admin / 30.11.2019

Кто такой джеймс дин

Джеймс Дин: «Не умереть после смерти – это и есть настоящее величие»

Джеймс Дин, пожалуй, одна из самых ярких и самых загадочных звезд мирового кинематографа. Он снялся всего в трех фильмах, но его имя помнят и ставят в один ряд с актерами, сыгравшими более сотни ролей. Девушки на показах фильмов с его участием кричали, стоило лицу Дина появиться на экране, а критики до сих пор считают, что Джеймс Дин оказал сильнейшее влияние не только на актерское искусство, приобретя множественных подражателей уже после смерти, но даже на весь голливудский кинематограф в целом. Но каким он был на самом деле, этот Джеймс Дин?..

  1. Однажды Джеймс Дин сказал: «Тяжело быть хорошим актером. Но быть хорошим человеком гораздо тяжелее. Я хочу успеть стать и тем, и другим прежде, чем я умру».
  2. В детстве Дину нравилось разбирать, а затем снова собирать велосипед.
  3. Дин как-то рассказал, что из его друзей многие говорят ему, что он не доживет до 30-ти лет. Когда у него, заядлого автолюбителя, спрашивали о высоком риске погибнуть в автокатастрофе, он говорил: «Что может быть лучше такой смерти? Это быстро, чисто, и вы уходите из этой жизни во всем блеске славы».
  4. Некоторые считают, что машина, на которой разбился Джеймс Дин — Porsche Spyder – проклята. Известно, что вор, который однажды пытался открутить зеркало заднего вида в качестве сувенира, при попытке сбежать поскользнулся и сломал руку в нескольких местах, а люди, купившие детали из машины уже после смерти Дина и установившие их в свои автомобили, все до одного разбились.
  5. В школьные годы Дина однажды отстранили от занятий в школе за то, что он сильно подрался с мальчиком, мешавшим ему читать речь на актерском смотре.

Актёр Джеймс Дин — ноги на столе

  1. До своей известности Дин спал в своей машине, если не мог платить арендную плату за квартиру, и ходил на свидания «за еду».
  2. Дин умер до того, как состоялась премьера его самого знаменитого фильма – «Бунтарь без причины».
  3. В школе Джеймс Дин был чемпионом по прыжкам с шестом.
  4. Первое шоу на Бродвее, в котором участвовал Дин — «Увидеть Ягуара», — было закрыто спустя всего шесть показов – зал был совершенно пуст.
  5. Однажды на голливудской вечеринке Дин поставил себе на голову яблоко и попросил приглашенного лучника попасть в яблоко с расстояния нескольких десятков метров. Лучник уже готов был стрелять, когда хозяйка вечеринки, Джоан Дэвис, вмешалась и прекратила «трюк».

Актёр Джеймс Дин на своей машине Porsche Spyder

  1. Незадолго до своей смерти Дин выступил по телевидению на тему безопасности вождения. Тогда он сказал: «Сбавьте скорость. Жизнь, которую вы спасете, может быть моей».
  2. Дин очень любил книгу «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери, всегда держал ее на своей прикроватной тумбочке и часто цитировал.
  3. Дин утверждал, что свое второе имя – Байрон – он получил в честь поэта-романтика Джорджа Байрона.
  4. Дин очень любил пародировать голоса знаменитостей. В детстве он, слушая радио, развлекал окружающих, подражая голосам знаменитых американских комиков Джека Бенни и Боба Хоупа.
  5. В детстве Дин в аварии выбил себе передние зубы, и ему вставили зубной мост. Будучи взрослым, Дин любил подшучивать над людьми, опуская свои зубы в стаканы, из которых те пили.

Знаменитая фотография Джеймса Дина в парикмахерской

  1. Мартин Шин, один из голливудских актеров, однажды сказал: «Марлон Брандо изменил актерскую игру. А Джеймс Дин изменил то, как люди проживают свою жизнь. Я в этом уверен».
  2. Последний «автограф», который оставил Дин, стала роспись на штрафе за езду со скоростью более 65 миль в час (около 105 км/ч) в зоне, где можно было ездить с максимальной скоростью в 55 миль в час.
  3. У режиссера Николаса Рэя, снявшего «Бунтаря без причины», была альтернативная концовка фильма, где героя Джеймса Дина убивает полиция.
  4. В детстве Дин часто получал награды за роли в спектаклях, в том числе у него был приз как у лучшего чтеца школы.
  5. Любовь Дина к гонкам началась после того, как он, будучи мальчиком, вместе с главой местной методистской церкви преподобным Джеймсом ДеВирдом побывал на популярной в те времена гонке «Инди-500» (или «500 миль Индианаполиса»).

Джеймс Дин на мотоцикле

  1. С режиссером Элиа Казаном, который затем снял Дина в картине «К востоку от рая», Дин познакомился очень необычно. Он просто подошел к тому, приехавшему на киностудию для переговоров о съемках, и предложил прокатиться на мотоцикле «с ветерком». Казан согласился.
  2. Помимо гонок Джеймс Дин обожал корриду.
  3. В одном из интервью Дин сказал: «Уверен, карьера актера мне очень скоро наскучит. Я хотел бы как можно скорее попробовать себя в качестве режиссера».
  4. Однажды Дин сказал: «Единственный способ сыграть сцену по-настоящему реалистично – это по-настоящему пережить ее, словно она действительно происходит здесь и сейчас, с вами».
  5. Первые месяцы в колледже Джеймс Дин везде носил с собой словарь и читал его при каждой удобной минуте, потому что он хотел, чтобы его речевой запас был как можно более богатым.

Актёр Джеймс Дин отбивает ритм на барабанах бонго

  1. В колледже Дин вел несколько радиопередач на студенческой волне. Также он состоял в джаз-клубе и был завсегдатаем его собраний.
  2. Любимым музыкальным инструментом Дина, на котором ему нравилось играть, были барабаны бонго.
  3. В качестве ориентира Джеймс Дин всегда обращался к манере игры Марлона Брандо. Кстати, Брандо также рассматривался на главную роль в «Бунтаря без причины», и даже прошел кастинг, но в итоге отказался от проекта.
  4. В детстве Дин страдал от близорукости, сыпи, рвоты, диареи, кровотечения из носа и беспричинной вялости. Также ему поставили диагноз «анемия».
  5. Большую часть своего детства Дин провел на ферме своего дяди, где он выполнял всю работу наравне со взрослыми: кормил животных, убирал помещения для скота, доил коров и занимался земледелием.

Актёры Джеймс Дин и Марлон Брандо

  1. Аль Пачино однажды признался, что «Бунтарь без причины» — а именно игра Джеймса Дина – оказала очень сильное влияние на него как на актера, и в начале карьеры он подражал Дину.
  2. Джеймс Дин однажды так ответил на вопрос о том, что он считает настоящим величием: «Если человек преодолел разрыв между жизнью и смертью, если он продолжил жить уже после смерти, то, я считаю, это был великий человек».
  3. В четвертом классе школы Джеймс Дин однажды расплакался перед всем классом и выпалил: «Я очень скучаю по своей маме!». Мать Дина, Милдред Уилсон, умерла от рака, когда тому было 9 лет. Одноклассники, дразнившие Дина за то, что он в то время часто плакал, перестали так делать после этого случая.
  4. Аделина Брукшир, первый преподаватель Дина по актерскому мастерству, описывала его как «манипулятора, способного всегда повернуть все так, как нужно ему».
  5. Во время школьной экскурсии в Вашингтон Дин нарочно отбился от группы, чтобы побывать в Театре Форда – месте, где убили Авраама Линкольна.

Актёр Джеймс Дин на Таймс-сквер

  1. Когда Дин приехал в Нью-Йорк в первый раз, он тратил все свое время и все дни на кино: он покупал утром билеты на все фильмы, таким образом смотря за один день по три картины.
  2. Родные и знакомые Дина отмечали, что у него была способность с головой погружаться в какую-то новую деятельность буквально сразу, как он за нее брался. Но, едва ему становилось скучно, он бросал все, не доводя до конца.
  3. Фотограф Деннис Сток, который снял знаменитую фотографию, где Джеймс Дин идет по Таймс-Сквер, говорил о Дине: «Он жил, как живет бродячее животное… Хотя, если подумать, он и был бродячим животным».
  4. На предпоказах фильма «К востоку от рая» девушки визжали каждый раз, когда Дин появлялся на экране.
  5. Элизабет Тейлор, с которой Дин вместе играл в фильме «Гигант», подарила ему сиамского котенка, которого тот назвал Маркусом – в честь дяди.

Джеймс Дин и его котёнок Маркус

  1. Когда пресса критиковала Дина за его относительно невысокий рост – около 173 сантиметров – он отвечал: «А что, актерская игра теперь измеряется в каких-то единицах?»
  2. Натали Вуд, сыгравшая вместе с Дином в «Бунтаре без причины», вспоминала, что тот пришел на первую репетицию актеров через окно, а не через дверь.
  3. Большую часть своей взрослой жизни Дин страдал бессонницей.
  4. Одним из первых актерских выступлений Дина перед серьезной публикой был вечер в Женском христианском союзе. Тогда он полчаса рассказывал и показывал «дьявольское» влияние алкоголя на организм человека.
  5. Дин был первым актером, посмертно номинированным на премию «Оскар».
  6. Друг Дина Дэвид Даймонд однажды назвал его «самым одиноким человеком на свете».

Porsche Spyder, в котором разбился Джеймс Дин

История Джеймса Дина

Его ненавидела и обожала вся Америка. Он создавал шикарные фильмы-ансамбли. Он методично разрушал не один американский миф — у него клеймо «лузер» внезапно стало светлым пятном запутавшейся «демократии» до Джонатана Дейтона и Валери Фарис («Маленькая мисс Счастье»). И всё же, не получив «Оскара», как блестящий режиссёр, он вырвал из рук академиков статуэтку за заслуги перед киноискусством, каковым бичевал хвалённую, родную Америку и родных, чёртовых, американцев. Его карьера началась в 1957 году, когда на автомобиле одна легенда внезапно разбилась на трассе. Так тридцатидвухлетний Роберт Олтмен, поставив документальное кино, попрощался с двадцатичетырёхлетним Джеймсом Дином.
Олтмен нарисовал другой портрет Дина в своём фильме — не легенды, но сомневающегося человека, который в поисках самого себя терял всё на свете. Одиночка, страшившийся своего молчания. Неожиданный человек, всем преподносивший нежданные сюрпризы. Скульптор. Художник. Страстный читатель — поклонник «Маленького принца» Антуана Сент-Экзюпери. Первые кадры — показывают смеющихся зрителей, рассказчик Мартин Габел произносит меткие слова: «Кто его сделал легендой? Они!». Шаг за шагом Олтмен разбивает в пух и прах у всех отложившийся в памяти гламурный образ Дина. Обычный городок Фэйрмаунт, штат Индиана. Мальчишка, чья мать умерла в тридцать лет и чьё тело в гробу привезли вместе с девятилетним Джимом на поезде в обычный и тихий Фэйрмаунт. Племянник, чей дядя учил его мерить землю шагами (это позднее изображено в «Гиганте» — последнем фильме Дина). Маленький да удаленький школяр, завоевавший первое место по прыжкам с шестом, отчаянный мотогонщик, зазывавший по громкоговорителю целую толпу таких же, как он, рискованных парней. Любивший быть «старшим братом» своему кузену Марку, младшему на несколько лет; ценивший искусство и к нему притягивающийся; переменчивый в настроении, но не сдающийся. Он был и оставался обычным парнем — фэйрмаунтским жителем, обитателем городка, приютившего его в трудный период и его же схоронивший — все фермеры знали Джимми Дина, его шуточки и причуды, чуждые сельскому населению. По их меркам он шибко умным был, как сказал владелец автомастерской Бинг Трастер, «Джимми говорил умные вещи, не то, что все эти голливудские актёры, уж поверьте моему слову!». Дин всю короткую свою жизнь искал себя, не подозревая, что Фэйрмаунт — это и есть он, Джимми Дин.
Вообще, фильм поразителен по структуре: сам Джеймс Дин в хронике очень мало показан, отрывков из кино с его участием практически нет (за исключением одной удалённой сцены из «К востоку от Эдема»), всё построено на интервью с очевидцами, знавшими Дина в детстве (бабушка и дедушка; дядя и тётя; местные жители), юности (учительница школы искусств — очень интересная женщина), молодости (восхитительно колоритный официант Луи, точно содранный с компьютерной игры «Мафия»; владельцы двух баров; студенческие знакомые; шведская актриса, встречавшаяся с Дином и многие другие люди). Роберт Олтмен использует пропагандистский подход — чтобы зрители больше прониклись судьбой так рано ушедшего из жизни любимца публики, но при всем том в фильме нет привычной пошлости, как то: «последние 24 часа из жизни…» и тому подобное, что привыкли всем подавать зарвавшиеся «первые» телеканалы. Олтмен ни в коей мере не подчёркивает, что Дин — гений, но он не может не намекнуть: Джеймс Дин был обычным человеком, которым своим упорным трудом добился признания у народа. Легендой его сделали благодарные зрители; сам же Дин просто был приятным и добрым пареньком из старого доброго Фэйрмаунта. И чувствуется: Олтмен признаётся в любви таким городкам, как Фэйрмаунт, в них он увидел другую, не мечтательную и не лощеную Америку, он увидел славную Америку, какой её нам показали потом Питер Богданович («Бумажная луна») и Дэвид Линч («Простая история»). И когда мы смотрим на жителей — хитро щурившихся фермеров и их молчаливых жен; беспомощных и чему-то улыбающихся дедушку, бабушку Дина; сухощавых дядю и тётю Джеймса; призрачную и вместе с тем внутри сильную учительницу («Думаю, всех поражал его взгляд, взгляд Джимми…»); смотрим на одноэтажные домики, носящуюся около мальчика собаку и одинокий ледяной каток, который обрамляют сумрачные деревья с голыми ветвями; смотрим на фотографии и рисунки Дина (его натюрморт «Орхидея» был подарен Дином учительнице), то понимаем… Нет, ощущаем — во всём этом глубокая несправедливость. Молодые люди не должны умирать. Он умер, а эти старики и старушки, в фильме показанные, оказались запечатлены в вечности, чтобы напоминать одну и ту же горькую истину: ищем себя — находим, когда уже поздно. Он смотрит в чью-то любительскую камеру, улыбается и, кивая, произносит сакраментальное «Олл райт!». Человек одновременно с удивительным взглядом и человек без лица. Зрители его лицо стёрли, превратив в легенду.
До свидания, Элиа Казан. До свидания, Николас Рэй. До свидания, Джордж Стивенс. До свидания, Натали Вуд. До свидания, Сэл Минео. До свидания, Джо ван Флит. До свидания, Мерседес МакКембридж. До свидания, Рок Хадсон. В 1957 году с вами попрощался Джеймс Дин. В 1957 году с ним попрощался Роберт Олтмен, с которым мы попрощались в 2006. Нет легенд, есть хорошие люди. И остались лишь два человека, знавших Джима Дина, два замечательных человека: женщина, восхищённая его обаянием, и мужчина, не единожды игравший с ним…
Элизабет Тейлор и Деннис Хоппер. Им когда-то тоже скажем «До свидания!», ибо они останутся не легендой, а хорошими людьми, которых сохранил Его Величество Кинематограф. Как странно, что кинематограф и город Фэйрмаунт вместе подарили миру Джеймса Дина — вымысел и реальность пожали друг другу руки для того, чтоб Джеймс Дин — «маленький принц», «улетающий вместе с птицами в небо» — сказал нам, стоя в костюме ковбоя из фильма «Гигант»: «Полегче, ребята, однажды жизнь может заявить, что у неё свои дела…».
Посвящается: Луи и Огюсту Люмьерам.

Великий и ужасный: вспоминая Джеймса Дина

Известный американский режиссер Николас Рэй в своем эссе “James Dean: The Actor as a Young Man” создал выразительный портрет Джеймса Дина, который имеет важное значение для понимания короткой жизни и карьеры этого молодого актера. Впервые текст, написанный совместно с критиком журнала “Sight & Sound” Гэвином Ламбертом, был опубликован под названием “From Rebel—The Life Story of a Film” в Daily Variety 31 октября 1956 года.

В последний раз я видел Джеймса Дина, когда он без приглашения приехал в мой дом в Голливуде. На часах было около трех утра. В тот вечер мы встретились за ужином, в течение нескольких часов говорили о разных вещах и планах. Он снова появился на пороге моего дома, потому что Элизабет Тэйлор дала ему сиамского кота. И он хотел взять у меня книгу о котах, прежде чем отправиться домой.

Впервые я встретил Джеймса Дина в моем офисе на студии Warner Bros. Это произошло сразу после начала подготовки к съемкам фильма “Бунтарь без причины”. Я не знал причину его появления. Я не знал, что он уже слышал. Он пробыл в комнате меньше минуты, а я подумал, что он похож на кота. Возможно, на сиамского. В таком случае ты можешь только выжидать. Он подойдет поближе, обойдет вокруг тебя и обнюхает. Если ты ему не понравишься, он снова уйдет, если же понравишься – останется.

Он пробыл в комнате меньше минуты, а я подумал, что он похож на кота. Возможно, на сиамского.

Мы узнали друг друга ближе и стали друзьями во время совместной работы над фильмом. Это еще одно совпадение. После просмотра “Бунтаря без причины” многие проводили параллели между Джеймсом Дином и главным героем Джимом Старком и отождествляли их. Эти письма были выражением симпатии к тому, кто символизировал желания и сомнения целого поколения. Это было выражение личной утраты.

В этих письмах Джим и Джеймс были одним человеком. В жизни он был одновременно и похож, и не похож на своего персонажа. Джеймс смог понять этого героя благодаря тому, что Джим, как и сам Джеймс, активно искал ответ, возможность спастись от окружающего мира. По трагической иронии для Джеймса Дина это спасение оказалось полным и абсолютным. О нем вспоминают через его героя, чье спасение оказалось именно таким, о каком тот всегда мечтал – полная реализация.

Он держал револьвер Colt .45 в своей гримерке в студии. Он там и жил. Когда в 22 года он вернулся в Голливуд для съемок в фильме “К востоку от рая”, то не собирался привязываться к месту. Он приехал работать и хотел остаться собой. На территории студии он нашел укрытие из стали и бетона. По ночам он мог в одиночестве находиться в этом королевстве. Возможно, револьвер был символом самозащиты и предостережением для всех остальных.

Он ездил на мотоцикле. Джеймс мог днями не бриться. Он предпочитал удобную, но неряшливую одежду. Зачастую это принимали за проявление бунтарства. Но это не совсем так. Во-первых, это экономило время, а Джеймс ненавидел ненужные траты. (Это также была экономия денег. Футболка и джинсы для работы, которые позже принимали за манерность, были отличной привычкой, которая сокращала расходы на прачечную). По этой же причине он мог отказаться и от бриться – у него было много других важных дел.

Как и в случае с револьвером, подобные привычки были самозащитой. Если ты ездишь на мотоцикле, ты ездишь сам. Ночевки в гримерке обеспечивают тебе полное одиночество. Джеймс мог уйти, но никто не мог войти внутрь. Он избегал общественных норм и обычаев, ведь они предполагали появление маски. Он же хотел быть собой. “Для актера быть хорошим парнем – вредно. Когда я впервые оказался в Голливуде, все были со мной вежливыми. Все думали, что я хороший человек. И мне казалось это замечательным. Но я решил не оставаться таковым. Тогда людям пришлось уважать меня за мою работу”, – как-то отметил он.

После окончания съемок “К востоку от рая” Джеймс обнаружил пропажу револьвера. Кто-то без объяснения забрал его. Джеймс был в бешенстве. Но это было только начало. Через несколько дней на студии сказали, что он больше не может ночевать в гримерке. (Прежде всего, это нарушало правила безопасности, а на студии уже было несколько катастрофических пожаров). Он отказывался в это верить до момента, пока его не пустили внутрь еще на входе.

Он держал револьвер Colt .45 в своей гримерке в студии. Он там и жил.

Тогда я впервые понял некоторые из его потребностей. Подобно коту Джеймс нашел свой любимый уголок. А потом ему запретили там находиться. Это был серьезный удар по гордости.

Впервые я услышал упоминание имени Джеймса тем, кто его знал, несколькими неделями ранее. Элиа Казан снимал в тот день и разгневанный пришел поздно домой. Когда у него спросили, что случилось, он что-то ответил о Джеймсе Дине. Мальчишка был “невыносимым”…

Когда я переехал в офис на студии и присоединился к Казану, Джеймс пришел и спросил, над какой историей я работал. Я рассказал ему идею и ее реализацию. Казалось, он был заинтересован, но много не говорил. Через несколько дней он привел молодого темноволосого парня. Это был Перри Лопез, с которым Джеймс познакомился в Нью-Йорке. Лопез жил на Лексингтон-авеню и мог дать мне информацию. После нескольких подобных случаев я решил, что он должен сыграть Джима Старка.

Решение также должен был принять и Джеймс. И дело было не только в том, понравилась ли ему эта роль. После инцидента на Warner Bros. ни Джеймс, ни студия не были уверены, что он когда-либо снимется там в фильме. Даже несмотря на контракт. Кроме того, после успеха “К востоку от рая” агенты и доброжелатели активно раздавали ему советы. Они говорили, что будет глупо появится в фильме, в основе которого нет бестселлера, сценарий к нему не пишет писатель с гонораром в $3 тыс. в неделю, а режиссурой занимается не Элиа Казан, Джордж Стивенс, Джон Хьюстон или Уильям Уайлер. Он всерьез не воспринимал подобные советы.

Однажды мы обсуждали с Шелли Уинтерс актерскую игру и шоу-бизнес. Джеймс сказал, что сам может о себе позаботиться. Подобное отношение проявлялось и в работе. За свою короткую карьеру он заработал репутацию “несносного”. Его ждал успех на Бродвее – он участвовал в постановке “Имморалиста” Андре Жида. Однако во время репетиций Джеймс повздорил с режиссером и ради мести оповестили о своем увольнении в день премьеры. Он также конфликтовал с Казаном во время съемок “К востоку от рая”, однако сохранял уважение к нему.

Было не так много режиссеров, с которыми Джеймс мог когда-либо поработать. Сотрудничество с ним предполагало исследование его характера и попытку понять его. Без этого его артистические данные исчезали. Он отступал, был не в духе. Джеймс всегда хотел сделать фильм, в который мог бы сам поверить, но для него это всегда было непросто. Между убеждениями и действиями всегда была преграда в виде его глубокой неуверенности. Разочарованный, неудовлетворенный – он напоминал ребенка, который уходит в свое укромное местечко и отказывается говорить. Его радовали новые развлечение, он хотел больше, всего и сразу.

По воскресеньям я приглашал нескольких людей, мы играли музыку, пели и разговаривали. Для нас с Джеймсом это было своего рода исследование. Понравятся ли ему мои друзья, послужит ли их компания для него вдохновением – нам предстояло это узнать. Он ко всем относился с одинаковым любопытством.

В декабре Джеймс отправился в Нью-Йорк. Перед Рождеством я тоже поехал туда для встречи с актерами. Я побывал в его квартире. Он сохранил ее за собой еще со времен переезда в Голливуд и больше в этом городе нигде не жил. Квартира находилась на пятом этаже, в доме не было лифта.

Был вечер – единственный свет в помещении исходил от камина. Джеймс включил фонограф, сменяя пластинку за пластинкой – музыка африканских племен, кубинские песни, классический джаз, Джек Тигарден, Дейв Брубек, Гайдн, Берлиоз… У него было много книг о корриде. На столе лежали “Матадор” Луиса Риверы и “Смерть после полудня” Эрнеста Хемингуэя.

В Нью-Йорке я познакомил Джеймса со своим сыном Тони. Мне хотелось узнать, найдут ли они общий язык, хотелось увидеть Джеймса глазами его же поколения. Позже Тони сказал, что видел его несколько раз на вечеринках, где собирались молодые актеры и актрисы.

У него могло резко измениться настроение. Депрессия исчезала так же быстро, как и появлялась. Однажды ее вылечил поход на фильм Жака Тати “Праздничный день”, в другой раз это был зонтик. В один из дождливых и серых дней в Нью-Йорке Джеймс решил купить зонтик. Они продавались в каждом магазине, но он не мог выбрать. И доверил это Тони. Он выбрал самый обычный за $3. Но Джеймс вел себя так, будто искал этот зонтик всю жизнь.

Он был осмотрительным, его было сложно поймать.

Его подарок для меня был значительным. Друг хотел провести прослушивание для Actors Studio, и Джеймс предложил стать режиссером сцены. Он выбрал сказку – это была битва между маленькой принцессой и лисицей. Почти сразу он сосредоточился на последней. Было понятно, что он очень хотел сыграть лисицу. Джеймс по-своему использовал знания о животных. Он не имитировал. Казалось, будто хитрость, красота и опасность этого животного проникла в его тело. Он был лисицей.

Он был осмотрительным, его было сложно поймать. В представлении многих их взаимоотношения с Джеймсом были сложными. Для него же все было просто и, возможно, не так важно. Он все также же был полон решимости не любить и не быть объектом любви. Что-то новое или прекрасное могло его полностью поглотить или захватить, но Джеймс никогда не предавал себя.

Зависимость была исключена, ведь она была потенциальным источником боли. А Джеймс был не готов к риску, которые несли в себе человеческие отношения. Безопаснее быть лисицей или любить ее. Он перевоплощался в других людей со страстью и облегчением. Это была большая часть его актерского таланта.

После визита в Нью-Йорк я подумал, что драма его жизни состояла в желании и страхе кому-то принадлежать. Как и в случае с его героем Джимом Старком. Это был конфликт неистового стремления и недоверия, который сформировался еще в раннем возрасте. Ранняя смерть матери привела к годам, когда ему не хватало настоящего контакта с родителями. Очень скоро он узнал о трудностях, которые влекут за собой надежда и любовь, которую некому отдать, а также о следующем за ней одиночестве.

Каждый день Джеймс бросал себя в этот мир подобно голодной собаке, которая внезапно нашла еду. Сила его желаний и страхов могла временами делать его заносчивым и эгоцентричным, но за всем этим скрывалась невероятная уязвимость. Возможно, когда он был безжалостным и неверным, он считал, что так сводит старые счеты. Любовь, которую он отвергал, была чувством, которое однажды у него было, но так и не нашло ответа.

Кажется, Джеймса интересовало все подряд. Однажды ему так понравился попугай в ресторане, что он изучал поведение птицы в течение часа. В искусстве это называют “важной деталью”. Вся его жизнь была такой деталью. Вечером перед моим возвращением в Голливуд мы встретились за ужином.

К этому времени я чувствовал, что он мне доверял. Я чувствовал, что он хотел сниматься в фильме. Но были другие трудности – ситуация на студии и возражения тех, кто только находился в начале пути к успеху. Я уже знал, чего я хочу от этой истории, хотя у меня было всего 30 страниц сценария.

Джеймс был беспокойным, будто у него возникла какая-то необычная проблема. Тогда он сказал, что у него завелись площицы и спросил, что делать в таком случае. Я отвел его в аптеку. На улице он поблагодарил меня за помощь. “Я хочу участвовать в твоем фильме, но не говори им об этом”, – добавил он. Я сказал, что доволен. На этом мы пожали руки и разошлись.

#bit.ua Читайте нас у

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*