admin / 01.02.2020

Книги о Китае

Топ-10 жемчужин китайской художественной литературы

1. «Троецарствие»

Одна из иллюстраций к «Троецарствию». Источник: www.chinesebookshop.com

«Роман трех королевств» или «Троецарствие» описывает те времена, когда Китай развалился на три государства — Вэй, Шу и У, а еще почти сто лет истории ранней династии государства Западная Цзинь. Автор книги — Ло Гуаньчжун — начинает рассказ с поздней Восточной династии Хань. Считается, что «Троецарствие» — литературная обработка летописей придворного историка Чэнь Шоу и ряда других анналистов. Борьба за власть, войны и дипломатические интриги — весь «джентльменский» набор. У большинства персонажей романа были реальные исторические прототипы, хотя сегодня отделить правду от вымысла в описании их личных качеств, внешности и фактов биографии — нелегко. Есть версия о том, будто после смерти автора роман дописывали другие авторы. Первое издание произведения относят к 1494 году, с тех пор «Троецарствие» печатали тысячи раз. Сам Ло Гуаньчжун — основатель китайской исторической романистики — стал почти легендой.

2. «Возведение в ранг духов»

Иллюстрация к одному из первых изданий. Источник: en.wikipedia.org

“Рассказы пересказанные в чайной: введение в должность богов”(“Fengshen Yanyi”, «Канонизация богов») это китайское фэнтези 16-го века. Роман состоит из 100 глав. Он написан во времена династии Мин, но основан на фольклорных и письменных источниках, существовавших со времен эпохи Хань. В основе сюжета лежат мифологизированные исторические события — борьба двух враждующих династий Шан и Чжоу. Боги, в свою очередь, тоже разделяются на две группы и вступают в противоборство друг с другом, приняв ту или иную сторону конфликта людей. Автор отличался весьма странной фантазией и оригинальным воображением, благодаря которым книга получила широкую известность. А некоторые образы, например, мудрец Цзян Цзыя стали героями многочисленных повестей и рассказов. Авторство божественной саги точно установить не получается. Считается, что, возможно, “Fengshen Yanyi” написал человек по имени Сюй Чжунлинь.

3. «Речные заводи»

108 героев «Речных заводей». Источник: lc2046.wordpress.com

Автор произведения — Ши Найань. «Речные заводи» — один из так называемых четырех Больших классических романов Китая. Действие происходит во времена поздней династии Сун. Роман основан на народных сказаниях о подвигах и приключениях 108 повстанцев — «благородных разбойников» под предводительством Сун Цзяна. Они сначала поднимают народ против власти, борются с нею, но правительственные войска оказываются сильнее, и побеждают героев. Повстанцы попадают в плен, но в конце концов получают амнистию от правителей, которые посылают их на уничтожение других заговорщиков. В романе ярко описано повстанческое движение крестьян с самого его возникновения, развитие и, наконец, провал. Роман восхваляет героическую борьбу крестьян против правящей элиты. Он значительно повлиял на литературу Китая и всей Восточной Азии.

О самом Ши Найане известно настолько мало, что некоторые исследователи полагают: это имя может быть псевдонимом вышеупомянутого писателя Ло Гуаньчжуна.

4. «Неофициальная история конфуцианства»

Иллюстрация к «Ученым». Источник: www.asymptotejournal.com

«Ученые» или «Неофициальная история конфуцианцев». Автор — У (Ву) Цзинцзы. Роман написан во времена династии Цин. Он состоит в общей сложности из 56 глав и приблизительно из 400 000 слов. В романе фигурируют почти двести персонажей; на создание книги у автора ушло более десяти лет. Книга описывает повседневную жизнь представителей образованного класса в различных ситуациях: многообразие случайных заработков, столкновение с представителями различных социальных слоёв, запутанные семейные связи, коррумпированность чиновников, происшествия на государственных экзаменах (Речь о тех экзаменах, которые обеспечивали местным элитам доступ в государственный бюрократический аппарат). Заявленное время действия романа — эпоха правления Мин. Писатель, однако, наглядно живописует современную ему в высшей степени формализованную государственную жизнь династии Цин.

Роман написан с использованием разговорного языка и является первым значительным произведением китайской литературы в жанре реалистической социальной сатиры.

5. «Путешествие Лао Цаня»

Картинка из одного издания произведения. Источник: history.cultural-china.com

Написал «Путешествия» Лю Э. Роман поздней династии Цин — один из , так называемых «Четырех приговоренных романов». Он состоит из 20 глав, создан в жанре острой социальной сатиры и рассказывает о том, что подметил и услышал странствующий доктор Лао Кан во время своих путешествий. Произведение славится своими яркими образами, поэтикой и символизмом. В частности, известны поэтические описания китайских пейзажей, которые, однако, подразумевают не прямое созерцание естественной красоты, но скорее, метафорические изложение состояния общества. Это единственная работа Лю Э в жанре беллетристики.

6. «Легенда о сыновьях и дочерях»

Обложка романа. Источник: www.chinawhisper.com

Роман Вэн Канга состоит в общей сложности из 40 глав. Эта работа — самый ранний социальный роман Китая. В нем смешаны рыцарство и любовь. Главным образом он повествует о Тринадцатой Сестре, девушке — рыцаре.

7. «Сон в красном тереме»

Обложка романа. Источник: www.chinawhisper.com

Автор произведения — Цао Сюэцинь (династия Цин). Наиболее популярный из Четырех Великих китайских романов. Также известен под названием «Записки о камне» и был написан Цао Сюэцинем в последней половине 18-го века. Трагическое повествование о любви на фоне упадка двух ветвей семейства Цзя. Помимо трёх поколений Цзя в произведении описано бесчисленное множество их родственников и домочадцев. В отличие от более ранних китайских романов, в «Сне» появляется чёткая сюжетная линия и стройная композиция, это первый роман, где писатель детально раскрывает переживания героев и смену их настроения.

«Сон в красном тереме» является некоей энциклопедией общественной жизни позднего феодального общества. Роман неоднократно запрещался в Китае из-за обвинений в неблагопристойности.

8. «Цветы в море зла»

Обложка романа. Источник: www.chinawhisper.com

Автор произведения — Цзэн Пу (династия Цин). “Ни Хай Хуа” — роман, более известный как “Цветок в море зла”, также один из «Четырех приговоренных романов». Он состоит из 35 глав и описывает три десятилетия исторических и культурных изменений в общественной и политической жизни Китая. Книгу не переводили на английский язык вплоть до 1982 года, но существовал французский перевод произведения.

«Цветок в море греха» или «Цветок в море зла», или «Цветок в море возмездия» — это так называемый roman à clef (Роман с ключом) — светский роман, в котором за условными историческими или мифологическими персонажами угадываются современные придворные. Зачастую к такому роману прилагался «ключ» — список, где указывалось, кто из придворных зашифрован в качестве того или иного персонажа.

Сюжет романа прост. В центре повествования — история жизни влиятельного чиновника-дипломата Цзинь Веньцина и его наложницы Фу Цайюнь, их путешествие по странам Западной Европы. Писатель показал привилегированные слои общества, акцентировав внимание на жизни известных людей, чей социальный статус близок к чиновничеству и ученым . Цзэн Пу первым из китайских романистов изобразил не только Китай, но и Россию, Германию, Корею, Вьетнам.

9. «Цветы в зеркале»

Обложка романа. Источник: www.chinawhisper.com

Автор – Ли Рузэн (династия Цин). «Цветы в Зеркале” — это мифический роман, состоящий из двух частей. Первая описывает странствия несостоявшегося чиновника Тан Ао, который в поисках беесмертия посетил множество мифических стран: Страну Женщин, Страну Мужчин, Страну Андрогинов, Страну Цветных облаков, Страну Благородных, Страну Великих, Страну людей с собачьими головами, Страну Привидений и.т д.

Вторая часть описывает жизнь и странствия человеческой инкарнации богини цветов. Из-за этого многие склонны трактовать роман как феминистические приключения Гулливера. На самом деле, «Цветы в зеркале» базируются на трех основных идеалах: лояльности правителю (chung), уважении к родителям (hsiao) и поиске даосистского бессмертия.

Этот аллегорический роман, написанный в соответствии с канонами конфуцианской морали и даосистской мудрости, стал последней классической новеллой в китайской литературе.

10. «Путешествие на Запад»

Обложка романа. Источник: www.chinawhisper.com

Автор – У (Ву)Чэнъэнь (династия Мин). Один из четырех Великих китайских романов, классических «Романов богов-и-демонов» и один из четырех Больших классических романов. Опубликован в 1590-е годы без указания автора, но автором принято считать У Чэнъэня. Это фантастическо-сатирический роман о богах и демонах в 100 главах . Повествует о путешествии монаха Сюаньцзана по Шелковому пути в Индию за буддийскими сутрами. Главным действующим лицом, однако, является не сам Сюаньцзан, играющий весьма пассивную роль, а его спутник — царь обезьян Сунь Укун. Царь обезьян сегодня является одним из наиболее популярных образов в культуре Восточной Азии. Роман прекрасен в стилистическом отношении: историческая основа обрастает самыми фантастическими приключениями, фольклорное повествовательное начало сочетается с авторским, народная речь — с высоким литературным слогом, проза перемежается многочисленными стихотворными вставками.

«От Пушкина до Путина» Натальи Тен: каких русских авторов читают в Китае

Здесь следует также отметить, что с 2000 года зарубежная литература составляет приблизительно 10% в курсе изучения языка и литературы (юйвэнь) в средней школе старшей ступени КНР, современная и древняя китайская литература занимают там 50 и 40% соответственно. При этом по сравнению с программой 1983 года доля произведений русской и советской литературы заметно снизилась.

Сведения о советской литературе могут быть включены и в другие курсы, в случае если они выходят за рамки общекитайских стандартов. Так, советская литература весьма широко представлена в экспериментальном учебнике истории, рекомендованном комитетом по школьной реформе города Шанхая. В нем упомянуты произведения М.Горького «Песня о Буревестнике» и «Мать», поэмы В.В.Маяковского «Владимир Ильич Ленин» и «Хорошо!», повесть «Железный поток» А.С.Серафимовича, «Чапаев» Д.А.Фурманова, «Тихий Дон» М.А.Шолохова, «Как закалялась сталь» Н.А.Островского, «Непокоренные» Б.Л.Горбатова, «А зори здесь тихие…» Б.Л.Васильева. Этот учебник оказался весьма востребованным: в 1996 году вышло его третье и дополненное издание. С тех пор он переиздавался ежегодно.

О степени известности тех или иных русских писателей и поэтов свидетельствуют данные, полученные из Государственной библиотеки КНР. За десять лет с 1996 по 2006 год все издательства Китая опубликовали не менее 200 книг с произведениями Л.Н.Толстого, не менее 90 книг — А.С.Пушкина (при этом М.Ю.Лермонтова — 20 книг, С.Есенина — 6 книг), более 70 сборников произведений А.П.Чехова. В этот период можно констатировать достаточно высокий интерес к творчеству Ф.М.Достоевского (с 1996 по 2006 год издано более 90 книг его произведений), значительную заинтересованность в произведениях Н.В.Гоголя (чуть более 50 книг) и И.С.Тургенева (70 книг). В то же время в Китае за указанный период были опубликованы 23 книги с произведениями М.Горького и 18 книг с произведениями А.И.Солженицына. За прошедший период были переведены на китайский язык и по одному разу опубликованы книги таких писателей, как В.Пелевин, Л.Улицкая, Ю.Поляков, С.Лукьяненко, Ф.Незнанский, А.Бушков и других популярных в России писателей.

В сентябре 2006 года в Пекине проводилась международная книжная ярмарка, в которой принимали участие и представители России. По итогам ярмарки и проведенных встреч российских и китайских писателей и издателей в «Российской газете» было опубликовано интервью с главным редактором издательства «Вагриус» А.Костаняном и писателем Михаилом Веллером. Непосредственные участники ярмарки рассказали следующее: «Знание нашей литературы Китаем остановилось где-то примерно на уровне первой половины ХХ века. Классика — да. Достоевский, Тургенев, Чехов. Советская литература — да. Горький, Фадеев, Николай Островский. Отчасти захвачена наша военная проза: Бакланов, Васильев. Дальше — говорить сложно. Крупнейшее пекинское издательство «Народная литература» пытается делать шаги в продвижении современной российской литературы на китайский рынок, но мое и общее мнение: по большей части китайский рынок занят англоязычной литературой. Это происходит потому, что современная китайская молодежь ориентируется в основном не на русский, а на английский язык. Но это общая мировая ситуация, с которой нельзя не считаться. То, что мы по крайней мере издали две антологии современной русской литературы на китайском языке, 35 поэтов и 22 прозаика, это пусть небольшой, но какой-то шаг для продвижения наших авторов на китайский книжный рынок». Кроме того, было отмечено, что китайские издатели проявляли интерес к писателям старшего поколения, например, к новым книгам Бориса Васильева. Что касается более молодого поколения — интересовались Дмитрием Быковым, Ольгой Славниковой, Михаилом Шишкиным… Заинтересовались романом Славниковой «2017». Но все это на уровне точечных проектов». Как отметил А.Костанян, у этих писателей и в нашей стране книги выходят небольшими тиражами. По его мнению, китайцы «хоть нашу классику ХХ века знают, а мы… остановились на Конфуции и Ли Бо». Правда, здесь нужно отметить, что А.Костанян не обратил внимания на большой объем переведенных ранее книг китайских писателей 1920–1980-х годов, а также на недавние переводы китайских авторов.

Китайцы назвали 10 главных русских книг

В Константиновском дворце в Санкт-Петербурге прошла церемония подведения итогов проекта «10 шедевров китайской литературы в России и 10 шедевров русской литературы в Китае».

Оказалось, что среди русских произведений в Китае особенно ценят «Евгения Онегина» Александра Пушкина, «Героя нашего времени» Михаила Лермонтова, «Мертвые души» Николая Гоголя, «Отцов и детей» Ивана Тургенева, «Преступление и наказание» Федора Достоевского, «Войну и мир» Льва Толстого, «Человека в футляре» Антона Чехова, «Детство», «В людях», «Мои университеты» Максима Горького, «Тихий Дон» Михаила Шолохова и «Как закалялась сталь» Николая Островского.

Для этого выбора в каждой стране были сформированы экспертные советы и жюри. Председателем экспертного совета с российской стороны стал советник Президента РФ по культуре Владимир Толстой. В большое жюри проекта вошли внуки двух классиков — Льва Толстого и Лу Синя, а также руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский, посол России в КНР Андрей Денисов и китайский посол в России Ли Хуэй, обозреватель «Российской газеты» Всеволод Овчинников, первый заместитель генерального директора ТАСС Михаил Гусман, директор ИСАА при МГУ Игорь Абылгазиев, доктор исторических наук, профессор Капитолийского университета (США) Александр Панцов и другие представители ряда академических институтов и университетов.

С китайской стороны совет возглавил русист, переводчик и художник Гао Ман, создавший свиток «Пушкин на Великой Китайской стене» и целую галерею образов русских писателей. В составе жюри — руководитель секретариата культурного фонда им. Лу Синя, внук писателя Чжоу Линфэй, а также бывший министр культуры, писатель Ван Мэн, лауреат Нобелевской премии в области литературы, автор произведений «галлюцинаторного реализма» Мо Янь, бывший посол в России, русист Ли Фэнлинь, в свое время защитивший диссертацию на тему «Категория глагола в «Слове о полку Игореве».

В последние годы китайские онлайн-романы завоевали внимание и любовь мировой аудитории, при этом некоторые оценивают развитие и интернационализацию этой литературы, как одно из «четырех новых культурных чудес» мира, среди них — голливудские фильмы, японские аниме и манга и южнокорейские сериалы.

В Северной Америке работает более 100 веб-сайтов и онлайн-форумов, посвященных китайским веб-романам. Одним из крупнейших является wuxiaworld.com, чей основатель, 31-летний американец китайского происхождения Лай Цзинпин, публикующийся под псевдонимом Жэнь Восин.

Лай Цзинпин (слева) и Танцзя Саншао, писатель

Как Жэнь Восин запустил свой бизнес онлайн-романов?

После окончания Калифорнийского университета в Беркли Лай стремился «сделать что-то для китайско-американских отношений».

Во-первых, он поступил на работу в Министерство иностранных дел Соединенных Штатов. Затем он перевел фантастику. Одно из его ранних достижений заключается в том, что он стал первым человеком, который перевел роман из 3,4 млн. слов, разбитый на 804 главы. Совершенно бесплатно главу за главой он загружал свои переводы на онлайн-форуме SPCNET, где фанаты обсуждали и делились переводами разных произведений.

Его переводы оказались настолько популярными, что этот успех вдохновил его на запуск сайта wuxiaworld.com в декабре 2014 года, уже к августу сайт получил более 1 миллиарда посещений. Благодаря своим мастерским переводам китайских фантастических романов на английский язык Жэнь Восин превратился в международную сенсацию.

Лай считает, что его переводы китайских онлайн-романов являются частью его миссии по установлению связей Китая с внешним миром. Его сайт предлагает 40 переведенных на английский язык романов , большинство из которых — веб-литература, в том числе очень успешный за рубежом роман Coiling Dragon.

Несколько самых популярных среди иностранных пользователей китайских онлайн-романов:

Blue Phoenix 《蓝凤凰》

Battle Through the Heavens 《斗破苍穹》

I Shall Seal the Heavens 《我欲封天》

Coiling Dragon 《盘龙》

Against the Gods 《逆天邪神》

Эти пять романов, возможно, более знакомы китайским читателям, так как большинство из них были адаптированы в телевизионные драмы.

Ten Great III of Peach Blossom

Nirvana in Fire

Fleet of Time

A Smile is Beautiful

Jade Dynasty

Онлайн-миграция литературы

Основатель Wuxiaworld сказал, что некоторые читатели увлекаются китайской онлайновой литературой после просмотров фильмов и телешоу о кунг-фу . Другим что-то посоветовали друзья или они случайно нашли романы в интернете, некоторые все еще начинают с печатных переводов китайской беллетристики прежде, чем мигрировать в Интернет.

China Reading Limited, одна из старейших и крупнейших групп, работающих в этой области, она имеет более 600 миллионов зарегистрированных пользователей, а ее 4 миллиона онлайн-писателей создали 10 миллионов работ, группа продала авторские права 200 онлайн-изданиям в 20 странах.

«Онлайновая миграция литературы — это революция в создании, распространении и ведении бизнеса», — сказал Ву Вэньхуэй, президент группы.

Расширяющаяся международная аудитория

В этом месяце группа собрала 20 писателей, чтобы встретиться с поклонниками в Сингапуре и принять участие в Лондонской книжной ярмарке. В следующем месяце планируется запустить англоязычный сайт webnovel.com, а затем версии на французском, испанском, русском, тайском и арабском языках.

«Очарование китайской культуры — это тысячи богатых легендами и историями лет, которые заложили прочную основу привлекательности веб-романов», — сказал Ву.

Online812

Почему россияне почти не читают книги китайских авторов

В редакцию Online812 китаист Игорь ЕГОРОВ пришел с журналом Playboy – в его русской версии можно найти переводы современной китайской литературы, а в других местах – с трудом: издательства в России китайскими писателями не интересуются.

— Сейчас в России мало кто знаком с современной китайской литературой. Как так получилось?
– Причин тому немало, но главная – это преобладающее стереотипное представление о китайской литературе как о чем-то неинтересном, шаблонном и скучном. Оно досталось нам в наследство от времен «культурной революции», когда литература и искусство действительно использовались как инструмент политической пропаганды, и читать тогдашние агитки было невозможно. Но теперь, спустя 30 лет после начала реформ в Китае, страна неузнаваемо переменилась. Совсем иной стала и китайская литература. В ней присутствуют самые разные жанры, а главное, появились произведения, достойные занять место в литературе мировой. Произведения китайских авторов который год подряд получают премии MAN, азиатского Букера, что далеко не случайно. Обладатели этой премии – Мо Янь, Су Тун и Би Фэйюй – одни из лучших современных китайских писателей.
— Почему же мы так мало знаем о них?
– Коммерческие издательства не знают ни китайской литературы, ни китайских писателей и идти на риск не хотят. В России в основном издают переводы с западноевропейских языков, и издатели считают, что переводить с китайского слишком дорого. Предлагают даже переводить произведения китайских авторов, уже переведенные на английский.
Еще одна серьезная причина – прискорбное невнимание к переводам с восточных языков со стороны государства. В Советском Союзе при всех тогдашних недостатках и несвободах существовала государственная политика в сфере культуры и науки, достаточно много внимания уделялось и востоковедению. Сейчас заниматься этим невыгодно и невозможно, на литературные переводы не проживешь. И такая ситуация сохраняется не один десяток лет. Несмотря на это, востоковеды в Москве, в Питере и в других городах продолжают работу. Яркий пример тому – деятельность Центра «Петербургское востоковедение», которое уже много лет возглавляет известный синолог Игорь Алимов.
— Во всем мире тоже плохо знакомы с китайской литературой, или это только мы такие темные?
– В России ситуация самая печальная. На английский и французский языки переведено гораздо больше, чем на русский. Например, из 11 романов Мо Яня переведено 6, а у нас только первый выходит. Поэтому на Западе знают его лучше. Еще в 1991 году у меня был составлен сборник современной китайской прозы, он должен был выйти в «Лениздате». Но в силу экономических причин книга не вышла.
— В СССР переводилось и публиковалось больше?
– Да, в Советском Союзе переводилось много классической и современной литературы. Были и высококлассные специалисты, целая плеяда блестящих синологов, литературоведов и лингвистов. Среди них и наши прекрасные учителя, преподававшие на восточном факультете СПбГУ, – Евгений Александрович Серебряков, Виктор Васильевич Петров и другие. Они уходят один за другим – в прошлом году умер Николай Алексеевич Спешнев, великолепный китаист, каких, наверное, больше не будет.
— А сейчас много китаистов?
– Много, но, к сожалению, в целом уровень уже не тот. Есть талантливая молодежь, но большинство уходит в бизнес, занимаются техническими переводами, работают гидами – мало кто остается преподавать, учиться в аспирантуре. Тем не менее, работа по популяризации современной литературы ведется. На сайте «Восточное полушарие» уже не первый год существует тема «Всем интересующимся китайской литературой». Там можно найти немалое число материалов о современных китайских писателях, их произведениях, о новинках китайской литературы.
Мы стараемся привлекать к переводам молодых китаистов, проводим семинары по переводу китайской литературы, конкурсы на лучший перевод. Один из участников наших семинаров перевел роман Су Туна «Рис» и перевел очень неплохо. Он не китаист, но человек очень талантливый, переводит поэзию эпохи Тан, кроме китайского, владеет еще и древнегреческим! И таких талантов у нас много, только они не могут себя реализовать.
— Вы публикуете свои переводы в интернете?
– Да, а как иначе знакомить с литературой своих будущих читателей и издателей? В частности, на «Восточном полушарии» выложены фрагменты лучшего романа Мо Яня «Большая грудь, широкий зад».
На Мо Яне хотелось бы остановиться особо, потому что это самый известный и самый читаемый китайский писатель и в Китае, и за его пределами. Он – писатель мирового уровня, и не зря знаменитый японский писатель Кэндзабуро Оэ считает его претендентом на Нобелевскую премию. Он настолько разнообразен и изобретателен, что его называют китайским Маркесом, китайским Фолкнером и даже китайским Кафкой. У нас он известен лишь благодаря фильму «Красный гаолян», снятому известным режиссером Чжан Имоу по мотивам романа «Гаоляново племя».
Его творчество – яркий пример сохранения национальных особенностей китайской литературы, потому что его произведения очень «китайские». В них можно встретить целые россыпи идиоматических выражений, пословиц и поговорок, цитат из древнекитайской поэзии, он часто использует приемы повествования из классических китайских романов.
— А про что его книги?
– В романе «Большая грудь, широкий зад» исторические события почти не упоминаются и нет ни одного положительного героя-коммуниста. Главная героиня – простая крестьянка, мать 8 детей. Она вскормила грудью не только своих, но и чужих детей, а также внуков, которых ей подбрасывали занятые революциями и боями дочери. Вот почему такое название – это Мать с большой буквы, которая вынесла ради детей все неимоверные испытания.
В романе есть яркий эпизод, когда она идет, взвалив на себя мертвое тело дочери. А в старом Китае всем девочкам бинтовали ноги, пригибая пальцы к пятке, чтобы получилась «ножка-лотос», в соответствии с традиционными представлениями о женской красоте. Мать еле идет по глинистой дороге, развязшей после сильного дождя, и от изуродованных ног остаются глубокие следы. И таких кинематографических деталей у Мо Яня немало. Сам роман дает очень многое для осмысления традиций и кровавой истории Китая в XX веке.
Персонажи Мо Яня не теряют человеческого достоинства при любых обстоятельствах, и именно упор на гуманистическое начало, как мне кажется, может стать определяющим для выхода современной китайской литературы на мировой уровень.
— В России делают хорошие переводы с китайского?
– В целом да, хотя есть и неудачи. Например, большой интерес представляет роман Цзян Жуна «Тотем волка», он переведен на многие языки мира. Это впечатляющее повествование о сосуществовании человека и дикой природы, в котором много рассказывается о степных волках, об их повадках и характере, об их роли в жизни степных обитателей, о сохранении экосистемы, а также рассказ о том, как трагически закончилась попытка приручения волчонка. На русский язык роман переводил китаист, но редактор совсем не работал над текстом. В итоге книга по-русски не читается, вылезают конструкции, характерные для китайского языка, полно неудобочитаемых оборотов. Книга похоронена для русского читателя, а ведь роман очень интересный. Такие переводы лишь подкрепляют стереотип, что китайская литература никуда не годится.
— В китайской литературе ощущается влияние Запада?
– Конечно. У китайцев было всего 30 лет, чтобы познакомиться с достижениями мировой литературы, с выдающимися писателями, которые появились за время культурного вакуума в Китае, но они постарались наверстать упущенное. И что самое интересное – у Мо Яня и других авторов западноевропейское прекрасно сочетается с традиционно китайским.
— Глобализация сейчас серьезно отражается на культуре. Считается, что Восток лучше противостоит этому – это правда?
– Китайцы немало подвержены влиянию Запада, особенно молодежь. Подражание Западу – залог успеха, поэтому они учат английский, изучают книжки успешных японцев, американцев, правила выживания в офисе. Китайцы – народ очень прагматичный, они делают все с большим усердием. Как и у нас, старшее поколение еще держится за прошлое, им трудно переделать себя. Но традиции в Китае достаточно сильны, и я уверен, что это поможет стране противостоять глобализации.
— Насколько китайцы заинтересованы в популяризации китайского языка и литературы?
– Тут ведется большая работа. Сегодняшний лозунг компартии – «Китай должен стать культурной державой». В связи с этим образована дирекция по распространению китайского языка с соответствующим финансированием, по всему миру действуют созданные для этой цели Институты Конфуция – только в России их, наверное, около 20 в разных городах. Кроме того, существует организация China Book International, которая занимается распространением китайской литературы с частичным финансированием изданий китайской стороной.
— Насколько серьезна сейчас в КНР цензура? В Лондоне в этом году была книжная ярмарка, куда не пустили запрещенных китайских писателей-эмигрантов…
– Цензура в Китае существует, в том числе в интернете, но в основном носит политический характер. Запросы на некоторые слова просто не выдает поисковик. Например, про антиправительственную секту Фалунгунь. Или если запрос о сепаратистском движении в Синьцзяне или в Тибете.
Что касается эмигрантов, это чисто политическая конъюнктура, не имеющая отношения к литературе. Писателей-эмигрантов активно пропагандируют как борцов против режима. На волне противостояния властям они и выезжают, протестуя, когда их не включают в делегации китайских писателей в Лондоне, во Франкфурте. С их помощью страны Запада пытаются оказать давление на правительство Китая. Я считаю, что любовь к родине у писателей-эмигрантов не может быть глубже по сравнению с теми, кто остался в Китае. Предавать родину нельзя, надо оставаться со своей страной в любые времена, хорошие и плохие.
— Насколько образование КНР в 1949 году повлияло на искусство, было ли это похоже на то, что происходило в СССР, когда от литературы требовали стать соцреалистичной?
– Да, китайцы во многом приняли марксистско-ленинскую теоретическую базу, но использовали ее под своим углом зрения. Нужно не забывать, что исторически власть в Китае всегда символизировал император. Императором почитал себя каждый, кто приходил к власти, в том числе и Мао Цзэдун. Что касается литературы, в 50-е годы было немало кампаний, похожих на наш пролеткультовский угар 1920-х годов. По модели соцреализма был провозглашен так называемый творческий метод сочетания революционного реализма и революционного романтизма, который долгое время способствовал стагнации литературного творчества.
— Что модно читать в Китае сейчас?
– Примерно то же, что у нас: серьезных вещей читают немного. Зато очень развито такое явление, как интернет-литература. Произведения многих популярных сетевых авторов, выложенные частями, отбирают издательства и печатают уже в форме книги.
Распространены легкие жанры типа романов Донцовой, романы про любовь. Большой популярностью пользуется литература о чиновниках – разоблачения, истории о коррупции. Много исторических романов, приключений и фэнтези. Ну и конечно, романы о воителях, мастерах боевых искусств. Самые успешные молодые авторы – Го Цзинмин и Хань Хань – пишут в жанре фэнтези о переживаниях молодых людей, создают «розовые», нереальные миры. Такой уход от реальности весьма распространен. Во многом это следствие политики ограничения рождаемости, из-за которой стали исчезать такие понятия, как старший брат, младшая сестра. Одиночество ребенка приводило к индивидуализму и страху перед жизнью, который порождает уход из реальной жизни в выдуманную.
— Из российской литературы что-то читают сейчас?
– Конечно, довольно много произведений наших современников переведены на китайский. Например, я привез своему приятелю, китайскому русисту «Библиотекаря» Елизарова, а оказалось, перевод этой книги уже опубликован! Китайцы следят за нашей литературой и стараются отбирать лучшее.
— А классику?
– Тоже, у них сейчас как раз наблюдается подъем интереса к русской классике – Толстому, Островскому, Пушкину, Тургеневу…
— Вы принесли с собой книгу Мо Яня на китайском, русско-китайскую версию журнала «Институт Конфуция» и русскую версию журнала Playboy. Странный набор?
— Мо Янь – мой любимый автор. В журнале Playboy, в разделе «Проза», где традиционно публикуются вполне серьезные вещи, помещен отрывок из романа «Страна вина», охарактеризованного как «алкотрэшсатирикон». Вот таким непростым путем попадают сегодня к читателю произведения китайской литературы! В журнале «Институт Конфуция» есть рубрика «Литературный уголок» – в этом номере есть справка о Мо Яне, интервью с ним и отрывок из романа «Страна вина». А книга на китайском – роман «Гаоляново племя» – ее мне подарил в Пекине сам Мо Янь. Вот эти иероглифы, написанные им, – мое китайское имя
— У вас есть китайское имя?
– Китайские имена есть у всех китаистов. Например, мое – Е Гофу – придумал Пан Ин, китаец, который преподавал нам разговорный язык. И очень удачно придумал – оно созвучно моей русской фамилии, но звучит очень по-китайски, и китайцы быстро запоминают его. Первый иероглиф – а это у китайцев фамилия – читается «е», что означает «лист дерева». Имена у китайцев в основном «говорящие». Другие два иероглифа – имя. Второй иероглиф, «го» – «плод, цель, результат», а последний, «фу» – «муж, мужчина». Таким образом, «Гофу» можно перевести как «стремящийся к цели, достигающий результата».
Досье
Игорь Егоров – китаист, переводчик с китайского и английского. Занимается современной китайской литературой много лет, но его переводы начали публиковать лишь четыре года назад. В сентябре этого года в его переводе должен выйти первый роман известного китайского писателя Мо Яня «Страна вина». Неделю назад Егоров вернулся из Пекина, где проходила Вторая международная конференция переводчиков китайской литературы. С текстом его доклада на этой конференции можно ознакомиться на сайте «Восточное полушарие».
Анастасия ДМИТРИЕВА

‡агрузка…

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*