admin / 06.11.2019

Моя история эко

Беременность через ЭКО: истории

Марта, 33 года, количество протоколов — 1, удачных беременностей — 1

Многодетной мамой я никогда себя не представляла. Учителем, врачом, переводчиком, даже президентом — да. А вот многодетной мамой быть не планировала. Прожив вместе год или полтора, мы с моей любимой девушкой задумались о детях. Да, мы растили мою старшую дочь, но было совершенно очевидно, что у нас достаточно любви еще на одного, а может, и двоих детей. Открытыми были лишь два вопроса: кому рожать и от кого? После длительного обсуждения решили, что отцом станет наш гетеросексуальный приятель, живущий в другом городе. Главными его достоинствами были удаленность от нас и полная незаинтересованность вопросом воспитания. Хотя и внешность, и интеллект, конечно, тоже!

Первый раз в клинику мы пришли в ноябре 2006 года. Сдали все анализы и получили «зеленый свет» на искусственную инсеминацию. Но она сорвалась, так как в первый раз овуляция произошла за несколько часов до срока. Во второй — оказалась безрезультатной. Слезы, слезы, слезы. Мы попросили нашего друга в последний раз приехать в Москву и решили попробовать ЭКО без стимуляции. Эта «последняя» попытка закончилась ничем: во время пункции врачи достали пустую яйцеклетку. Оплодотворять было нечего, и мы ­решили отказаться от затеи.

Когда врач задала вопрос, буду ли я пытаться еще раз, неожиданно для себя я ответила: «Да!» Так мы с подругой снова пришли в клинику. Было решено не надеяться на чудо и планировать ЭКО со стимуляцией. Врач назначила курс гормональных уколов, увеличивших число яйцеклеток до 8. Наконец настал день, когда яйцеклетки пунктировали и с помощью размороженной спермы нашего друга создали эмбрионов. Через три дня двоих подсадили мне. Остальные шесть остались в клинике и должны были быть заморожены на случай неудачи.

Через два дня нам позвонили из клиники и сказали, что все неподсаженные эмбрионы погибли. Я плакала так, как если бы они были уже рожденными детьми. Казалось, что и тех, кто внутри меня, ждет та же участь. Но наутро я проснулась с огромным раздувшимся животом и ужасно испугалась. Началась гиперстимуляция яичников. Я плакала от боли, не могла ходить, не могла есть, не влезала в одежду. Оказывается, такое происходит у каждой третьей женщины, которая стимулирует развитие яйцеклеток. Наш доктор велела перейти на белковую диету, приехать на капельницы и обнадежила тем, что это верный симптом беременности. На все капельницы мы ездили вместе, и жена держала меня за руку по 4 часа, пока капали глюкозу и белок. В день, когда мне ставили последнюю капельницу, мы узнали, что заветный ХГЧ у нас 117, — это означало, что я беременна. Врачи и медсестры умилялись и плакали вместе с нами.

Сразу же после этого анализа наша жизнь изменилась. Родители, которые до этого скептически поглядывали на «заблаживших» дочерей, приняли решение помогать молодой семье. Перспектива стать бабушками и дедушками вдохнула в них новую жизнь. Еще через неделю мы узнали, что детей двое, и нашей радости стало вдвое больше. Кстати, хочу отметить, что мы были абсолютно открыты как пара для всех врачей, кто нас вел, и отношение к нам было более чем толерантное. Единственной неожиданностью стали начавшиеся на 33-й неделе схватки, которые удалось снять только уже в роддоме. Неделю я лежала под капельницами, скучая по жене и дочке. Видимо, поэтому малышня решила родиться досрочно. Мы появились на свет, недотерпев три часа до 35-й недели.

Первое, что я услышала, очнувшись от наркоза: «Мы ничего не обещаем, все произошло слишком рано». Второе: «Молитесь, чтобы не остались овощами». Принято считать, что детей выхаживают начиная с 28-й недели, но никто не рассказывает о том, что дети на этом сроке имеют огромные риски остаться глухими, слепыми, получить ДЦП.

Мы ездили в больницу каждый день. Снова вдвоем. Снова без единого вопроса от окружающих. Учились держать их на руках. 1700 и 2000 г — ­наши маленькие комочки счастья. Мы учились менять им памперсы, хотя с них слетал даже самый маленький размер. Мы выбирали шапочки, которые будут впору маленьким головкам. Мы учили их есть молоко из шприца и давали соску, чтобы сформировать ­сосательный рефлекс. Мы их выходили и через месяц забрали домой. Дальше… А что, собственно, дальше? Мы привыкли быть многодетной семьей: ходить за покупками, не реагировать на удивленные взгляды прохожих, отвечать на бесконечные: «И мальчик, и девочка? Как вам повезло!» Нашим детям скоро 5 лет. Они совершенно здоровые и прекрасные бутузы. Мы с женой по-прежнему вместе и счастливы. И знаете что? Кажется, мне это нравится даже больше, чем я могла ­себе представить.

Врач: Ким Наталия Алексеевна

История моя очень стандартная — для нашей сегодняшней жизни. Конечно, очень хотелось настоящую семью, конечно, детей. Но и добиться в жизни тоже чего-то хотелось. И когда мы всерьез с мужем подошли к вопросу рождения ребенка, оказалось, что все уже не так просто, как мы себе представляли. Много лет мы безуспешно бегали по врачам, искали причину наших неудач, и, честно говоря, до сих пор окончательно так и не нашли. Впрочем, как вы понимаете, сейчас это уже неважно.

До сих пор благодарна своей подруге, счастливой мамочке двух мальчишек, которая, глядя на мои мытарства, в какой-то момент сказала мне: «Слушай, может, вам попробовать ЭКО? Рядом с нами, на Екатерининской, как раз не так давно открылась новая клиника…» Все это было поздней осенью 2012 года.

Мой муж, конечно, сомневался: одно дело, когда все происходит само собой, и совсем другое, когда в дела природы вмешивается человек, пусть даже вооруженный наукой. Но в какой-то момент он понял, как сильна моя решимость, и поддержал меня. И вот, в декабре я попала, наконец, на первичный прием к репродуктологу в клинику «Мать и Дитя».

На приеме получила список анализов, который нужно было сдать для подготовки к ЭКО, старалась все сдать и пройти побыстрее, но, как говорится, скоро сказка сказывается… И позже, на примере и своих подруг, я поняла, что в этом вопросе все должно идти своим чередом, не стоит торопить события. Некоторые анализы делаются достаточно долго, да и организм должен быть подготовлен и настроен на программу. У меня весь период подготовки занял чуть больше 3-х месяцев, за время которых я постаралась отдохнуть в санатории и подлечить свои «негинекологические» болячки. В итоге только в марте 2013 года я снова пришла на прием к Наталье Алексеевне Ким в «Мать и Дитя».

Я хорошо помню этот разговор. Она сказала мне, что главная проблема у нас с мужем на двоих – непроходимость моих труб, и, если мы хотим, мы можем для начала попробовать операцию для восстановления этой проходимости (лапароскопию), тогда после операции в течение полугода, если нам повезет, у нас может произойти самостоятельная беременность. Но сколько времени все это займет? Снова годы? Второй вариант – сразу же, сейчас сделать ЭКО. Это значит, весь процесс, который в обычной жизни происходит внутри женского организма, репродуктолог и эмбриолог берут на себя. Мы с мужем сдадим наш «материал», и наш будущий ребенок зародится от соединения яйцеклетки и сперматозоида «в пробирке». Потом готовый эмбрион возвращается туда, где ему и положено быть, в женскую матку, и растет и развивается там, как и зачатый традиционным образом ребенок.

Честно говоря, я быстро приняла решение. Я изначально была настроена на ЭКО, и ждать, терять уже очень драгоценное время, мне больше не хотелось. И вот, как мы с Натальей Алексеевной и запланировали, на второй день моего цикла, в середине апреля я пришла к ней на очередной прием. Мы подписали с ней все документы, сделали узи (фолликулометрию), чтобы убедиться, что в этом цикле все идет как надо. Я заплатила за программу, получила в клинике препараты, прослушала все инструкции, как и когда их вводить, и, что называется, вступила в протокол ЭКО. Отныне в течение этого месяца, все естественные процессы, которые каждый месяц происходят в моем организме, будут идти под четким управлением врача. Это он решает, когда и как будут расти фолликулы, когда созреют яйцеклетки, когда начнется овуляция. Все это было страшновато, но почему-то даже волшебно. До сих пор мне кажется невероятным, что человек в своей эволюции смог достичь такого сокровенного знания!

В течение двух недель я еще несколько раз была у Натальи Алексеевны, делала повторно фолликулометрию, чтобы мы с ней могли контролировать процесс, изменить, если потребуется, дозировки препаратов, вовремя увидеть, когда организм будет готов. Суть стандартной процедуры ЭКО в следующем: с помощью стимуляции женского организма специальными препаратами добиться того, чтобы в нем одновременно выросло не один-два (как в обычном цикле), а много фолликулов, содержащих яйцеклетки. Собрать этот урожай можно во время микрооперации, которая называется пункция. Потом все собранные с помощью пункции женские яйцеклетки помещают вместе с мужскими сперматозоидами, и позже (уже на следующий день) оценивают, сколько пар соединилось в эмбрионы. Конечно, я говорю о самом простом варианте, ведь бывает все сложнее, когда женского или мужского материала мало, или качество его не очень хорошее, тогда эмбриологи и репродуктологи применяют более сложные, изощренные способы и инструменты, чтобы добиться желанной беременности.

Но у нас на тот момент все шло хорошо. На фолликулометрии было видно, что у меня росло не меньше 17 фолликулов, а значит, наши шансы на удачу были достаточно велики.

И вот, накануне майских праздников, мы с мужем поставили мой самый решающий укол, который стимулирует овуляцию, и через 36 часов, в 12 часов 1 мая мы вместе с мужем пришли в клинику — я на пункцию, он на сдачу спермы. Я помню, что в тот день клиника была необычно пуста — 1 мая, праздник, обычного приема не велось, проводились только операции и манипуляции. Ведь если овуляция наступила, или эмбрион созрел, нельзя попросить их подождать до конца майских каникул, поэтому все, что требуется, делается в клинике и в выходные, и в праздники. Меня проводили в симпатичную палату, где я должна была переодеться и подождать, а потом полежать после пункции. Помню, как я сидела в палате в одноразовом халатике, ждала, когда меня позовут. Очень нервничала. Решила написать примирительную смску подруге, с которой мы поссорились и не общались уже пару месяцев: я чувствовала, что нахожусь на пороге новой жизни, и не хотелось брать в нее с собой что-то плохое.

Саму операцию я, конечно, не помню, мне сразу же сделали наркоз, и я очнулась опять в палате. Вся процедура заняла совсем немного времени, я лежала и соображала, что вроде ничего не болит, мне было приятно, что меня никто не торопил вставать. Потом подошла Наталия Алексеевна, присела и рассказала, что всего получено 15 ооцитов. «15 тоже неплохо», — подумала я. Но Наталия Алексеевна еще до этого предупреждала меня, что не все фолликулы могут содержать яйцеклетки, некоторые могут быть пустыми. И не все яйцеклетки могут оплодотвориться… И все же я надеялась на лучшее.

Но уже вечером нас с мужем ждало большое разочарование. Эмбриолог, Татьяна Баева, телефон которой мне дали в клинике, сообщила нам, что все мои яйцеклетки оказались плохого качества! Увы, так бывает… «Но не волнуйтесь, мы будем наблюдать, как пойдут дела дальше!» – сказала она, и предложила позвонить на следующий день. Как я расстроилась тогда — не передать словами! И все же я благодарна Татьяне, что она не стала скрывать от меня ситуацию, какой она была на тот момент. Наталия Алексеевна, которой я позвонила, была в курсе, и велела мне не расстраиваться раньше времени, а приходить на подсадку 3 мая. Вечером я снова позвонила эмбриологу. Оказалось, что из всего моего урожая, у нас, несмотря на вчерашнее расстройство с яйцеклетками, самостоятельно оплодотворилось 3 эмбриончика, пока они потихонечку растут, и есть надежда. Татьяна заверила меня, что она следит за ними очень пристально, и не даст их в обиду.

И вот, 3 мая я пришла снова в мою клинику. Меня провели в операционную, по дороге я встретила Татьяну, моего эмбриолога. И тут она очень порадовала меня, оказалось, что у нас есть один эмбрион отличного качества, остальные 2 качеством похуже. Позже, меня пригласили в операционную, на подсадку. Там была Наталия Алексеевна, мы с ней уже условились, что подсаживать будем тот самый, качественный эмбрион и второй, качеством похуже. А третий останется, если получится, на крио (заморозку). Потом в операционную зашла Татьяна, эмбриолог, и торжественно, с улыбкой назвала мою фамилию, и характеристики эмбрионов. Подсадку делают без наркоза, и я могла сама на экране аппарата узи наблюдать, как в матку положили две маленькие точки. И все. Позже я получила инструкции, что делать, какие препараты ставить дальше, сдать анализ на ХГЧ 14 мая и с ним прийти на прием.

Следующие майские дни для меня были хуже пытки. Кто пробовал – тот знает… Я бесчисленное количество раз делала тесты на беременность, видела нулевой результат, расстраивалась, потом опять надеялась, обещала себе дотерпеть до того самого дня, но снова потихоньку покупала тест. Помню, как 9 мая, гуляя с подругой, которая была в курсе моих приключений, я сказала: «Как жаль, что не получилось. Мне так хотелось, чтобы мой первый триместр прошел летом, когда тепло, есть фрукты-ягоды… Ну ничего, осенью попробую еще раз!» И вот, 11 мая утром я снова делаю тест, сначала на нем ничего нет, но взглянув на него через какое-то время, я вдруг вижу некую слабую, едва заметную вторую полоску. «Призрак призрака», как выражаются девчонки на нашем форуме. Не верю, повторяю тест вечером, на нем опять ничего. «Показалось», — решаю я, а сама жду с нетерпением утро. Утром 12-го мая тест опять показывает слабенький голубой результат, и я галопом несусь в лабораторию сдавать ХГЧ. Результат – 65. Мамочки………

А дальше оказалось, что наши с мужем волнения только начались. ХГЧ, как ему и положено при беременности, удваивался каждые 2 дня, потом я счастливая полетела на прием к Наталье Алексеевне, которая была за меня по-настоящему рада! Как я ей благодарна…. Она расписала мне поддержку, постоянно справлялась о моем здоровье, а позже, на 5-й неделе моей долгожданной беременности из рук в руки передала своей коллеге Пешиной Марине Владимировне. Так что свою беременность я тоже вела в клинике «Мать и Дитя».

Конечно, во время беременности, я дрожала над каждым ощущением, и пару раз, по тревоге, я бежала в клинику за срочной помощью. Мне ни разу не отказали в экстренном приеме, пристраивали без очереди на узи или ктг, и, честное слово, это дорогого стоит.

Сейчас я мама (написала – и навернулась слеза!) самого лучшего на свете 7-месячного малыша. Я пишу эти строки для тех, кто отчаялся и думает, куда бежать и что делать дальше в поисках своего материнского и отцовского счастья. Я знаю, нам невероятно повезло, у нас получилось «с первого раза», и это выходит далеко не у всех. Многие делают несколько попыток, прежде чем видят заветные цифры ХГЧ в анализах. Но так или иначе – это возможно! Я знаю многих мам, прошедших тот же путь, со многими дружу. И все наши «экошные» детки – самые обычные детки. Только вот «экошные» мамы – это очень необычные мамы. Это мамы, которые вырвали свое счастье у судьбы!

Вернуться назад

Моя дочь — «экошка»: история удачного протокола

Меня зовут Ирина. Мне 39 лет, семь из которых я мама. Ну и что тут такого, скажите вы, ну родила после тридцати, этим сейчас трудно кого-то удивить. Но в моем случае все оказалось не так легко. Ребенок мой — исключительно ручной и даже, не побоюсь этого слова, ювелирной работы, потому что родилась при помощи вспомогательных репродуктивных технологий. Мне, абсолютно здоровой женщине, пришлось делать ЭКО. Оно оказалось удачным.

БТ, тесты на овуляцию и боровая матка

Замуж я вышла относительно рано, в 23 года, и сразу переехала в Москву, где работал муж. Динамичная жизнь столицы настолько меня увлекла, что я не думала о пополнении в семействе как минимум до 25 лет. Ну, естественно, амбиции, карьерный рост, путешествия, какие тут дети… Жили мы в общежитии, без родителей, друзей, вообще какой-либо помощи. Остро вопрос о детях не стоял, но если бы произошло все естественно, то тут уже, конечно, деваться некуда, пришлось бы рожать.

К тому моменту, когда я наконец-то созрела стать матерью, у меня и мысли не возникло, что могут быть какие-то проблемы. Вообще ни одной, хотя стоило немного подумать, почему за четыре года регулярной половой жизни я так и не забеременела. Правда, был период, когда я год пила противозачаточные, но исключительно в косметических целях. И к тому моменту, когда я вплотную взялась за процесс планирования, прошло минимум полтора года, как я бросила их пить.

Началось ежемесячное вычисление дней овуляции всеми возможными способами, которые я обнаружила в интернете. От измерения базальной температуры до покупки тестов для определения овуляции. Полгода я ежедневно проверяла БТ, строила графики и получала нулевой результат. К врачу я еще не думала обращаться, потому что полгода безуспешных попыток — еще не показатель наличия проблемы.

Потом в ход пошли разные биодобавки и травы типа боровой матки, которые рекомендуют от всех женских болезней и которые «помогают забеременеть». Чувствовала себя превосходно, но результата опять ноль.

Диагноз — здорова

Прошел год и я решила, что пора к врачу. Недалеко от дома находилась клиника со скромной вывеской «Центр вспомогательных репродуктивных технологий, ЭКО». Абсолютно без задней мысли я обратила на нее внимание и тогда мне еще подумалось: какая хорошая клиника, даже ЭКО делают». В центре меня сразу взяли в оборот, назначили кучу анализов, мазков, направлений на УЗИ и других исследований. Но при таком тщательном подходе к изучению состояния моего организма никто не подумал пригласить на обследование мужа…

На тот момент постоянного интернета у нас не было и поискать информацию по интересующему вопросу я не могла, доверилась врачам. Это уже потом я сообразила, что обследование надо проходить вдвоем и начинать именно с мужа, потому что сделать спермограмму куда проще и быстрее, чем бегать на анализы в определенные дни цикла. На обследования ушло еще три месяца.

Я сдала все гормоны, мазки на ЗППП, даже пролечила то, что обнаружили, избавилась от выявленной эрозии, в общем, сделала по женской части все что могла. Вердикт врачей – здорова. И как в смешном анекдоте из фильма «ДМБ: «Ты видишь суслика (читай проблему)? Нет. И я нет, а он (она) есть». Вот только было совсем не смешно, мне 27 лет, год бьюсь над решением поставленной задачи, а толку ноль. Я уже готова была пройти проверку проходимости труб, но благо врач попалась нормальная и сказала, что просто так эту процедуру не назначают.

Спермограмма с «сюрпризом»

И вот тут у меня что-то в мозгу щелкнуло: а почему, собственно, я год бегаю по врачам, а мой товарищ муж сидит ровно на пятой точке и даже не дергается. В первой клинике так и не предложили обследовать супруга. Мне стало казаться, что медики просто тянут деньги, цены в Москве на различные исследования, особенно гормонального фона, очень высокие. А на работе как раз выдали полис ДМС с расширенной страховкой, куда входили и анализы на гормоны, и УЗИ, и другие исследования. Я сменила клинику и врача. Переговорив с гинекологом, взяла направление на спермограмму.

Получив результат, я, даже без медицинского образования, сразу поняла, откуда ноги растут. 95% сперматозоидов имеют плохую морфологию, подвижность всего 12%. Приплыли, называется. Простой анализ против года беготни по врачам с нулевым результатом, если не считать положительного заключения о состоянии моего здоровья. Конечно, эта новость просто убила меня морально. Обидно было потраченного времени, но еще обиднее было за мужа, который не пьет, не курит, ведет здоровый образ жизни. Отчего такая напасть, неизвестно.

Ребенка я хотела, поэтому решила стать мамой несмотря ни на что. По реакции мужа я так и не поняла, расстроил его факт бесплодия или нет, но от походов к врачам супруг не отказался. Но наверно, все-таки переживал, что он главный «виновник», потому что больницы и врачей просто терпеть не может.

Кальмары, креветки и массаж простаты

Начался второй этап нашей эпопеи – попытки лечения мужа. Я отвела его к урологу, который взял у него все анализы и по итогу заставил пролечить какие-то небольшие воспалительные процессы, назначил массаж простаты, прием витаминов и биодобавок улучшающих показатели спермы (спермактин).

Муж скрепя сердце ходил на специальный массажа (для тех, кто не знает: массаж простаты — очень болезненная и неприятная процедура), ругался как сапожник, но пил спермактин, витамины и сидел на морепродуктах (источник белков, кальция, фосфора). По словам врача, такое питание улучшает показатели спермограммы. Мы килограммами покупали креветки, кальмары, рыбу, они у нас просто не переводились. Наверное, еще чуть-чуть и муж начал бы светиться от избытка фосфора.

Через два месяца муж повторно сделал спермограмму, чтобы посмотреть, наметилась ли хоть какая-то динамика. Ситуация немного улучшилась, но не до такой степени, чтобы вести речь о естественном зачатии. Моя гинеколог сказала, что беременеют от одного сперматозоида, может быть, найдется среди этих нескольких процентов самый матерый, который доберется до цели. Поэтому рекомендовала продолжать попытки беременеть и кормить мужа спермактином и белковой едой.

Кормила, поила, лечила, но в конечном счете на креветки он уже смотреть не мог, а от спермактина началось расстройство кишечника, и после пяти походов в туалет в течение двух часов мне был поставлен ультиматум: ищи другие варианты и лекарства.

А не поискать ли тебе нового мужа?

На тот момент я уже начала всерьез задумываться о процедуре ЭКО, но не знала, с чего начать. Я помнила про самый первый медцентр, куда я обращалась и где делали экстракорпоральное оплодотворение, но боязнь попасть на денежный развод (процедура была очень дорогая) заставил меня искать другие варианты.

На дворе стоял 2008 год, в стране был экономический кризис, и я потеряла работу. Я была специалистом отдела кредитования, а в тот кризис, если помните, произошел резкий скачок доллара. Кредитоваться особенно никто не хотел, поэтому начались массовые сокращения. Мне предложили остаться, но ездить на работу пришлось бы в ближайшее Подмосковье. Я была не готова тратить по 1,5 часа на дорогу туда и обратно. Поэтому сокращение расценила как добрый знак того, что можно вплотную заняться решением своей проблемы.

В плане информации очень помог сайт Пробирка.ру, там я узнала про методы лечения бесплодия, варианты обследования мужа, были консультации врачей и просто форум для всех кто живет, но не желает мириться с отсутствием детей. Моральная поддержка была огромная. Теперь я знала наверняка, что наш диагноз не приговор, нам помогут. Просто необходимо время.

Я уехала в свой родной город, где недавно был открыт Центр репродуктивных технологий с новейшим немецким оборудованием и высококлассными специалистами. Взяла направление у участкового гинеколога и встала на учет в центре. Так как мне лечение не требовалось, я сдала обычные анализы на гормоны, кровь, мочу, сделала маммографию. Мужа же направили к урологу, который после исследования поставил диагноз варикоцеле. Как объяснил доктор, варикозное расширение вен способствует перегреву семенных протоков, и качество спермы падает. Еще он сказал, что даже с таким диагнозом есть шансы забеременеть естественным путем. Но опять лечиться и ждать мы отказались.

По федеральной программе я попала на квоту, при которой эту процедуру делают бесплатно. Необходимо только взять заключение у психиатра и нарколога (вдруг я решилась на такую процедуру не в своем уме). Ждать пришлось полгода. Все родственники и друзья были в курсе и поддерживали как могли. Ни от кого я не услышала: делать тебе нечего как гробить здоровье. Ан нет, все таки услышала: от участкового гинеколога. Она мне посоветовала съездить одной на курорт или поискать нового мужа, молодая же еще.

Примерно за месяц до протокола я повторно сдала все анализы на гормоны, мне сделали узи, проверили, как нарастает эндометрий и взяли соскоб из полости матки. Процедура очень болезненная, по ощущениям наверно, напоминает роды, потому что мне вручную открывали шейку матки. Но чего не сделаешь ради мечты?

Поздравляем, вы в протоколе!

День, когда мне сказали: поздравляем, вы в протоколе – я, наверно, никогда не забуду. Выдали лекарства, расписали схему приема и график уз-контроля. Процесс пошел. Из-за того, что у нас мужской фактор бесплодия, мне назначили более щадящий вариант протокола в плане лекарств. Также он оказался несложным в плане метода ЭКО. После очередной спермограммы эмбриолог сказала, что можно обойтись исходным материалом без дополнительных манипуляций. Хотя, начитавшись информации, я была уверена, что нам назначат ЭКО+ИКСИ.

Мне, конечно, рассказывали про ужасы гормональной стимуляции. О том, что, возможно, ни одна яйцеклетка не оплодотворится и может ничего не получится. Причем 90% такой информации я слышала от женщин, проходящих лечение в центре. Может, у меня нервная система такая, но я как-то все эти рассказы пропускала мимо ушей, потому что на все сто была уверена: у нас получится.

Я уже не перечислю все лекарства, которые мне были назначены. Помню только, что стимулировали меня Гоналом. Инъекции делала в живот. Наверно, гормонов было очень много, раз к концу стимуляции у меня созрело 25 яйцеклеток. Но на самочувствии это никак не отразилось. Я не поправилась, меня не тошнило и не было головокружений. Жила обычной жизнью. Перед самым ответственным днем надо было строго в 2.30 ночи сделать укол, а в 7 утра быть как штык в центре. Я не спала всю ночь.

Перед пункцией нельзя есть и пить, процедура болезненная, поэтому делают ее под общим наркозом. Меня перевели в отделение ВРТ, а мужа оставили в процедурной для сдачи биоматериала. Нас в палате было человек шесть, на каждую пункцию отводилось примерно 20 минут, поэтому ждала я не особенно долго, Правда, сильно испугалась, когда передо мной привезли плачущую девочку, она отошла от наркоза раньше, чем планировалось, может, дозу не рассчитали. Она все чувствовала. Сказала, что очень больно.

Следующая была я. Последнее, что помню — это укол в вену и кислородную маску. Очнулась уже в палате, значит, хороший наркоз был. Забрали у меня все 25 штук, но для оплодотворения отобрали только 19. Все манипуляции с яйцеклетками (эмбриолог называла их «мои детки») делают сразу после забора, поэтому в день проводят не более шести пункций. Конечно, если центр крупный, то могут работать несколько эмбриологов и пациенток будет больше.

Отходила от наркоза недолго, часа два полежала и сказала, что готова к выписке. Ничего у меня не болело, чувствовала себя как обычно. Врач назначила мне подсадку через два дня и сказала пить много воды. Наверное, чтобы наркоз вывести. 12 июля 2010 года в 10 часов утра я стояла на пороге процедурной отделения ВРТ. Эмбриолог сказала, что оплодотворилось девять штук, но подсаживать будут только три. Одну самую шуструю, которая моментально стала делиться. И еще две, но не такие активные. Остальные, если будут нормально развиваться, можно заморозить.

Предупредили, конечно, что все три могут прижиться и стану я многодетной мамой. Я была согласна. Процедура подсадки абсолютно безболезненная, вводят специальную трубку и по ней переносят деток. Процесс можно наблюдать на мониторе. Минут через 15 я была уже свободна. Отправили меня домой с очередной пачкой препаратов для профилактики отторжения.

Через неделю я даже не стала делать тест, а сразу поехала к врачу. И там мне подтвердили немногоплодную беременность. Да хоть какая, главное – беременность! Оставшиеся яйцеклетки, к сожалению, дальше развиваться не стали и к заморозке были не пригодны.

Рожать самой не дали

Я была просто на седьмом небе от счастья, на следующий день полетала в консультацию становиться на учет. Там уже все оказались в курсе, что я экошница и меня просто окружили повышенным вниманием.

Беременность протекала легко, без сильного токсикоза, зато был постоянный жор. Я разве что не спала в обнимку с холодильником. Сидела на различных мамских форумах и читала, что многие молодые девочки очень плохо переносят беременность. Периодически у них угрозы выкидыша или еще какая напасть.

Мне же 31 и я отлично себя чувствую, ребенок развивается нормально. Тем не менее участковая периодически прогоняла меня на сохранение, но максимум, на что я согласилась – это дневной стационар в 13 недель. Скрининги проходила так же, как и все, правда меня еще направили к генетику на исключение синдрома Дауна и других патологий. Это было семь лет назад, сейчас, насколько мне известно, к генетику направляют всех.

До 25 недель меня вообще ничего не беспокоило, с 26 недели стала немного отекать, врачи посадили на диету, а потом направили на сохранение в роддом. Там прокапалась, познакомилась с врачом-акушером у которого планировала рожать и просто отдохнула. Была как в санатории, ела, спала. Гулять, правда, не разрешали (был февраль и карантин по гриппу). Отеки у меня сошли, и при выписке врач мне сказала приходить в 38 недель готовится к плановой операции. Я у нее спросила, могу ли сама родить, но получила много информации по поводу поздних родов, моего плохого зрения (небольшая миопия). И вообще, как я могу рисковать таким сокровищем, а вдруг что-то пойдет не так? Ведь возраст уже за тридцать. Я послушный пациент, поэтому спорить не стала.

В 38 недель легла в роддом. Срок поставили на 5 апреля. Хотя я и говорила врачу, что 12 июля была подсадка и по моим расчетам роды могут начаться 27-28 марта. Она сказала, что я считаю неправильно. И очень ошиблась, потому что мои расчеты оказались точными до одного дня. 26 марта начались небольшие схватки, они были слабыми, но частыми — каждые 10 минут. Меня посмотрели в кресле и сказали, что раскрытия нет, я не в родах.

Подождали до утра, шейка так и не раскрывалась. Стимулировать не стали, а просто отправили на экстренное кесарево. В 7.40 утра родилась моя девочка. Вес при рождении у нее был 2700, рост 47 см. Маленькая, конечно, но по шкале Апгар она набрала 8 баллов. Неплохой результат! Сразу взяла грудь и особо не вредничала. Выписали нас через 5 дней.

Доктор Комаровский разоблачает мифы о детях ЭКО: смотрите видео.

Коллеги были в глубоком шоке

Первый месяц оказался самым спокойным, доча кушала, спала, гуляла. Иногда даже целую ночь обходилась без перекуса. А потом начались обычные грудничковые проблемы – газики, колики… От живота нас спасал Саб-симплекс, а когда стали резаться зубы – Калгель. Вес она набирала хорошо и каких-то особенностей, потому что она экошка, я не наблюдала. Обычный нормальный ребенок.

Первые зубы вылезли в 7 месяцев, пошла она ровно в год. Практически до самых яселек мы не болели, подхватывали вирус раз в 5-6 месяцев и благополучно, в течение 5 дней выздоравливали. Может это из-за того, что она была на ГВ до года.

От остальных детей грудничкового возраста она не отличалась. Из знакомых, не посвященных в проблему, никто и не догадывался, что она особенная. Факт ЭКО я не скрываю, но только в случае, если спрашивают, или просто в контексте беседы.

Сейчас у меня растет хороший, относительно здоровый ребенок, абсолютно здоровых редко встретишь. Наблюдаемся у окулиста, потому что есть риск, что она унаследовала мое плохое зрение. А пару месяцев назад у нас обнаружили поверхностный гастрит. Откуда он взялся, для меня загадка. Кушает она регулярно, фастфуд и газировку не любит.

Она очень развитой ребенок, решила стать певицей и попросилась в музыкальную школу. Сейчас посещаем музыкалку. Готовится к первому классу, ходит на уроки в школу дошколят, занимается английским. Позиционирует себя как юный музыкант и фанат Маленьких пони. Обожает быть в центре внимания. Когда коллеги на работе узнали, что она у меня после ЭКО, были в глубоком шоке.

У некоторых возникали сомнения насчет здоровья мамы и ребенка после процедуры, но наш пример полностью изменил их мнение. Лично я считаю, что нет никакой разницы, где произошло оплодотворение. Ведь вынашивает и рожает женщина сама. А ребенок с патологиями может родиться и при естественной беременности.

После всех процедур и беременности я особо не поправилась и за пару лет вернулась в прежнюю форму. Месячный цикл стабильный, все хорошо. Я абсолютно не жалею, что прошла через все эти трудности, потому что теперь у меня есть самая лучшая подружка, первая помощница и просто мамина-папина радость. И если бы позволял возраст, я согласилась бы на повторную процедуру, потому что она у меня одна и, конечно, хочет братика или сестричку.

«ЭКО — это не вселенская катастрофа». Женщины откровенно рассказывают о своем опыте

Спецпроект

Анна и ее муж родили сына с первой попытки ЭКО. А Елена с супругом прошли 13 протоколов ЭКО, но все безрезультатно… Разные женщины, разные клиники, разные судьбы. Сегодня мы честно поговорим об ЭКО — не ударяясь в скучную теорию и полемику о «правильности». Вместо цифр и статистики по бесплодным парам пускай говорят сами женщины. Может быть, эти откровенные рассказы хотя бы немного приблизят к пониманию того, каким желанным и ценным бывает родительство. Этим текстом мы завершаем полновесный совместный с «Лодэ» цикл о репродуктивных технологиях.

«Я сразу знала: все получится! Вот такой я оптимист»

Анна — едва ли не единственная женщина в Минске, которая готова открыто говорить об ЭКО. С ней мы рассуждаем о загадке общественного стыда, желанных двух полосках и неожиданных сторонах материнства. Голубоглазый Сережа, который недавно отпраздновал первый месяц после своего рождения, всей душой участвует в интервью: кряхтит, слушает и демонстрирует запредельную степень умилительности, как и положено младенцам.

— Анна, вам только 31 год, а вы уже решились на ЭКО. Почему?

— Очень-очень долго мы с мужем планировали ребенка, но ничего у нас не получалось. Мы вместе больше пяти лет. А у врачей стандартный протокол: если в течение года совместной жизни не получается забеременеть, ищите причину. Мы ее нашли. Проблема в операции, которую мне пришлось перенести несколько лет назад. Доктора сразу сказали: «У вас только один вариант — ЭКО». Поэтому не было смысла ждать, тянуть время, что-то там планировать… Зачем? Возраст подходящий. Мы с мужем люди взрослые, самостоятельные.

— Как вы справились с этой новостью: диагноз о бесплодии, необходимость делать ЭКО?

— Если честно, очень спокойно. Сегодня было бы желание — а медицина поможет. ЭКО — это не вселенская катастрофа, я не вижу в этом ничего страшного. Почему люди так пугаются, я не понимаю. Представьте, вы заболели, нужно вырезать аппендицит — идете к врачу. Вас ждет оперативное вмешательство, но никто же не делает из этого катастрофы. Так и здесь. Если ты идешь не наобум, знаешь, что тебя ждет, то ничего ужасного или необычного в ЭКО нет. Мы с мужем поговорили и стали искать варианты — в первую очередь врача, которому смогли бы довериться. Почитали отзывы про клиники и репродуктологов — что это, кто это. Изучили все моменты. Сходили на разные дни открытых дверей. Клиник в Минске не так много, но выбор, слава богу, есть. И остановили свой выбор мы на враче-репродуктологе Елене Панкратовой.

Потом оказалось, что на дне открытых дверей в клинике, где она работает, будет проходить розыгрыш бесплатного ЭКО. Единственное условие — нужно было предоставить медицинские справки о том, что мы действительно нуждаемся в ЭКО. Нас зарегистрировали. И дальше была лотерея. Муж со мной не пошел: «Ой, ну какой там розыгрыш! Часто ты выигрывала в лотерее? Сходи сама, послушай, если вдруг что-то новое, расскажешь». А я выиграла! Это было так неожиданно! Когда позвонила мужу и рассказала, он решил, что я шучу (смеется. — Прим. Onliner). Но приехал. Когда убедился, что мы действительно выиграли бесплатный цикл ЭКО, сказал: «Это лучший розыгрыш в жизни!» Теперь участвует во всех лотереях (смеется. — Прим. Onliner).

Нам оплатили все, полностью. Даже лекарства для гормональной стимуляции не пришлось покупать самим. Хотя мы уже были готовы к большим расходам. В «Беларусбанке» нам подтвердили кредитную линию на ЭКО: кредит под 5% на пять лет, максимальная сумма — 7000 рублей. Но эти деньги не понадобились, спасибо клинике!

Дальше было просто. Буквально в течение месяца мы с мужем сдали анализы, пришли к врачу. Нам сказали: «Отлично, молодая здоровая пара! У вас есть все шансы». Вступили в протокол в сентябре. Первый и единственный, он оказался удачным. 12 октября я уже знала о беременности.

— Вы помните день, когда увидели две полоски на тесте?

— Конечно. Я думала, что это будет как в фильмах: смятение, слезы радости и счастья, крики восторга (смеется. — Прим. Onliner). А в реальности все было куда проще. Я сразу знала: все получится! Вот такой я оптимист. Да, возможно, я волновалась в тот день. Но это был просто выдох облегчения после долгого пути: «Все, две полоски, получилось!» Ни слез, ни бури эмоций. Муж был краток: «Ура. Теперь будь аккуратна».

У папы на руках

— Пройдя протокол ЭКО, что бы вы могли посоветовать тем, кто готовится к нему или хочет, но не решается на подобный шаг?

— В первую очередь — не бояться. Уколы, стимуляции — это все не страшно, практически безболезненно. Во-вторых — выбрать «своего» врача. Человека, который с вами на одной волне. Все-таки репродуктивные дела — это интимная тема, очень волнительная. А к репродуктологу придется ходить часто, особенно во время стимуляции, чтобы следить, как растут клеточки.

Не нужно считать ЭКО чем-то постыдным. Я знаю, что пары боятся и стесняются озвучивать такой опыт. Но я знаю и тех, кто спокойно об этом говорит. Моя мысль вот в чем: вы хотели ребенка, шли к этому годами, боролись за сына или дочь всеми средствами, вам помогли, вы получили желаемое — так что же здесь стыдного? Хорошо, что в нашей стране есть такие профессии, такие доктора, уровень медицины. Почему этого стесняются или боятся об этом рассказать?.. Но с какой-то другой стороны я понимаю и тех, кто не хочет говорить. Наше общество в основном не готово. Почитайте комментарии под статьями на тему ЭКО — они же по большей части негативные. Люди вспоминают о религии, о христианских законах. Но когда у них болит поджелудочная или сердце, они же не прикладывают к груди молитвенник, а бегут к врачу. Так в чем логика?.. Некоторые пишут: «ЭКО-дети не такие», «их вообще не должно было быть». Ну что за бред? Наш Сережа такой же ребенок, как и все. Нет ни хвоста, ни пятой ноги (смеется. — Прим. Onliner). Наши родители и близкие друзья знают, что сын родился с помощью ЭКО, и совершенно спокойно реагируют на это.

— А Сереже вы расскажете, как он появился на свет? Вот спросит он лет в 6: «Мам, меня нашли в капусте?» — а вы что?

— Если он спросит, когда вырастет, то почему нет. Мы скажем правду. Но садить его напротив в 6 лет и вести серьезные разговоры: «Сын, ты тут у нас через ЭКО родился», — это лишнее. Мне кажется, вопрос о тайне более важен, когда речь идет об усыновленном ребенке. Там да, нужно сказать, кто настоящие биологические родители. А в нашем случае мы и есть родители Сережи. Детали зачатия не так важны.

ЭКО — это всего лишь способ. Один из. Это мама, папа, тот же набор клеточек. Просто нам помогли — и все. Никогда у меня не было мысли, что это что-то неправильное. Некоторые пары открыто говорят: нам легче усыновить, чем пройти ЭКО. И это их выбор. Люди имеют право на любую позицию.

— Опыт родительства оказался для вас таким, как вы и представляли?

— Ну… Мы с мужем не школьники, понимали уровень ответственности. Но многое оказалось не таким, как мы ждали. Например, режима у нас нет никакого. Захотел наш принц поесть — поел. Захотел поспать — поспал. Если я успеваю раз в день принять душ, это очень хорошо. Нет — моюсь с ним. Как-то так. Сейчас, после месяца стараемся по часам потихонечку начинать его кормить. Иногда даже удается поспать до шести утра. Но когда это чудо улыбается, обо всех бессонных ночах и усталости сразу забываешь. Сережа радует меня каждый день. Его маленькие новые достижения — улыбка, поворот головки, научился переворачиваться… Это волнительно. Иногда хочется плакать от счастья. Наверное, это все послеродовые гормоны (улыбается. — Прим. Onliner).

— Вы согласны с тем, что женщина должна родить до определенного возраста?

— Вот прямо так должна?.. Столкнувшись с темой ЭКО, я понимаю, что есть некая биологическая точка невозврата, что ли. Именно биологическая. Не просто потому, что «все рожают в 25 — и я тоже хочу». А с точки зрения того, что легче забеременеть, выносить и родить до определенного момента. Но опять же эти биологические часы, репродуктивный возраст — они у всех разные. Мы же все разные. Кто-то высокий, кто-то низкий. Кому-то и в 30 будет сложно забеременеть, а другие в 40 с легкостью сделают это. Я считаю, что нужно внимательно относиться к своему здоровью. Проходить обследования и знать, на какой ты стадии. Когда врачи дают рекомендации, отложенное материнство, например, этим можно воспользоваться, если в 30 ты не готова, а в 40 будет мало шансов.

«Я слышала, как у других женщин плакали новорожденные детки… Это было невыносимо»

Елена (имя изменено) пережила 13 попыток ЭКО: таким сильным было желание — и ее, и мужа — стать родителями. По неизвестным причинам (врачи говорят, что оба в паре абсолютно здоровы) беременность так и не наступила.

— Сейчас я во втором браке. В первом — это была юношеская влюбленность — у меня родился сын. Мы поженились в 19 лет, а через два года я стала мамой. Без всяких проблем. Сейчас моему сыну уже 24 года.

Своего второго мужа я встретила десять лет назад, в 35. Оба хотели ребенка. Но прошло два года, а ничего не получалось. Каждый месяц мы ждали, расстраивались: нет, снова нет… Если бы мне тогда кто-то сказал: «Попробуйте сделай ЭКО», — я бы не поняла. Это казалось чем-то немыслимым, неправильным. Мол, детки же должны «правильно» зачинаться, а ЭКО — это вмешательство… Так я рассуждала, увы.

— Но к врачу все-таки обратились?

— Да. Мы с мужем сдали анализы, у меня проверили проходимость труб — ничего криминального не нашли. И мы решили расслабиться, не думать ни о чем. Нам было хорошо вместе. Муж заботился о моем сыне от первого брака. Он как раз оканчивал школу. Так что со стороны все было так же, как в обычной семье. Но я видела, как муж смотрит на других деток, как сильно хочет стать отцом… Если бы не он, я бы не решилась на ЭКО. Когда прошло четыре года, я поняла, что тянуть некуда: мне было уже 39. Сейчас я понимаю, что нужно было бы начать в 35—36, тогда мы бы не были загнаны такой скоростью. Потому что мы прошли 13 попыток ЭКО. (13! Говорю вам и сама думаю: поймет ли кто?) В какой-то момент это стало образом жизни.

— Вы помните первую попытку?

— Конечно. Первая попытка была неудачная. Помню, как я расплакалась, узнав об отрицательном результате. Но нас предупреждали, что так бывает.

Думаю, надо рассказать, как все проходит. Сначала мы с мужем сдавали анализы: кровь на гормоны, на совместимость, на инфекции. Мне сделали УЗИ: смотрели, чтобы не было, например, кист или патологий. Все оказалось в порядке. На второй день цикла я пришла к доктору на уколы. Это называется «вступление в протокол». Очень волнительно!.. Гормональные уколы чуть-чуть щипучие и колючие, но это воспринимается абсолютно нормально: «Ура! Мы на шажок ближе к нашей главной цели!» Примерно на третий день после вступления в протокол идешь на УЗИ: врач смотрит, как растут фолликулы. Что-то добавляет, что-то убирает из гормонов, корректирует дозу. На УЗИ потом нужно ходить через день. Затем фолликулы вызревают. Для женщины это болезненный процесс, честно говоря. В естественном цикле, без гормонов созревает одна-две яйцеклетки максимум, а тут у меня созревало более десяти. Это больно. Раздуты яичники, ты их чувствуешь, кажется, что они вот-вот порвутся. Конечно, на самом деле это невозможно, но ощущения в теле именно такие. Нарастает эмоциональная нестабильность, чувствительность — понятно, ты ведь напичкана гормонами. Я могла и заплакать, если кто-то косо посмотрит. Когда фолликулы созрели, пора идти на пункцию. Это наркоз. Просыпаешься, отходишь, чуть-чуть ноет животик. Но ничего страшного и болезненного в этом нет. Тем более что ты уже понимаешь: «Ох, все! Забрали яйцеклеточки!» В этот же день муж сдает сперму, и сперматозоиды готовят к «свадьбе» с яйцеклетками. У нас, у экошниц, говорят так: «Будет свадебка». Потом доктор смотрит, как развиваются в инкубаторе оплодотворенные яйцеклетки — это еще не эмбрион, а набор клеточек. На второй-пятый день тебе подсаживают самые хорошие эмбриончики (бластоцисты). Тут же колют гормон ХГЧ (прегнил), чтобы искусственно ввести организм в состояние беременности. Выдают список и схему препаратов. И все. Ты едешь домой. И ждешь…

— 13 неудачных попыток… Как вы пережили эти потери?

— Наверное, первый протокол ЭКО я еще не поняла, не прочувствовала. А вот второй… Мы начали его быстро, через полтора месяца. Я жила обычной жизнью. Помню, ходили с сыном по делам, думаю: «Зайду-ка в аптеку, куплю тест на беременность». Сделала, смотрю: две полосочки, тест положительный! Это было такое счастье! Муж надышаться на меня не мог, очень оберегал. «Ты смотри, пока на работу не выходи, полежи», «А ты куда? Давай я с тобой». Мы сходили на первое УЗИ, нам сказали: «Все отлично, плод хорошо развивается, приходите в следующий раз слушать сердечко». На девятой неделе беременности мы пришли на УЗИ вдвоем с мужем. Такие счастливые, собирались слушать, как бьется сердечко нашего малыша. И тут врач на осмотре говорит: «Ой, а у вас ничего не бьется. Эмбрион замер». Я говорю: «Не может быть! Посмотрите еще раз». Врач ответил с сожалением, но одновременно и с медицинской холодностью: «У вас уже нет плода, надо ехать на чистку». Я ничего не понимала. Я знала, что беременна, ходила и лелеяла свой животик, каждый день отмечала в специальной программе в телефоне, планировала роды… Не помню, как я выходила из клиники. Рыдала так!.. Орала просто в голос. Муж обнимал меня за плечи, а мне все хотелось вернуться в кабинет и сказать: «Не может быть! Это какая-то ошибка!» Я не могла ни говорить, ни слушать. Не знаю, как я это пережила.

Меня отправили на чистку в шестую городскую больницу. Я все думала: «Ну ничего, сейчас я приеду туда, они увидят, что все в порядке, что сердечко бьется, и отправят меня домой». Но и там врач подтвердила: «Леночка, ну не стучит сердечко. Нет там уже малыша. Свыкайся с этим». Я все ходила, рыдала, плакала, этот животик держала. Убегала в коридор и выла. Во время чистки под наркозом я плакала. Врачи дергали меня: «Больно?» — «Нет». Физической боли я не чувствовала, но по лицу текли слезы. Как будто душу у меня достали. В палате я была одна. А этажом ниже — палаты роддома. Я слышала, как у других женщин плакали новорожденные здоровые детки… Это было невыносимо. Я стояла и спрашивала: «За что нам это? За что?..»

После этой потери нужно было все равно прийти на осмотр в центр. Холодность медицинских работников неприятно удивила меня. Для них замершая беременность — это просто «неудачный протокол». Врач сказал: «Ничего, в следующий раз получится». Тут уже муж запротестовал: «Посмотрите на мою жену: она плачет, не ест, не встает с постели. Вы можете с ней по-человечески поговорить?»

— И вы продолжали, несмотря на такой тяжелый опыт?

— Мы взяли год паузы. С очень большим страхом все-таки вернулись к ЭКО. Был следующий протокол, потом еще один… Почему беременность на наступала? Никто не знал. Мы впряглись в протоколы как в работу: через цикл, через два, три. Представьте: ты не едешь в отпуск, не планируешь встречи с друзьями, даже с мужем не живешь нормальной сексуальной жизнью. Это страшно, если честно.

До восьмого протокола я очень переживала, но старалась не показывать мужу. Чтобы он не видел моих слез.

Оглядываясь назад, я не знаю, почему согласилась на столько попыток. Наверное, большое желание победить и все-таки родить. Я физически представляла своего ребенка, даже запах его чувствовала… Когда ты родитель — это непередаваемое волшебное чувство. Не сравнить ни с чем. Весь мир переворачивается.

В июне 2018-го мы закончили последний протокол ЭКО. Сейчас я думаю, что нужно было не затягивать, а идти на ЭКО сразу, если в течение года не получилось забеременеть. Но вы же понимаете, все эти заморочки… Религия… Православная церковь дает согласие на ЭКО, а католическая — нет. А я ведь католик. Мне было тяжело пережить, что я делаю что-то «неправильное». В голове крутились мысли: может, потому и не получается, что я не благословлена? Муж смеялся: «Переходи в мою веру, я православный».

Иногда мы с мужем подумываем, может быть, съездить в клинику в Питер, Киев или Гданьск. ЭКО все еще висит где-то незаконченным вопросом. Но возраст…

Несмотря на свой опыт, я знаю совершенно другие истории. Когда девчонки рожали с первой попытки. Или: семь попыток ЭКО, долгожданная удача, родители не нарадуются. А потом, через пару лет, спонтанно — вторая естественная беременность. Все это реально. Я считаю, что ЭКО — это прекрасная технология, помогающая парам познать радость появления новой жизни, взять на руки своего долгожданного малыша. Здорово, что в Беларуси есть такие клиники и доктора. Но хотелось бы больше внимания и человечности. Это даже не к конкретной клинике вопрос, а к нашей медицине в целом.

Я давно мечтала о том, как однажды смогу написать свою историю о пути к материнству со счастливым концом… И вот наконец-то я могу это сделать! 🙂 Посвящаю свой длинный пост тем, кто уже не первый год пытается забеременеть, у кого уже практически опустились руки, надеюсь моя история поддержит вас.
Начинается моя история еще в детстве, когда мама и папа вбили мне в голову, что для девочки самое главное семья и дети… и поэтому в 17 лет, поступая в институт, я думала не о хорошей учебе и престижной работе, а о том, что вот тут-то я и найду себе хорошего мужа, от которого нарожаю парочку замечательных детишек (обязательно мальчика и девочку, мальчик будет старше девочки на 3 года, вот такой мега-план у меня был). Благо в институте было ооочень много парней, мужа я себе быстро нашла и в 21 год получила заветную печать в паспорте. Все в моей жизни складывалось так, как я планировала (учеба, работа, замужество, покупка квартиры), и то, что у меня не получилось забеременеть сразу, было для меня сильнейшим шоком. И мне стало казаться, что у меня никогда не получится забеременеть 🙁
Начались мои многолетние скитания по врачам. У меня обнаружили эндометриоз (эндометриоидные кисты). В 22 года сделали лапароскопию (удалили кисты), пролечили полгода неместраном (вызывали искусственный климакс со всеми замечательными побочными эффектами в виде приливов и перепадов настроения, которые сильно не нравились мужу), и о чудо, в 23 года, ровно через год после лапароскопии, я вижу 2 полоски на тесте!!! Я очень сильно радовалась, но совсем не долго, так как (вот же совпадение) мой муж именно в этот момент решил гульнуть от меня, а я это обнаружила 🙁 причем обнаружила, когда он летел в самолете на другой край света и был не доступен по телефону около 9 часов. Все эти 9 часов я прилежно истерила (ну и дура же я была), и как следствие на следующий день у меня сильно заболел живот. Далее больница, сохранение, кровотечение, падение ХГЧ, врачи констатируют замершую беременность… Муж редко навещает в больнице, говорит, что ему очень тяжело из-за потери ребенка (ха! это ему тяжело, до сих пор не понимаю, почему мы не расстались в этот момент, зачем мне нужен был такой муж? Но тут мы возвращаемся к моему воспитанию, родители ведь внушали, что главное это семья — муж это навсегда и надо уметь прощать). В общем простила, стали пытаться жить дальше. Многочисленные попытки забеременеть проваливались, врачи разводили руками, вроде все в порядке (кисты новые не образовывались), а беременность не получается (отмечу, что мой муж был уверен, что у него все в порядке, и, какое там ЭКО, он даже просто спермограмму отказывался сдавать). И вот еще через год мой муж заявляет: «Давай разведемся.» И добавляет: «Когда я в следующий раз буду жениться, я сначала проверю, что жена сможет иметь детей.» Шок, слезы в подушку, я просто не понимала, что происходит, как же так, ведь муж — это навсегда (так ведь родители учили). А тут, в 25 лет, я разведенка, без детей, о которых так мечтала. От безысходности прошу мужа не разводится, пока я не усыновлю ребенка, так как одной сложнее усыновить, он крутит пальцем у виска. Кстати, отмечу, что второй раз мой муж женился, как и планировал, с проверкой 🙂 его новая жена имела ребенка от первого брака и была на 8 месяце беременности (вот ведь подстраховался, до 8 месяца дотянул). Так закончилась моя история с первым мужем.
Своего нынешнего мужа я встретила практически сразу после развода. Чтобы не было повторения истории, на первой встрече сообщаю ему, что у меня проблемы с деторождением, рассказываю историю про первого мужа. Мой нынешний муж называет бывшего «моральным уродом» и говорит, что для него это не проблема, я практически влюбляюсь в него с первого взгляда 🙂 . И я, с новыми силами, начинаю пытаться забеременеть… (вдруг у меня не получалось только с первым мужем, а со вторым получится сразу?) Но не тут-то было, со вторым мужем также ничего не получается 🙁 Опять хожу по врачам, опять они разводят руками, и у меня и у мужа все в порядке. Пока ходим по врачам ко мне возвращается эндометриоз и в 30 лет опять делаю лапароскопию (но теперь, кроме кист, у меня очаги эндометриоза по всему малому тазу). Намекаю мужу об усыновлении, он наотрез отказывается. Планируем идти на ЭКО.
Первая попытка ЭКО — декабрь 2012 года. Я почему-то уверена, что с первого раза не получится, но обязательно получится со второго раза с замороженными эмбрионами. И каков же был удар для меня, когда мне сообщили, что из 9 яйцеклеток, 4 оплодотворились, но все качества плохого, и вероятно подсадки не будет. Как так? Ничего не останется на вторую попытку? Я просто не могла в это поверить. Но, о счастье, в день подсадки (на 5 день) мне сообщают, что одна морула все-таки жива и ее можно подсадить. Лечу в клинику на крыльях, подсадка проходит удачно, мечтаю осчастиливить себя и мужа на новый год беременностью. Но видно не судьба… В начале января делаю анализ ХГЧ, он близок к нулю, 6 января 2013 года начинаются месячные. Так как в привыкла по жизни все планировать и рассчитывать, провожу работу над ошибками, стараюсь понять, что могло привести к такому плохому результату ЭКО. Перед второй попыткой стараюсь исправить все ошибки (увольняюсь с работы, чтобы не нервничать, спасибо мужу, что поддержал меня в этом решении; меняю клинику — это скорее психологический шаг, идем в клинику Дети из пробирки; решаем с врачом, что во второй раз будет длинный протокол).
Вторая попытка ЭКО — март-апрель 2013 года. Я наверное никогда не смогу забыть эти даты: 11 апреля — пункция, 12 апреля — оплодотворение, 13 апреля — по телефону сообщают, что эмбрионы не очень хорошего качества 🙁 не ужели все повториться? Но во второй попытке до подсадки дожили 2 эмбриона (прогресс!), их оба и подсадили 15 апреля. Потянулись дни ожидания… 23 апреля (8ДПП) я не вытерпливаю и делаю тест — вижу слаааабую вторую полосу. 24 апреля — опять вижу слабую вторую полосу (надо отметить, что я до ХГЧ=419 в 13ДПП видела только слабую вторую полосу, видимо у меня в моче ХГЧ маловато, либо тесты такие попадались). Делаю анализ гармонов (прогестерон) — он очень низкий, врач не верит, что беременность получилась, но я то вижу слабую вторую полоску 🙂 1 мая, 16ДПП, ХГЧ=1097 — ура! кажется мы точно беременны. 4 мая, 19ДПП, ХГЧ=3487 — ура!ура! Мне начинает казаться, что у меня уже растет живот 🙂 7 мая — на узи видим плодное яйцо, а 13 мая — слышим сердечко.
И пошли деньки моей счастливой беременности. Видимо есть все-таки вселенская справедливость, и за мучения в попытках забеременеть меня наградили легкой беременностью: ни токсикоза, ни плохого самочувствия, в общем мне сильно повезло.
Так что, верьте, девочки в удачу!!! чудеса на свете бывают!!!!!!!!

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*