Le Cap Horn в Куршевеле. Серьезные отношения ему приписывали лишь с очаровательной блондинкой Линой Йонан и брюнеткой-искусствоведом Маргаритой Ивановой. Впрочем, последний день рождения Гарбер отпраздновал в объятиях it-girl Лизе Грендене, а уже спустя полгода его публично обвинила в изнасиловании смазливая студентка по имени Мария.

Стиль: Если прежде стиль Алексея Гарбера был продиктован работой в «Роснефти» и царящим там строгим дресс-кодом, то теперь образ двухметрового красавца куда более расслаблен. В гардеробе российского денди превалируют безупречно сидящие костюмы, идеально скроенные накрахмаленные рубашки и классические ботинки всех мастей. Легкомысленные цветы и принты Алексей позволяет себе на отдыхе: усиливать свой и без того бронзовый загар на пляжах Лазурного Побережья он может в плавках в цветочек или розовой хлопковой рубашке.

Окружение: Воспитываясь в полном достатке, Алексей с детства привык к обществу себе подобных. В списке друзей Гарбера можно встретить представителей российской и мировой бизнес-элиты, среди которых значатся жена Романа Абрамовича Даша Жукова, главный звездный ювелир в мире Фаваз Груози и даже сама Шэрон Стоун.

Марк Гарбер

Марк Гарбер — старший партнер, председатель совета директоров GHP Group.
Гарбер Марк Рафаилович родился 2 января 1958 года в Москве в семье инженеров, научных работников ИТР.
Образование
Имеет медицинское образование, окончил Московский Второй медицинский институт в 1980 году.
Кандидат медицинских наук.
Трудовая деятельность
По окончании мединститута трудоустроился в московскую наркологическую больницу № 17 психиатром-наркологом.
С 1985-го был старшим научным сотрудником Института психиатрии им. Ганушкина.
В 1987-м вместе с Леонидом Лебедевым, Александром Кутиковым, Александром Жуковым и Александром Беккером учредил кооператив «Синтез».
В 1989-м занял пост директора Московского представительства фирмы «TCL».
В 1994—1995 гг. совместно с Хансом-Йоргом Рудлоффом (ex. CEO банка Credit Suisse, с 1998 года председатель правления Barclays Capital) основал финансовую группу UCB.
После приобретения UCB инвестиционным банком Robert Fleming & Co стал председателем совета директоров Fleming UCB (1998 год).
В 2000-м после покупки Robert Fleming & Co группой Chase г-н Гарбер совместно с Роддриком Д. Флемингом учредил глобальную финансовую группу Fleming Family & Partners и вошел в состав совета директоров FF&P в качестве старшего партнера.
С 2000-го по 2012-й находился в должности старшего партнера и члена совета директоров Fleming Family & Partners.
В 2012-м совместно с Иэном Хэннэмом выкупил часть бизнеса FF&P и на ее базе учредил GHP Group (Garber Hannam Partners). С того же времени и по сегодняшний день занимает пост старшего партнера и председателя совета директоров GHP Group.
Награды
В 2013 году был признан «Легендой индустрии» частного банковского обслуживания и управления большими капиталами Spear’s Wealth Management Awards.
Семейное положение
Состоит в официальном браке, супруга — Ирина Васильевна Гарбер. Есть двое сыновей: старший, Алексей, неоднократно входил в рейтинги самых завидных женихов страны и весьма известен в светских кругах. Младший сын, Даниил, обучается в Британии.

Марк Гарбер: биография, творчество, карьера, личная жизнь

От психиатрии к рынку

Человеческая природа сложна и многообразна. Про персону с определенными способностями частенько говорят, что он талантлив во многом. Стихи пишет, музыку сочиняет, балясины точит, автомобили ремонтирует. И действительно, эта особенность подтверждается множеством персональных примеров. Биография Марка Гарбера изобилует самыми разнообразными новеллами и сюжетами. Доктор Гарбер появился на свет 2 января 1958 года в интеллигентной семье. Родители проживали в Москве и занимались научной работой. Они и предположить не могли, что любимое чадо в самостоятельной жизни пристрастится к виски и застольному пению.

В школе Марик учился прилично. Когда пришла пора выбирать профессию, он решил получить медицинское образование. Мальчик с младых ногтей демонстрировал наблюдательность и цепкую память. Эти качества помогли ему успешно пройти курс обучения в институте и получить квалификацию врача психиатра. Доктор Гарбер весьма продуктивно трудился по специальности в течение десяти лет. Карьера лечащего врача складывалась удачно. Приобретенная практика позволила ему видеть и оценивать окружающий мир без флера романтики и наивности. В тот момент, когда в Советском Союзе началась перестройка, он уже точно спрогнозировал, к чему приведут процессы такого рода.

Интересно отметить, что даже люди, далекие от психиатрии, оценивали поведение лиц, находившихся у власти, как тяжелую форму шизофрении. Но жизнь продолжалась, и доктор Гарбер с головой окунулся в увлекательный круговорот творчества и коммерции. Первым масштабным проектом за стенами психиатрической больницы, стал «Фонд социальных изобретений СССР». Марк Рафаилович, при всей его проницательности, не допускал мысли о том, что великая Держава может прекратить свое существование. Однако история катилась по своей загадочной траектории. Знаменитый и печальный путч в августе 1991 года поставил в этом процессе жирную, хотя и промежуточную точку.

Попытки на практике реализовать достижения советской науки и инженерии в области медицины и здравоохранения оказались тщетными. Система оказалась совершенно не восприимчивой к инновациям. Когда экономика страны перешла на рыночные принципы функционирования, Марк Гарбер получил возможность использовать свои знания и опыт в разных сферах деятельности. Наиболее простым на тот момент способом заработать деньги, была торговля. Точнее сказать, спекуляция, за которую при советской власти приговаривали к тюремному заключению. Главное в этом деле – выбрать высоко маржинальный товар. Поставлять на рынок томатную пасту проще, но торговать самолетами выгоднее.

Как формируются привычки

Интересно отметить, что опытный психиатр Гарбер, занимаясь бизнесом, попался «на удочку» своим внутренним установкам. Когда обсуждались различные проекты для реализации на практике, то в один прекрасный момент оформилось решение о создании студии звукозаписи. Марк Рафаилович внес в это дело не только материальный вклад, но и часть своей натуры, если можно так сказать. Надо сказать, что он дружит с известным поэтом и певцом Андреем Макаревичем. Этой дружбой многое объясняется. Ведь неспроста в народе живет пословица о том, что с кем поведешься, от того и наберешься.

Но студия звукозаписи по определению не приносит коммерческого успеха. Можно сказать, что это занятие для души. По определенным дням, в определенном месте собирается компания близких по духу и жизненному кредо людей, что дегустировать виски и петь песни. Понятно, что это не коммерческое мероприятие, однако для Марка Рафаиловича оно служит стимулятором для генерации идей. Он быстро понял, что под водку приходят мысли одного свойства, а под виски совсем другого. Именно в такой обстановке родилась идея написать книгу, которая получила название «Занимательная наркология».

Книга написана в соавторстве с Андреем Макаревичем. Авторы умалчивают, каких напитков и сколько было выпито в процессе работы над произведением. На следующем этапе сотрудничества увидела свет книжка «Мужская кулинария». Не сказать, чтобы она пользовалась ажиотажным спросом, но внимание женской аудитории привлекла. При плотной занятости в коммерческой деятельности, очень важно выделять время на отдых и восстановление энергетического потенциала. Так получилось, что Марк Гарбер принял участие в кругосветном путешествии. Побывал на легендарном острове Пасхи. Провел время в приятной компании.

Текущий момент

К настоящему моменту времени Марк Рафаилович Гарбер занимается несколькими масштабными проектами. Нестабильная обстановка на мировом рынке диктует свои условия. Налажено сотрудничество с партнерами из США и Европейского Союза. Санкции, о которых так много говорится по ТВ, не влияют на бизнес. Основное направление деятельности – поиск перспективных проектов и инвестирование. Разумеется, действовать приходится аккуратно, поскольку риски в этой сфере бизнеса очень высоки. Иногда приходится встречаться с Макаревичем, чтобы снять накопленный стресс.

О личной жизни Марк Рафаилович особо не распространяется, но и не делает из нее тайны. Так получилось, что сочетался браком он всего только раз. Видимо судьба его наградила за легкий характер. Муж и жена познакомились давным-давно. За истекший с того момента период, в семье выросли два сына. Старший работает в крупной российской компании. Младший получает образование в Кембридже.

Не успел новый Social Club на Малой Бронной открыть свои двери, как бизнесмен широкого профиля Алексей Гарбер выбрал его местом для празднования своего 36-го дня рождения — сюда 15 сентября он пригласил своих друзей, пунктуальности которых не способствовали типичные субботние пробки в районе Патриков. Однако в их стремлении поздравить Гарбера-младшего никакие препятствия были не страшны. Именинник встречал гостей вместе с папой Марком Рафаиловичем и сразу приглашал к пресс-воллу, чтобы сфотографироваться с хэштегом #GarberDay в руках — снимки тут же появлялись на расположенных на веранде плазмах. Всех приглашенных Алексей попросил зарегистрироваться в приложении LinkFace, которое он активно развивает. LinkFace — это нейросеть, которая по чертам лица дает характеристику человека и определяет совместимость, чтобы можно было заводить виртуальные беседы, будучи уверенными, что вы найдете общий язык с визави.

Роль ведущего вечера досталась шоумену Эдику Якуту, который не позволял веселью утихнуть ни на минуту, передавая слово то самому Алексею, который поблагодарил всех собравшихся, то его отцу, пожелавшему сыну самореализации, то ювелиру Фавазу Груози, который в своей речи упомянул, что «знает Алешу с того времени, когда он был маленьким мальчиком со светлыми волосами».

В разгар веселья Алексей и Марк Рафаилович исполнили дуэтом песню «Машины времени» «Мой друг лучше всех играет блюз», а потом хит всех российских застолий «Рюмка водки» Григория Лепса. А потом у микрофона Марк Рафаилович остался в одиночестве, чтобы спеть пару песен из репертуара Фрэнка Синатры — Алексей в это время кружил в медленном танце свою возлюбленную Милу.

Торжественно задув свечи на торте в виде кубика Рубика, Гарбер пригласил гостей переместиться с веранды внутрь помещения, ведь шуметь на улице после 23:00 нельзя даже на Патриках.

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*