admin / 14.02.2020

Книги о страхе

Книги о психологии страха


Страх — это эмоция, которая одновременно нам очень нужна и во многих ситуациях мешает жить полноценно. Именно благодаря страху мы не делаем вещей, которые потенциально или реально опасны для нашего здоровья, жизни, для финансового благополучия, безопасности нашей семьи. Но он же может сковывать нас, мешать продвигаться по карьерной лестнице, принимать важные решения, знакомиться с новыми людьми. Чтобы эта эмоция работала так, как нужно, необходимо разобраться в ее природе и особенностях. Мы подобрали список книг, которые в этом помогут.

  • «Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти». Автором книги является психотерапевт с большим опытом — Ирвин Ялом. Это практикующий врач, который, постоянно сталкиваясь со страхами своих пациентов, учит их жить здесь и сейчас. Смысл его советов не в том, чтобы отгораживаться от реальности и понимания собственной смертности, а в том, чтобы использовать пугающие нас вещи с пользой.
  • «Страх, паника, фобия», Джорджио Нардонэ. Это пособие, которое изначально создавалось для специалистов, студентов-медиков. Но оно вполне подходит для бытового применения. Понравится тем, кто любит четкий подход без лирических отступлений.
  • «Мудрость страха. Как понять и преодолеть свой страх?». Книга написана известным бизнес-тренером и НЛП-специалистом Виталием Пичугиным. Ее особенность в том, что она практически полностью состоит из практических заданий. Подойдет тем, кто любит сразу же применять полученные знания на практике.
  • «Тревога, страх и панические атаки», Андрей Голощапов. Автор является практикующим психологом и работает с довольно сложными случаями. Большой практический опыт позволил создать ему полезное пособие, которое принесет ощутимую пользу.
  • «Не кормите обезьяну! Как выйти из замкнутого круга беспокойства и тревоги». автор Дженнифер Шеннон. Книга с необычным названием понравится всем, кто любит аллегории и образы. Это пособие, которое создала психотерапевт с колоссальным опытом. Она занимается тревожными расстройствами более двадцати лет и отлично знает, как помочь даже в сложных случаях.
  • «Танец с интуицией». Автор книги — А. Дрент — обещает читателям, что они не только избавятся от тревожности, но и обретут внутренний баланс, покой. А это для размеренной счастливой жизни одно из важных условий.
  • «Терапия для беспокойного разума», Э. Фаликовски. Книга перекликается с предыдущими по своему посылу, но она другая по наполнению. Цель книги — найти собственный способ избавления от страха, а для этого нужно определить свой тип характера. Автор помогает читателю и с тем, и с другим.
  • «Как победить страхи», Ирина Чеснова. А эта книга предназначена для детей: она рассчитана на младший и средний школьный возраст. Ребенок может изучать ее самостоятельно или вместе с родителями. И. Чеснова является семейным психологом, а потому создала пособие, которое охватывает основные детские страхи в таком возрасте.
  • «Век тревожности», Скотт Стоссел. Книгу стоит почитать тем, кто хочет больше узнать о тревожности, о различных исследованиях на эту тему. Практических советов, которые можно перенести в свою жизнь, вы в ней не найдете. Но зато точно будете знать, что в своем страхе вы не одиноки и что эта проблема из себя представляет.
  • «Счастливая жизнь без панических атак и страхов», Павел Федоренко. Еще одна книга с практическими рекомендациями и конкретной работой. Подойдет всем, кто хочет добиться реальных результатов.
  • Если вы не просто интересуетесь психологией страха, а хотите избавиться от собственной тревожности, попробуйте книги с упражнениями. Проблему, которая не была запущена, есть возможность исправить собственными силами.

    Психология страхаТекст

    © ООО Издательство «Питер», 2017

    © Серия «Мастера психологии», 2017

    * * *

    Предисловие

    Эта книга посвящена теме, о которой в недавние времена в нашей стране не принято было распространяться, ведь предполагалось, что советский человек бесстрашен, а наличие страха – это проявление трусости, к которой общественное сознание относилось (да и до сих пор относится) негативно, трусость всегда порицалась. Известна, например, существующая в народе установка, что «настоящие мужчины ничего не боятся». Вносят свой вклад в отрицательное отношение к страху и средства массовой информации, и литература, и киноискусство, где предпочтение отдается описанию подвигов героев. Так, отряды Чапаева «бесстрашно скачут на врага», мушкетеры завтракают под вражеским огнем… В результате в приключенческих и ура-патриотических фильмах о войне страх «своих» героев не показывается, а вид бегущих в панике врагов вызывает злорадство, а порой и смех. (Однако, говоря о киноискусстве, следует упомянуть и такой жанр, как фильмы ужасов. Вот только зрители смотрят подобные фильмы ради получения удовольствия, следовательно, изучение страха в этом случае как бы неактуально.)

    Лишь по произведениям художественной литературы и дневникам, авторами которых являлись современники – участники или свидетели кровавых событий, можно составить приблизительную картину психологического состояния людей на поле боя и в других опасных ситуациях.

    Между тем чувство страха присуще любому высокоорганизованному живому существу, независимо от возраста и пола. И хотя принято считать, что мужчины должны проявлять бесстрашие, следует иметь в виду, что они такие же биологические существа, как и женщины, – тем и другим присущи защитные реакции в ответ на опасность (угрозу), а страх является одной из них. Вспомним сцену из отечественного комедийного фильма «Полосатый рейс»: когда одного из героев (роль которого исполняет Е. Леонов) просят залезть к тиграм в клетку, он отказывается; тогда его обвиняют в трусости, и он отвечает: «Я не трус, но я боюсь». Золотые слова! Боятся ведь действительно все – и трусливые, и смелые, только в разной степени и в разной форме. Но из-за отрицательного отношения общества к переживанию страха его принято скрывать.

    Проблема страхов в отечественной психологии до сих пор в основном изучается клиническими психологами главным образом у детей, а патологические страхи – психиатрами. Это значительно сужает поле рассмотрения данной проблемы, оставляя в стороне многие аспекты, важные для поведения и деятельности взрослых людей. Ведь страх часто сопровождает многие виды деятельности человека: спортивную, военную, научную, театральную и др. Поэтому требуется более широкое рассмотрение этой проблемы по сравнению с тем, что имеется сейчас в психологической литературе.

    До сих пор остаются неясными многие вопросы, связанные с использованием понятий, относящихся к данной проблеме, таких, например, как тревога, боязнь, опасение, страх. Чтобы показать, насколько неразработанным является этот вопрос, приведу несколько примеров. Один из авторов книги о психологии войны пишет: «Что мы знаем о страхе? Вспоминаем, как в детстве, по вечерам, нас пугали товарищи, выскочив из-за угла с громким „У!“ Нам страшно быть ограбленными. Мы испытываем страх от возможности получить в зубы во время драки. Нам боязно кататься на „русских горках“ или прыгнуть с парашютом. Но все это – испуг, опасение, волнение. Но не страх». Вот так: с одной стороны – страх, а с другой стороны – не страх.

    Даже специалист по эмоциям К. Изард не очень задумывается над значением используемых им слов, когда пишет, что «переживание страха пугает человека» . А С. Томкинс , наоборот, полагает, что реакция испуга является активатором страха. Вот и разберись тут, что есть страх, а что испуг, что первично, а что вторично.

    Поэтому, кроме изложения основных вопросов, в предлагаемой читателю книге сделана попытка выяснить соотношения между понятиями, используемыми при рассмотрении проблемы страха, что имеет не только теоретическое, но и практическое значение, в частности при разработке методов профилактики и устранения страхов в том случае, если с ними связана дезорганизация поведения и деятельности, а подчас и психическое здоровье человека.

    Логика изложения различных аспектов рассматриваемой проблемы была следующей. Форм и разновидностей реакций человека на грозящую или реальную опасность (угрозу) несколько. Но поскольку в филогенетическом развитии человека первичной и базовой для всех остальных форм является эмоция страха, возникающая как безусловно- и условно-рефлекторная защитная реакция, первые главы посвящены его видам и формам. Затем рассматриваются вторичные филогенетически более поздние виды и формы реакций на опасность (боязнь, фобии как отношение к опасным объектам и ситуациям, как знаемые страхи), связанные с произвольными механизмами, предвидением опасности и опасением (готовностью к защите).

    В книге приводится обширный список литературы, а в приложении – практически полный список фобий и многочисленные методики изучения страха и его разновидностей.

    Книга ориентирована на студентов и специалистов различных специальностей – психологов, педагогов, медиков, спортивных тренеров, работников силовых ведомств, МЧС. Она может представлять интерес и для родителей, имеющих проблемы с переживанием страха их детьми.

    Введение (краткий исторический обзор изучения проблемы страха)

    Согласно греческой мифологии, у богини любви Афродиты был любовник Apec, бог войны. От них на свет появились сыновья Деймос (страх) и Фобос (ужас), которые всюду сопровождали своего отца.

    Страх как эмоциональное состояние человека с давних пор будоражил сознание не только простых людей, находя отражение в народных сказках и легендах, но и служил объектом рассмотрения философов. Уже в античной философии наблюдается стремление осмыслить страх с позиций того или иного философского направления и показать многообразие форм страха. Основные усилия философов разных эпох были направлены на выяснение роли страха в жизни людей.

    Одной из актуальных проблем для античных мудрецов была проблема страха смерти. Платон , Эпикур , а также стоики вели речь о пагубном влиянии этого страха на жизнь человека, а его преодоление связывалось ими с постижением истины. Именно разум выступает в качестве решающего фактора на пути избавления человека от страха смерти.

    Античные мыслители противопоставляли страх разуму, а также рассматривали разные формы проявления страха. Так, представитель стоиков Диоген Лаэртский предлагал следующую классификацию: «Страх есть ожидание зла. К страху причисляется также ужас, робость, стыд, потрясение, испуг, мучение. Ужас есть страх, наводящий оцепенение. Стыд – страх бесчестия. Робость – страх совершить действие. Потрясение – страх от непривычного представления. Испуг – страх, от которого отнимается язык. Мучение – страх перед неясным» .

    Стоики причисляли страх к главным страстям человеческой души и противопоставляли страху осторожность, или «разумное уклонение». В классификации стоиков отмечались и социальные аспекты страха. Так, страх бесчестия (стыд) прямо соотносится с представлениями о социальном престиже и конформизме. Стремление рассматривать стыд как форму страха характерно не только для стоиков, но и для Платона, считавшего одним из главных компонентов страха ожидание предстоящей опасности: «Страх – душевное потрясение, вызванное ожиданием беды» . Поэтому различные состояния, характеризующие степень проявления страха, Платон связывал с ожиданием. Именно таков «стыд», являющийся страхом перед ожидаемым бесчестьем. В диалоге «Евтифрон» Платон подчеркивал, что страх неизбежно возникает там, где присутствует стыд.

    В Средние века философы рассматривали страх с теологических позиций и связывали проблему страха с душеполезностью. Они выделяли две основные формы страха. Первая – это страх, возникающий вследствие греха. Неверие, падение духом, малодушие, тщеславие, гордость – все это, по учению Отцов Церкви, источники страха, лишающего человека надежды. Второй формой был душеспасительный «страх Божий», избавляющий человека от греховных помыслов и предвосхищающий встречу человека с Творцом .

    В эпоху Возрождения акценты исследования страха сместились в сторону его утилитарного значения. Н. Макиавелли показал социально-политическую роль страха как инструмента управления подданными государя. В рассуждениях о том, что лучше – внушать подданным любовь или страх, Н. Макиавелли отдавал предпочтение последнему, считая, что любовь и страх с трудом уживаются друг с другом. Кроме того, поскольку люди порочны, неблагодарны, лицемерны и лживы, надо внушать им страх наказания. Наконец, управление подданными с помощью страха есть, по Макиавелли, признак самостоятельности государя, умеющего в управлении рассчитывать только на свои силы. Ибо «любят государей по собственному усмотрению, а боятся по усмотрению государей, поэтому мудрому правителю лучше рассчитывать на то, что зависит от него, а не от кого-то другого» .

    В Новое время, с одной стороны, продолжалось развитие проблематики, поставленной античными мыслителями, а с другой стороны, философы уделили внимание соотношению страха и знания. Мыслители рассматривали страх как фактор, порождающий предрассудки, ложные и фантастические представления о действительности. Ф. Бэкон , признавая, что чувство страха выполняет важную функцию сохранения жизни, в то же время отмечал, что существуют страхи «пустые и неосновательные». Они свойственны людям, «которые в огромной степени подвержены суеверию (а ведь оно есть не что иное, как панический страх), особенно в трудные, тяжелые, смутные времена» .

    По Т. Гоббсу , страх – это неотъемлемая часть естественного состояния, где присутствует «постоянная опасность насильственной смерти». Он отмечал, что страх («беспокойство о будущем») играет двоякую роль. С одной стороны, он стимулирует познавательную деятельность человека, благодаря которой человек обретает практическое знание, помогающее ему устроить свою жизнь. С другой стороны, «страх невидимых вещей», соединенный с неведением, есть основной источник иллюзорных представлений и религии.

    Томас Гоббс выделил несколько видов страха, выполняющих разные функции в зависимости от исторически сложившихся форм взаимоотношений людей: 1) страх смерти, существующий в естественном состоянии «войны всех против всех»; 2) страх перед невидимыми, грозными и всемогущими силами, возникающий в результате незнания истинных причин явлений; 3) страх наказания как средство поддержания согласия, договорных отношений.

    Поль Анри Гольбах наряду с незнанием причислял к источникам страха различные бедствия – неурожай, эпидемии, несчастные случаи, болезни и т. п. В силу этих неизбежных обстоятельств жизни, как полагал философ, человек начинает испытывать страх, усиливающийся под влиянием невежества. Средством преодоления этого страха помимо привычки к тем или иным явлениям П. А. Гольбах также считал знание. Страх уменьшается по мере того, как человек познает причины наблюдаемых явлений и обучается средствам избегания их воздействия.

    Этот философ подчеркивал, что страх является источником социальности человека. «Уже один страх перед новизной, перед тем, с чем мы еще не освоились, заставляет нас искать опору в себе подобных. Одиночество, темнота, шум ветров, немая тишина природы – все это пугает нас, тревожит и принуждает искать спасения в обществе. В нем мы находим убежище от тоски, страха, неуверенности – короче говоря, от всех наших бед, действительных или воображаемых. Как только человек попадает в общество себе подобных, он чувствует себя более сильным, верит, что находится в большей безопасности, и считает свои жизненные силы, если можно так сказать, удвоенными» .

    Важная социальная функция страха, согласно П. А. Гольбаху, заключается в ограничении злоупотреблений как простыми смертными, так и власть предержащими. Без страха носитель власти развращается и поддается порокам. Поэтому страх, по Гольбаху, – это одно из немногих ограничений, которое общество может противопоставить произволу власти.

    В философии И. Канта страх перед природными явлениями является неотъемлемым компонентом бытия человека, а преодоление страха оказывается возможным благодаря чувству эстетического, благодаря способности человека возвышаться над предметом страха и чувствовать себя независимым от могущественных сил природы.

    Философы Нового времени по-разному видели значение страха в существовании человека. Г. Ф. В. Гегель , например, рассматривал страх как позитивное чувство, помогающее человеку обрести самость, а Серен Кьеркегор – как духовное явление, отражающее процесс обретения человеком христианской веры. Природа страха, согласно Кьеркегору, определяется единством высокого и низменного, временного и вечного в человеке. Это единство противоположностей характеризует изначально заданную, но не навязанную человеку свободу, делающую возможным выбор между добром и злом. Человек не есть «ни ангел, ни зверь», а потому порождаемый свободой страх «обнаруживает судьбу». Но судьба тотчас ускользает от человека. Таким образом, страх – это непрерывное стремление к постижению мерцающего смысла, бесконечная возможность судьбы, требующая своего осуществления. Освобождение от страха осуществляется не рациональным познанием, а его преодолением в вере, превозмогающей законы конечного своей алогичностью.

    Идеи С. Кьеркегора о роли страха в судьбе человека нашли развитие в философских теориях экзистенциалистов XX века. Мартин Хайдеггер разграничивает понятия страха и ужаса. Страх, или боязнь, – это характеристика сущего. Ужас, напротив, это состояние, позволяющее человеку выйти за пределы сущего как ограниченного мира. Именно благодаря ужасу человеку открывается Ничто. Согласно Хайдеггеру, именно ужасу отводится роль средства преодоления ограниченности человеческого существования, возможного при встрече с Ничто.

    Ужас для М. Хайдеггера есть средство встречи человека с бытием как Другим, которое неведомо для человека, живущего в предметном мире, в здешней реальности. Ужас позволяет человеку постичь опыт бытия как Другого и путем трансценденции открывает человеку сознание бытия, того, что «есть».

    Жан-Поль Сартр уделил внимание тревоге как постоянному состоянию, свойственному человеческому существованию. Тревога обусловлена необходимостью выбора, отсутствием оправдания выбора и ответственностью. Поэтому Сартр сделал вывод: «Человек – это тревога» .

    Карл Ясперс рассматривает феномен страха в рамках философского осмысления проблемы будущего. Страх лишает человека «ложного покоя», вносит движение в инертную жизнь человека и заставляет его задуматься о своей судьбе. Поэтому страх стимулирует человека не только к размышлению о собственной судьбе, но и дает человеку возможность остаться самим собой, сохранить свою идентичность. Если человек в нестабильных условиях берет на себя инициативу, он преодолевает страх посредством «трансцендентно обоснованного самосознания свободы». Если же человек ищет спасения от страха в подчинении, страх трансформируется в механизм этого подчинения. Поэтому страх необходим человеку: «Страх следует принять. Он – основа надежды» .

    Ясперс пишет, что вследствие мимолетности связей между людьми, отсутствия доверия к другим людям, постоянной угрозы «быть брошенным» в человеке поселяется одиночество, страх жизни и перед жизнью. Само существование – это «постоянное ощущение страха». Такой страх может быть преодолен лишь «страхом экзистенции за свое бытие». «Страх экзистенции» противопоставляется К. Ясперсом страху жизни как средство обретения человеком своего подлинного существования.

    Карл Ясперс рассматривал страх как положительное состояние, заставляющее человека обратиться к рефлексии и позволяющее ему обрести свою сущность, противопоставленную жизни в предсказуемом, ограничивающем подлинное существование обществе, где господствует отчуждение.

    В русской философии сформировались два направления, по-разному ориентированные на решение проблемы страха, – просветительское и религиозно-философское. Просветительское направление было представлено трудами отечественных мыслителей XVIII столетия, поддерживающих идею о незнании как источнике страха и религии и делавших попытки их «естественного» объяснения. Так, M. М. Щербатов , подобно западноевропейским просветителям, полагал, что порождает страх перед неведомым низкий уровень развития интеллекта, знаний.

    Религиозно-философское направление начала XX века неизбежность страха оправдывало идеей ничтожности человека, который перед лицом огромного, малопонятного и неспокойного мира всегда будет ощущать свою беспомощность, подавленность и растерянность. Отсюда и многообразие форм страха – инстинктивный страх, толкающий человека к чудесному и таинственному, поиск страха в фантастическом, естественный «страх за себя», страх перед другими людьми, страх перед Богом.

    Хотя это направление не отвергало просветительское учение о страхе как источнике религии, тем не менее подчеркивало, что страх ведет не только к религии, но и к ее «суррогатам» – колдовству, гаданию, магии, сатанизму.

    В первой половине XX века к изучению проблемы страха и тревоги подключились психологи . При этом помимо рассмотрения теоретических и экзистенциальных аспектов проблемы ученые стали изучать аспекты, связанные с практическими вопросами жизни человека.

    В XX столетии особое внимание ученых стала привлекать проблема детских страхов. Одним из первых английских психологов, исследовавших причины возникновения и преодоления страха у ребенка, был Дж. Селли . Он отмечал роль громких и внезапных звуков, новых обстоятельств (перемена мест, появление нового лица, изменение окружающей обстановки и т. д.). К детским страхам он относил боязнь животных, кукол, масок, игрушек, боязнь теней и темноты. Последний страх, по мнению Селли, является вторичным и возникает на определенной стадии умственного развития ребенка. Им описаны внешние признаки переживания ребенком страха: крик, дрожание, бледность, задержка дыхания, изменение сердечного ритма, плач, обморок, отталкивание или, наоборот, ступор.

    О страхе у детей писал известный русский педагог П. Ф. Каптерев . Он выделил виды страха, описал, как и Дж. Селли, внешние признаки и причины появления страха. В частности, он указал на роль запугивания детей родителями и воспитателями. П. Ф. Каптерев выделил две группы предметов, вызывающих страх у детей: действующие на органы внешних чувств (зрительные и слуховые впечатления) и действующие на детское воображение и рассудок, что предполагает наличие уже некоторого опыта. Ученый выделил внешние признаки переживания ребенком страха, описал психологические особенности детей, наиболее подверженных страхам. Это дети с низким уровнем интеллектуального развития, пережившие психическую травму, с неразвитой волевой сферой и плохим состоянием здоровья. П. Ф. Каптерев отмечал, что заботливое и нежное отношение к ребенку, развитие и укрепление его физических и нравственных сил помогает ребенку преодолеть и предупредить возникновение боязливости.

    Сегодня интерес к страху и тревоге не уменьшается. Философы, социологи, политологи, психологи, психиатры, физиологи продолжают изучать разные стороны этого эмоционального феномена. Философы видят в нем некую экзистенциальную силу, определяющую эволюцию человеческой души; социологи и политологи рассматривают страх как средство манипулирования человеческими массами; психологи обращают внимание на защитную функцию страха, способствующую выживанию индивидуума в экстремальных условиях, разрабатывают практические методики преодоления страха и тревоги; психиатры воспринимают страх (фобии) как некую болезнь, от которой нужно избавить пациента, а физиологи выявляют механизмы формирования этой эмоции в головном мозге и пути ее реализации.

    Глава 1. Страх и боязнь

    1.1. Многозначность обозначения состояния страха

    Анализ психологической литературы показал, что при обсуждении проблемы страха используется множество разных понятий – «страх», «тревога», «боязнь», «опасение», «испуг», «паника», «фобии», – но сказать, отличаются ли они друг от друга и какие из них являются более общими, а какие частными, довольно трудно. А без выяснения этого структурно описать проблему страха для меня представлялось затруднительным. Поэтому в качестве первоочередной встала задача попытки разобраться в терминологии.

    Надо сказать, что и в обыденной речи существует большая неопределенность в использовании этих слов. Проведенный мною опрос студентов-психологов второго курса и педагогов с большим стажем показал, что абсолютное большинство опрошенных пытаются «отдифференцировать» понятия «тревога», «опасение», «боязнь» и «страх», однако одни видят между ними лишь различия в интенсивности переживаний, а другие указывают и качественные различия (табл. 1.1).

    Таблица 1.1. Ответы респондентов о наличии или отсутствии различий между понятиями, связанными со страхом, % случаев

    Анализ ответов, в которых указываются качественные различия, показал следующее. Тревога, по мнению многих респондентов, в отличие от страха, не имеет конкретной причины и направленности на определенный объект и имеет меньшую интенсивность проявления. Что касается тревоги, боязни и опасения, то мнения респондентов расходятся. Одни считают, что тревога отличается неопределенностью: человек не знает, чего ожидать; при боязни же человек знает, какой объект и чем может быть ему опасен. Другие полагают, что между тревогой, боязнью и опасением различий нет. Нет единства во мнениях и в отношении того, что является общим понятием, а что его компонентами. В одном случае общим понятием является страх, в другом – тревога. Вообще же, разнообразие ответов показывает, что единых взглядов о сущности понятий «тревога», «боязнь», «опасение» и их соотношения между собой и со страхом у респондентов нет.

    Нет четкого разделения терминов, относящихся к страху, и в Словаре русского языка С. И. Ожегова; там говорится, что боязнь – это беспокойство, страх, опасение – чувство тревоги, беспокойство, предчувствие опасности, а опасаться – значит бояться. То есть опасение, боязнь и страх, по сути, у С. И. Ожегова являются синонимами.

    Переживание человеком страха описывается многими словами, например: бояться, страшиться, дрожать, оробеть, устрашиться, трепетать, стушеваться, испугаться, трястись, опасаться, трусить, оторопеть, остерегаться, дрейфить, паниковать, перетрусить.

    Отсутствие конкретного и обоснованного содержания в каждом термине, обозначающем страх, приводит к таким казусам, как «страх – это эмоция, о которой многие люди думают с ужасом» , или «переживание страха пугает человека» , «большинство людей боится этой эмоции (страха. – Е. И.)» . Ясно, что, не придав каждому термину четкого и специфичного содержания (если это возможно), разобраться в том, как человек может испытывать страх и даже ужас перед страхом, невозможно.

    Некоторые авторы пытаются вложить в различные словесные обозначения страха конкретное содержание, выделить таким образом различные его виды. Однако при этом следует учитывать предостережение У. Джемса, который писал, что «подразделения эмоций, предлагаемые психологами, в огромном большинстве случаев простые фикции, и претензии их на точность терминологии совершенно неосновательны» . Джемс отмечает, что подавляющее большинство психологических исследований эмоций носит чисто описательный характер; отсюда и некоторая произвольность в описании тех или иных синонимичных понятий, необоснованность их дифференцирования.

    Следует отметить, что некоторыми авторами слова «страх» и «боязнь» используются как рядоположные, однако скорее это укоренившийся словесный штамп, чем сознательное разграничение этих понятий. Например, в одной публикации говорится о проявлении и страха, и боязни, – но в чем состоит их различие, не поясняется, и данные о частоте проявления того и другого приводятся вместе, как будто эти два понятия – синонимы. То же можно сказать и в отношении понятий «страх» и «опасение».

    В большинстве же психологических публикаций слова «боязнь», «опасение» и «страх» с давних пор используются как синонимы. Однако даже с точки зрения семантики вряд ли к этому есть основания. В одной работе среди перечисления различных страхов встретился и такой – «страх папы и мамы». Не правда ли, такое словосочетание режет ухо? А если сказать «боязнь мамы и папы», то такое впечатление корявости языка не возникает.

    В. В. Бойко опросил врачей-стоматологов, постоянно имеющих дело со страхом у своих пациентов, в отношении того, имеются ли различия в «механизме» возникновения у пациентов боязни и страха. Вот ответы врачей на заданный вопрос (%): «различия есть, и они мне известны» – 11; «различия, полагаю, есть, но четко их не представляю» – 10; «различий нет (не вижу, не знаю)» – 62; «затрудняюсь ответить» – 17. На другой вопрос, могут ли они различить (понять), что переживает пациент на приеме, – боязнь или страх, участники опроса ответили так (%): «легко» – 6; «с трудом» – 14; «нет» – 58; «затрудняюсь ответить» – 22.

    Таким образом, большинство врачей не могут различить боязнь и страх. Для них очевидно, что когда пациент, сидя в кресле, испытывает страх, то это значит, что он боится.

    Похожие статьи


    Елена Исупова

    Чувство страха знакомо каждому. Мы боимся, что не получим желаемое, потеряем самое дорогое или попадем в опасную ситуацию. Переживаем, что окружающие нас не поймут. Опасаемся, что счастливые дни закончатся. Можно игнорировать страхи, но тогда они не исчезнут. Единственный способ освободиться — признать их, заглянуть им в лицо и поработать с ними. Вот 10 книг, которые в этом помогут.

    «Бояться, но делать»

    Начнем с новинки. Бывший спецназовец Брэндон Уэбб знает: страх нельзя победить, но можно сделать его своим союзником. Он предлагает программу управления страхом из пяти шагов: решение, тренировка, высвобождение, прыжок и понимание, что главное.

    Автор говорит не о том, как противодействовать вооруженным бандам в зонах военных действий. Речь о сознании, взаимоотношениях со страхом, тысячах ситуаций, с которыми мы сталкиваемся в жизни. В этих ситуациях страх может задушить, а может раскрепостить. Все зависит от того, что творится у нас в голове. То есть управление страхом не имеет отношения к развитию физической силы или жесткости характера, оно состоит в умении услышать внутренний диалог и изменить его.

    Советы «морского котика» помогут всем и сработают в любой ситуации: когда боишься плавать, начинать новое дело или принимать сложное решение.

    «Бесстрашие»

    Тит Нат Хан — духовный лидер, дзен-буддийский монах из Вьетнама, автор более 100 книг по буддизму, медитации и осознанности. Он учит не бежать от страха, а пригласить его в свое сознание и взглянуть на него ясным и глубоким взглядом. А еще жить в настоящем моменте — практиковать осознанность, которая придаст смелости в борьбе. Для начала стоит попробовать практику пяти напоминаний. Она поможет принять вещи, вызывающие самые глубокие страхи, — старение, болезнь и смерть — как неизбежность. О том, что нужно делать, читайте .

    «Победи свой страх»

    Боязнь ошибки, страх публичных выступлений, страх попросить о чем-то, боязнь сказать нет — список страхов почти бесконечен. Мэнди Холгейт выделяет и анализирует 12 самых распространенных и дает советы, как их преодолеть. В книге представлены проверенные инструменты и стратегии. Они помогут добиваться своего в типичных ситуациях, перед которыми многие из нас пасуют: необходимость отказать в чем-то, выглядеть уверенно на публике, просить о том, что вам нужно, и так далее.

    «Как победить страх»

    Ольге Соломатиной 12 главных страхов (или демонов) тоже хорошо знакомы. Она долгие годы работала журналистом, редактором, медиатренером и ежедневно наблюдала муки творческих людей. В книге автор рассказывает о том, как справиться с каждым «демоном» и не бояться изменить свою жизнь. Под обложкой — упражнения и техники, которые помогут стать спокойнее и увереннее, больше узнать о природе страхов, разграничить собственные убеждения и чужие.

    «Стресс как внутренняя игра»

    Стресс — верный спутник страха. Чтобы не поддаваться ему, нужно научиться отделять себя от обстоятельств. Много лет назад Тимоти Голви разработал для этого метод Внутренней игры. В ее основе — опора человека на внутренние ресурсы. В книге вместе с соавторами-врачами он дает 8 инструментов и рассказывает удивительные истории людей, победивших стресс. Однажды узнав, что такое жить без стресса, вы вряд ли захотите возвращать все обратно.

    «Наука общения»

    Многие испытывают страх перед публичным выступлением или необходимостью говорить с незнакомцем, начальником, известной личностью, тем, кто вам понравился. Книга научит общаться с кем угодно. Прежде всего, автор расскажет, как устроен человек, познакомит с 14 поведенческими хитростями, научит считывать эмоции. Когда вы изучите законы человеческого поведения и взаимодействия, страхи отступят. Вы сможете производить прекрасное первое впечатление и быстро налаживать контакт в любой ситуации — от переговоров и собеседований до вечеринок. Выгода не заставит себя ждать.

    «Автор, ножницы, бумага»

    Возможно, вам всегда хотелось написать роман или стать блогером, но мешал страх поражения. Журналист и писатель Николай Кононов создал метод из 14 уроков, которые, как ступеньки лестницы, приведут к умению писать оригинально и по делу. Составляя книгу, автор хотел помочь тем, кто пишет статьи, нон-фикшн, письма, питчи и другие тексты. Он поделился с читателями, как найти свой стиль, исследовать тему и собирать материал, преодолеть писательский блок и прокрастинацию, научиться писать «портреты» людей, работать с короткими и длинными текстами, брать содержательные интервью.

    «Креативность»

    Бывает, нужно сделать презентацию, подготовить выступление или просто написать большое письмо, но мы придумываем очередную отговорку, чтобы отложить задачу на потом. Или который час сидим перед компьютером, но так и не можем собраться с мыслями и начать работу. Знакомая картина? Это страх чистого листа. Задача кажется настолько большой и сложной, что мы не знаем, как к ней подступиться. Выйти из тупика поможет креативное мышление.

    Автор книги — британский художник Майкл Атавар — утверждает, что креативность заложена в каждом, мы можем пользоваться ей, когда захотим. Простые упражнения помогут прокачать творческие способности, находить нестандартные решения, черпать вдохновение в обычной жизни, замечать детали и мыслить нестандартно.

    «Десять минут до дзена»

    Эта книга поможет взять свою жизнь под контроль и начинать каждый день с чистым сознанием. Простая программа, описанная психотерапевтом Оуэйном О’Кейном, основана на нескольких теориях, включая когнитивно-поведенческую терапию и внимательность. Вам потребуется всего 10 минут в день. Результат — умение быстро успокаивать ум, фокусироваться, справляться со стрессом, исправлять неверные паттерны мышления, создавать эффективные способы коммуникации.

    «Вся правда обо мне»

    Эта книга — официальное приглашение посмотреть в лицо своим страхам, разобраться с душевным дискомфортом и избавиться от тревожных установок, которые не дают вам проявлять свое подлинное, лучшее «я». Эмбер Рэй учит распознавать голоса тревоги и любопытства, прислушиваться к своим чувствам, а не заглушать их. В книге сочетаются откровенные автобиографические признания и знания из психологии и нейробиологии. Автор помогает победить внутреннего критика, преодолеть синдром самозванца, справиться с тревожностью и перегруженностью и реализовать давние желания.

    Некоторые из перечисленных книг учат справляться со страхом в целом. Другие направлены на конкретные проблемы (такие, как страх чистого листа или боязнь общения). Но есть кое-что общее: каждая делает вас чуточку сильнее.

    Обложка поста — pexels.com

    Описание и лечение боязни книг библиофобии

    Слава Профина 20.06.2018 нет комментариев 0

    Библиофобия — это патология, при которой человек боится читать. Услышав о таком расстройстве, обычный человек может посчитать страх перед чтением глупым и нелепым, ведь книги выступают источником знаний и в них нет ничего страшного. Но вот только библиофоб так не думает, испытывая нарастающую тревогу при мысли о том, что он должен что-то прочесть.

    Общее описание патологии

    При всём разнообразии фобий боязнь чтения кажется довольно странной. Простому человеку сложно вообразить, как можно бояться книг. Тем не менее некоторые люди действительно страдают от этого психического недуга. Наверное, если бы ученики младших классов имели понятие о подобном явлении, то при нежелании готовить уроки они бы жаловались не на температуру, а на библиофобию. Так отчего же возникает панический страх перед книжками?

    Это редкое психическое расстройство может проявляться по-разному. Бывает, что тревога наступает при контакте с любым книжным изделием, а бывает, что человек боится литературы какого-то конкретного направления, например, научных справочников, романов, детективов или учебников.

    Страх перед чтением можно разделить на подтипы:

    1. мифофобия подразумевает боязнь легенд;
    2. метрофобия предполагает страх поэзии.

    Как правило, внешность библиофобов ничем не примечательна, поэтому нельзя сразу понять, из-за чего человек взволнован. Такие люди начинают паниковать, когда они должны что-либо прочесть. Особый страх возникает, когда необходимо читать вслух. Панику вызывает не только сам процесс чтения, но также и знакомство с содержанием текста.

    Причины возникновения расстройства

    Патология включена в список фобий от всемирной организации здравоохранения, но до сегодняшних дней многие считают её глупой и странной. Этот навязчивый страх ещё называют книгоненавистничеством и книгобоязнью. Но, как бы его ни называли, смысл остаётся неизменным. Для такого пациента самым сложным жизненным испытанием является перелистывание книжных страничек.

    Специалисты до сих пор не могут прийти к единому мнению относительно лечения недуга. Одни психологи убеждены, что библиофобия обусловлена негативным опытом детства, когда человек не сумел справиться с тяжёлой ситуацией. Допустим, ребёнка напугал кто-то из сверстников, или родители заставляли его читать «умные» книжки целыми днями, или же малыша больно ударили по голове тяжёлым учебником. Подобные происшествия во взрослом возрасте могут вылиться в иррациональную нелюбовь к литературе.

    Как правило, книгобоязнь со временем лишь усиливается, принимая устойчивую форму. Некоторые дети становятся библиофобами, когда родители заставляют их читать, наказывая за допускаемые ошибки.

    У каждого своё восприятие ситуации, однако вполне возможно, что психика человека с боязнью книг была травмирована в детские годы именно в стенах библиотеки. Развитие патологии могли спровоцировать следующие ситуации:

    1. необоснованно грубое отношение библиотекарши;
    2. отказ в выдаче книжки;
    3. упрёки библиотекаря в том, что человек слишком долго не может определиться с выбором.

    Каждая из этих ситуаций способна привести к развитию расстройства. Как правило, первым звоночком является ощущение дискомфорта при нахождении среди книжных стеллажей. Что бы ни говорили психологи, существует мнение, согласно которому каждый библиофоб знает, из-за чего развилось заболевание, что именно стало отправной точкой. Это означает, что определить истинную причину иррациональной боязни чтения намного проще, и терапия способна дать хорошие результаты.

    Известный философ Жан-Жак Руссо испытывал страх перед медицинскими книгами, хотя в целом он был довольно позитивным, жизнерадостным человеком с прекрасным чувством юмора.

    Симптоматика недуга

    Многие пациенты избегают чтения любыми путями, настолько оно для них обременительно. Они могут мотивировать своё нежелание всевозможными несуществующими причинами. Для них ничего не стоит соврать, лишь бы избежать «опасного» занятия. Если отказаться от чтения всё же не удаётся, реакция может быть самой непредсказуемой:

    1. плач;
    2. дрожь в руках;
    3. затруднённое дыхание;
    4. повышение артериального давления;
    5. учащённое сердцебиение;
    6. расстройство желудка.

    Иногда даже может наблюдаться самопроизвольное испускание мочи. Подобные симптомы характерны и для многих других фобий. При виде книги больному кажется, что с ним обязательно произойдёт что-то ужасное, что жизнь находится под угрозой. Нужно отметить, что такая боязнь не влечёт за собой никакого серьёзного вреда. Ни жизни, ни здоровью библиофоба ничего не угрожает.

    Впрочем, подобное психическое расстройство способно осложнить жизнь. Ведь оно заметно ограничивает выбор профессии, порождает проблемы с обучением и в личной жизни. В социуме нежелание читать воспринимается как обыкновенное невежество.

    Если рассматривать патологию в более широком смысле, несложно понять, что именно вызывает панический страх, когда заходит речь о библиотеке. Рассказ одного библиофоба наглядно иллюстрирует, как этот недуг может быть связан с детской психологической травмой. В детстве этот человек очень боялся вступать в диалог со школьным библиотекарем, так как нередко задерживал книжки.

    Когда он приближался к этой строгой женщине, у него начинали дрожать колени, тряслись руки. Не было сил произнести подготовленные слова оправдания, которые, казалось, уже не спасут. Прогуливаясь между книжными стеллажами, он всегда опасался того, что вот-вот подойдёт эта грозная библиотекарша и упрекнёт в том, что он слишком долго думает и пора бы уже что-то выбрать.

    Детство и взрослая жизнь

    Чем раньше будет обнаружено психическое расстройство, тем выше шансы на успех. Поэтому, заметив странности в поведении своего ребёнка, родители должны как можно быстрее отреагировать — это позволит предупредить развитие заболевания в будущем.

    Зачастую недуг даёт о себе знать при изучении сложных предложений, когда необходимо запоминать прочтённую информацию. Допустим, после чтения короткого текста ребёнок не может рассказать, что было в начале рассказа. Так, он теряет способность анализировать прочитанное.

    Если ребёнок болен и ему требуется лечение, он не в силах справиться с этой проблемой в одиночку. Ещё это состояние опасно тем, что, ощущая себя беспомощным, библиофоб усиливает свой страх. Пытаясь преодолевать боязнь и читать книги вопреки нежеланию, ребёнок начинает себя чувствовать ещё хуже. Страдания усиливаются, возникает ощущение беззащитности и угнетённости. Из-за этого портится и характер: больной становится более робким и пассивным, идёт по пути наименьшего сопротивления.

    Если такого ребёнка ограбят или побьют уличные хулиганы, он может совершенно никак не отреагировать. Обычно такие дети даже не пытаются оказать сопротивление преступникам. Чаще всего фобия формируется именно во время обучения в школе, ведь ученик получает немало информации из печатного текста. С такой проблемой люди нередко бросают школу и впоследствии не могут себя полноценно реализовать в жизни.

    Взрослый человек с паническим страхом чтения не может достичь успеха в карьере. Как правило, такая личность не проявляет инициативу, испытывает сложности при организации и планировании труда. Если такой человек становится начальником, он проявляет чрезмерный консерватизм и не отличается находчивостью. Занимая руководящий пост, библиофоб отказывается от свежих идей подчинённых и строго придерживается принятых стереотипов.

    Одной из причин недуга выступает нарушение процесса познания, обусловленное торможением в центральной нервной системе. Помимо этого, процессы торможения также касаются и зрительного аппарата. Панический страх заставляет больного отталкивать от себя всякую новую информацию и цепляться за старые привычные представления.

    Советы родителям

    Любая фобия — это лишь условный рефлекс, формируемый вследствие застойного возбуждения в коре головного мозга, которое приводит к торможению определённых процессов. Увидев первые признаки недуга, родители должны отвести ребёнка к психоневрологу.

    Важно следить за тем, чтобы ребёнок ежедневно посвящал как можно больше времени чтению вслух. Лучше отдать предпочтение тем книгам, которые способствуют развитию воображения, например, фантастике или приключениям. Через некоторое время после чтения нужно попросить сына или дочку пересказать прочитанное. Если ребёнок будет испытывать трудности и путаться, ему стоит немного передохнуть.

    Имеет большое значение, чтобы подобные занятия проводились исключительно в спокойной и доброжелательной атмосфере. Важно не скупиться на похвалу и акцентировать внимание даже на незначительных успехах. Это подбодрит больного и придаст ему уверенности в своих силах. Ему будет проще справиться с чувством беспомощности и ущербности.

    Лечение библиофобии

    Многие недооценивают подобную патологию, считая, что она не нуждается в лечении, а беседы со специалистом вполне достаточно для успешного выздоровления. Но на самом деле недуг является серьёзным расстройством психики, и дружеские рекомендации едва ли помогут наладить положение. Людям с библиофобией нужна консультация квалифицированного специалиста, который сможет подготовить соответствующий лечебный курс для конкретного пациента.

    Больной нуждается в индивидуальном подходе, ведь у каждого эта патология может проявляться по-своему, да и степень фобии тоже отличается. Медикаменты прописываются крайне редко, обычно лекарственные препараты назначаются для устранения повышенной тревожности и беспокойства.

    Во время сеанса психотерапевт может попросить пациента что-нибудь прочесть в его присутствии, обычно этот приём хорошо работает, так как больной ощущает собственную защищённость. Он знает, что в присутствии врача ничего плохого не произойдёт.

    Во время чтения он чувствует, как тревога и нервозность постепенно ослабевает, привыкает к объекту страха. Приходит понимание, что на самом деле во время чтения ничего не угрожает жизни и нет никаких причин для паники. Несколько таких консультаций по обыкновению позволяют избавиться от фобии. В целом метод преодоления демонстрирует неплохие результаты.

    В лечении также успешно применяется гипнотерапия. Хорошо себя зарекомендовало и «якорение», когда образ книги постепенно наделяется позитивным смыслом и начинает ассоциироваться с чем-то хорошим. Многие пациенты после выздоровления с радостью приобщаются к миру книг и буквально начинают жизнь заново, ощущая себя гораздо более полноценными людьми.

    Ольга Соломатина

    Как победить страх. 12 демонов на пути к свободе, счастью и творчеству

    Правовую поддержку издательства обеспечивает юридическая фирма «Вегас-Лекс»

    © Соломатина О., 2015

    © Оформление. ООО «Манн, Иванов и Фербер», 2015

    * * *

    Жить в современном мире означает каждый день решать задачи со многими неизвестными. А неизвестность всегда пугает. Ольга Соломатина в своей новой книге предлагает убедиться: никакой мистической власти эти 12 демонов не имеют, если мы готовы к переменам и возьмем на себя ответственность за них. Автор призывает разобраться в себе, обратиться к опыту знаменитых людей, выполнить несложные упражнения, а главное – взглянуть на себя и свою жизнь свежим, творческим взглядом. Потому что творчество раскрепощает, придавая сил и делая нас счастливыми.

    Юна Козырева, обозреватель журнала ELLE Russia

    Можно ли жить и не бояться? Или бояться конструктивно и воплощать желанные перемены в жизнь несмотря на преграды? Вспомнить ощущения детства, когда сильно раскачиваешься на качелях и в животе становится щекотно от высоты? Эта книга – «волшебный пинок» для тех, кто откладывал свою мечту на потом. Она дает силы и инструменты действовать СЕЙЧАС, вместо того чтобы строить многолетние планы. Книга для тех, кто хочет разрешить себе быть самим собой. Ведь если вы не решите, что делать со своей жизнью, за вас это сделает кто-нибудь другой.

    Яна Агарунова, вдохновитель семейного центра «Земля. Ветер. Огонь»

    Если вы попробуете, у вас есть два варианта – получится или не получится. Если не попробуйте – один.

    Предисловие

    Не пугайтесь, что эта книга про страх. А также беспокойство, тревогу и ужас. Я бы не посоветовала читать ее, если бы речь шла только о негативном: наверняка вам и так хватает неприятных эмоций. Но здесь вы найдете ключи к опознанию и преодолению двенадцати основных демонов страха. Узнаете, как превратить демонов в надежных помощников. Книга поможет сделать вашу жизнь спокойнее и радостнее.

    Долгие годы я работала журналистом, редактором, преподавателем и наблюдала ежедневные муки творческих людей. До лета 2014 года меня не покидала уверенность, что тревога перед началом или по завершении проекта, страх попробовать себя в новом жанре, беспокойство, связанное с преодолением рамок социальных стереотипов, ужас выхода на сцену – все это демоны, преследующие только представителей так называемых творческих профессий.

    Однако политический и экономический кризис всех уравнял. Уровень страха в обществе разительно вырос. Тревога из-за непредсказуемого будущего зашкаливает. Знакомо ли вам настолько сильное беспокойство, что сложно заставить себя взяться даже за повседневные дела? Даже и не знаю, кто сейчас нервничает больше: менеджер перед защитой бюджета на год или сценарист, выславший сценарий продюсеру киностудии. Как вы думаете, кому будет легче побороть страх и найти новую работу: балерине на пенсии в ее неполные сорок или банкиру того же возраста? Правильный ответ: боязно и сложно будет обоим. Такова природа человеческого страха.

    Поэтому, приступая к работе над этой книгой, я решила не ограничивать изучение страха и его преодоления только опытом слушателей моих учебных курсов, клиентов и знакомых, то есть людей творческих. Мне стало интересно, что думали и писали про страх на протяжении веков.

    Изучать страх стали еще Аристотель и стоики, но их философская позиция обесценивала это чувство. Возможно, для богословов различных конфессий именно страх был основной причиной веры в бога и инструментом для внушения и подчинения. Существует теория, что именно наличие страха привело к возникновению религий, которые и не пытаются освободить нас от тревог. Только буддизм учит, что все страдания человека проистекают от его привязанностей и желаний. Откажетесь от страстей – и избавитесь от страхов.

    Естественно, не обошла страх стороной и психология. Зигмунд Фрейд разделил эту эмоцию на собственно страх реальной или предполагаемой опасности (например, старости и смерти, несчастного случая, темноты, ядовитых змей, бедности) и на безотчетный страх-тоску, или тревогу – чувство без определенной причины и объекта, пугающего нас. Психоаналитики пришли к выводу, что в основе любого страха лежит страх смерти. То есть когда мы боимся остаться без работы, мы, если проследить всю цепочку ассоциаций, опасаемся остаться без денег, еды и в конечном итоге погибнуть. Фрейд писал, что страх-тоска приходит на смену нереализованному желанию. Как пример из современности: менеджер хочет чувствовать надежность, но при кризисе риск сокращений возрастает, и на смену нереализованному желанию беззаботной жизни в достатке приходит тревога.

    Со страхом-тоской ловко обошелся один из создателей гештальт терапии Фредерик Перлз. Он полагал, что тревогу провоцируют именно социальные изменения: «Я считаю, что тревога – это напряжение между сейчас и потом. Когда вы оставляете надежное сейчас и начинаете беспокоиться о будущем, вы испытываете тревогу. И если будущее требует от вас действий, то тревога – это страх сцены». Перлз был уверен, что тревогу можно пережить, если оставаться в рамках одного дня – в знаменитом «здесь и сейчас», о котором многие слышали, но не все понимают, как туда попасть.

    В словарях говорится, что страх – естественная реакция организма в борьбе за выживание. Он сигнализирует об угрозах. Настоящих и предполагаемых. Нас пугает новое, то есть непредсказуемое. Тревожит хаос, резкие или постепенные, но постоянные изменения. Доводит до ярости и ужаса невозможность повлиять на ситуацию. Страшит выбор, чужая оценка. Другими словами, страх – это естественная реакция живого существа на перемены и на необходимость действовать при размытых вводных.

    Однако не стоит навешивать на демонов страха уничижительные ярлыки. На самом деле они нужны, потому что предупреждают нас об опасности. Они позволяют организму мобилизоваться на гормональном уровне. Поэтому испытывать немного страха даже полезно. Плохо, когда это чувство поглощает нас целиком, мешает действовать, парализуя способность критично или иронично взглянуть на себя.

    Когда мы пугаемся, в организме выделяется гормон дофамин. У каждого строго в своей индивидуальной дозе. Поэтому страх, как и любое другое чувство, так сложно изучать и препарировать: амплитуда волнений и их причины у всех разные.

    Благодаря исследователям работы мозга мы знаем, что легко справляться со страхом и получать от него настоящее удовольствие (да-да, именно удовольствие) могут люди, в целом чувствующие себя в безопасности. Например, те, кто смотрят фильмы ужасов. Они-то знают, что зомби или инопланетные монстры существуют только на экране. И хотя дофамин выплескивается в кровь после каждой зловещей сцены, сердце колотится, а ладони потеют, зрители не убегают в панике и не нападают в ярости на киношных чудищ, потому что понимают, что находятся в безопасности, а фильм скоро завершится.

    Человек, обладающий базовым чувством доверия к миру, как и зрители хорроров, осознает, что пугающая ситуация имеет не только начало, но и благополучный конец. Как же достичь подобного внутреннего знания? Об этом написано множество книг. Мы обратимся к открытиям нейропсихологов. У них есть хорошая новость: если изучить пугающую ситуацию или получить информацию от людей, уже прошедших через аналогичные сложности, наш мозг успокаивается. Уровень дофамина снижается до приемлемого, примерно как у зрителей фильма ужасов. Таким образом, знание, основанное на чужом опыте, освобождает нас от сильных страхов и развивает чувство доверия к миру. Мы понимаем: раз другим удалось справиться с похожими испытаниями и даже найти запасные выходы, то одержать победу сумеем и мы. Мы выбираем способ действия и преодолеваем трудности с легкой тревогой, но уже без ужаса. Подобные переживания можно сравнить с реакцией человека, который боится замкнутого пространства, например, во время магнитно-резонансной томографии. Волна страха захлестнет пациента в трубе аппарата, если врач заранее не расскажет о звуках, вибрациях и повышении температуры во время обследования, не уточнит, сколько времени займет процедура. Если же доктор подробно опишет, как проходит обследование, и тем более даст пульт для экстренной связи, то человек будет гораздо меньше беспокоиться.

    С помощью упражнений и техник, описанных в этой книге, каждый может стать спокойнее и увереннее. Вы больше узнаете о природе своих страхов, разграничите собственные убеждения и чужие, научитесь опираться на себя и станете свободнее и сильнее. «Роль хорошего гражданина требует, чтобы он был предсказуем, – говорит Фредерик Перлз. – Поскольку мы стремимся к безопасности, мы не хотим рисковать, не хотим стоять на собственных ногах, боимся думать собственной головой – это просто чудовищный страх». Однако если мы желаем выжить в новой реальности, нам предстоит отказаться от использования стереотипов и выработать персональные правила жизни.

    FILED UNDER : Статьи

    Submit a Comment

    Must be required * marked fields.

    :*
    :*