admin / 21.12.2019

Оксана бондаренко муж

Кризис в моде: как фэшн-компании борются за выживание

В кризисе этого года было два пути. Поскольку кредитами пользоваться дорого (15-20% годовых – неподъемные цифры для нашего бизнеса), компании стали развивать бизнес собственными силами, или, наоборот, его серьезно сокращать. Мы в «Ли-Лу» выбрали развитие и пошли по пути диверсификации: корректируем заказы, создаем собственную коллекцию и начинаем онлайн-продажи через свой сайт.

Приключения иностранцев в России

Зарубежные бренды, с которыми мы работаем, хотят инвестировать в российский рынок. Они считают, что им выгодно в него входить именно сейчас, в период стагнации: искать помещения с дешевой арендой и договариваться с торговыми центрами, где раньше не было свободных площадей – например, с «Метрополисом», «Атриумом», «Европейским».

Иностранцы верят: российский рынок вернется в нормальный режим.

Русские клиенты всегда были важными в Европе, а сейчас их там почти нет: их число за последний год уменьшилось на 40%. Поэтому, несмотря на кризис, зарубежные компании продолжают открывать бутики в России. Но главная особенность и беда нашего рынка – невероятно высокие арендные ставки: таких нет ни в одной стране мира, кроме, разве что, Гонконга. Я думаю, что нынешний спад должен отрезвить рынок: торговых центров построено много, они должны как-то существовать, так что владельцам придется снижать ставки.

Доходность в 4-5%, как в Европе, — это нормально. Но если у нас в «жирные годы» зарабатывали на аренде до 100%, то, конечно, трудно отказаться от таких доходов.

Какие возможны пути стратегического развития зарубежных брендов на российском рынке? Я считаю, только через открытие их собственных представительств. Компании должны быть готовы рисковать своими деньгами, чтобы ввозить сюда товар и продавать его за рубли. Зарубежные банки, в отличие от наших, дают гарантии на курсовую разницу и, кроме того, предоставляют кредиты под 2-3% годовых.

Затянем туже пояса

Что касается российских компаний-клиентов, которые у нас закупают одежду, то они сейчас серьезно экономят: в сезоне весна-лето 2015 мы зафиксировали падение продаж на 30%, и в наступившем сезоне этот спад сохранился. В связи с ростом курса стагнация рынка будет продолжаться, это будет вести и к дальнейшему спаду продаж. Кризис опасен прежде всего для импортных товаров. В этой ситуации мы уже запланировали убытки, уменьшаем расходы и сокращаем персонал, планируем стратегию в перспективе на полгода. Я думаю, нужно подготовиться к тому, что ближайшие два года ситуация будет непростой. Роста ждать не приходится, а величину падения просчитать невозможно.

Но по своему опыту работы с итальянцами скажу, что ситуация в России сейчас не сложнее, чем в Италии на протяжении последних семи лет.

Это нам, вошедшим в кризис недавно, он кажется ужасным. В последние годы у нас, если сравнивать с остальным миром, шел колоссальный рост, который резко затормозился. И чтобы снова все запустить, необходимо время. Возможно, вскоре мы просто будем понимать, что деньги достаются не так легко. Многие владельцы займутся бизнесом сами, не передоверяя его наемным сотрудникам, потому что в такой ситуации необходимо присутствие и контроль. Крупным игрокам, кстати, ничуть не легче, чем мелким: крупные все равно останутся на рынке, но тоже будут сокращать расходы, одновременно «подбирая» себе новые бренды, когда кто-то от них отказывается. Конкуренция компаний на российском fashion-рынке обострилась: идет борьба за бюджеты и за клиентов. Компании конкурируют за счет маркетинга, цены и качества – на этих трех китах стоит торговля.

Спустя несколько лет ситуация все равно выйдет из критической точки. Люди не перестанут покупать одежду. Любой женщине хочется себя чем-то порадовать, и пусть она купит только одну пару туфель, одну сумку, одно платье – совсем без этого невозможно.

Сами себе дизайнеры

В Европе онлайн-торговля в сегменте премиум работает хорошо. В российских интернет-магазинах fashion пока полностью не представлен, но при грамотной стратегии можно достичь результата: товары онлайн дешевле, чем в магазине, поскольку исключена аренда и многие другие расходы.

Мы уже открыли свой сайт и в сентябре запустим онлайн-магазин: будем продавать через него собственный бренд, который недавно создали. Первую коллекцию, осень-зима 2015/16, будем тестировать и продавать пока только в онлайне. Это недорогая линия: €140-150 за обычную товарную единицу, €250 за верхнюю одежду. Дизайн и лекала разрабатывало вместе со мной итальянское техническое бюро. Заказы на производство на 60% размещаем в России, при этом ткани и фурнитура импортные, 40% — в Италии. Да, большинство компаний размещают заказы в Китае, но поскольку мы заказываем не так много, то высокий курс доллара и логистика делают для нас Китай не таким уж выгодным.

Думаю, через интернет хорошо будут продаваться товары, которые не нужно мерить – шапки, варежки, муфты. Эксклюзивные платья и вечерние туфли так продавать сложно. Кроме того, наше законодательство позволяет возвращать купленный через интернет товар обратно. В зарубежной онлайн-торговле иные правила, там продавец защищен от непредсказуемого поведения покупателя.

Региональные горизонты

Очень жаль, но в российских регионах, даже в городах-миллионниках, не случилось бурного развития рынка. Торговые центры есть, но они не заполнены. Тем не менее, нашу перспективу вижу именно в региональном развитии. Правда, у людей должны появиться какие-то деньги: не секрет, что средний заработок там гораздо ниже, чем в Москве. В Италии, Франции, Германии жизнь есть не только в столицах. Такого развития хотелось бы и в России.

В гостях у Оксаны Бондаренко

Дом выглядит компактно, несмотря на внушительные 500 кв. м площади. Глазами постоянно ищешь лестницу на второй этаж, но ее нет, и это очень успокаивает. Стеклянный прямоугольник, который поначалу принимаешь за этаж, на самом деле служит вторым светом гостиной, которая занимает центральную часть дома. От соснового бора гостиную отделяет только стеклянная стена, так что единение с природой полное. По вечерам она освещается такими огромными белыми абажурами, что можно почувствовать себя Алисой, откусившей не от той стороны гриба. Невысокая перегородка с двусторонним камином отделяет обеденный стол от гостиной.

Кстати, размеры стола говорят сами за себя. За ним одновременно могут поместиться двадцать человек. Но это не предел. Если сдвинуть мебель, можно пригласить в гости человек восемьдесят. За столом они не поместятся, но при правильном вы­боре кейтеринговой компании голодным никто не останется. Да и количество оборудования на кухне говорит о том, что гости будут обеспечены всем необходимым. Такие грандиозные вечеринки — единственное, что вызывает беспокойство мужа Оксаны. «Ты разрушишь наш дом!» — смеясь, говорит он ей. Зато дети абсолютно счастливы: гости, детские праздники и спектакли доставляют им огромное удовольствие. Хотя Алина, дочь Оксаны, относится к дому со всей серьезностью, несмотря на свои 13 лет. На время съемки кофе, чай и конфеты обеспечивались ее стараниями бесперебойно. «Дети очень любят этот дом. Когда мы приезжаем из поездок, возвращение домой означает для них возвращение на дачу. К сожалению, нам удается приезжать сюда только на выходные: в будни ни муж, ни я никак не успеем доехать на работу, а дети в школу», — говорит Оксана. А работы много — шоу-рум «Ли-Лу» представляет более тридцати модных брендов, среди которых Patrizia Pepe, Anna Molinari, Pal Zileri, Diesel. Давний партнер Джованна Фурланетта, глава Furla, настолько прониклась тем, что делает Оксана, что посвятила ей именной клатч OXANA, ставший хитом коллекции.

В гостях у Оксаны Бондаренко: съемка с семьей в загородном доме и разговор о fashion-индустрии в России

Первые бутики, шоу-румы и глянцевые журналы, первые недели моды и западные бренды, пришедшие на российский рынок: Оксана Бондаренко была не просто свидетелем того, как менялась модная карта Москвы и российская мода в принципе, но принимала в этом непосредственное участие. Сумки Furla, костюмы Pal Zileri, платья для женщин «с формами» Elena Miro и в конце концов легендарные босоножки Jimmy Сhoo — все эти знаковые модели и бренды появились в Москве с подачи Оксаны. А еще ровно 25 лет назад она открыла один из первых в Москве шоу-румов: в то время, когда у нас это понятие даже не успело войти в обиход.

Уроки итальянского

Вообще-то, по первому образованию я инженер. Мне всегда легко давалась математика, я выиграла по этому предмету не одну олимпиаду, так что после школы я поступила в Московский авиационный технологический институт, а потом пошла в аспирантуру,

— рассказывает Оксана. Возможно, она стала бы специалистом в области композиционных материалов, как и ее отец, профессор кафедры электроники. Но перестройка и экономичес­кий разброд откорректировали карьерные планы: «Это было время, когда каждый начинал с нуля и выплывал как мог». Оксана бросила силы на изучение итальянского языка и, чтобы разговориться, устроилась переводчиком на выставку моды на Красной Пресне.

Там судьба свела меня с владельцами марки одежды Lilu Leshoes. И в итоге я получила предложение представлять их интересы на российском рынке.

Конечно, от таких предложений не отказываются! Свой шоу-рум она назвала «Ли-Лу» — по первому слову от названия бренда, давшего ей путевку в мир моды: Lilu Leshoes.

Построенный десять лет назад загородный дом Оксаны сразу стал достопримечательностью Николиной Горы. «Это проект моего мужа, который он воплощал вместе с архитектором Юрием Григоряном, руководителем тогда еще молодого бюро «Проект Меганом». Впоследствии дом стал прототипом «Барвихи Luxury Village», над которой работал все тот же «Проект Меганом»

Модная индустрия у нас была на нуле. Из журналов — только Burda Moden и Elle. Главные поставщики импортной одежды — китайские рынки. О системе шоу-румов почти никто не знал, — говорит Оксана, — клиенты страшно удивлялись и не понимали, зачем им что-то заказывать за полгода вперед, если можно здесь и сейчас закупиться на рынке и тут же перепродать. Приходилось проводить ликбезы и объяснять, что это принятая во всем мире практика, которая позволяет самостоятельно формировать ассортимент магазина и выбирать то, что нужно именно вам.

Кто кого переубедил, теперь уже известно. Пять лет назад Оксана стала кавалером ордена Итальянской Респуб­лики «За заслуги в труде» — за вклад в отношения между Италией и Россией в сфере моды. Сегодня она входит в совет директоров многих компаний, пришедших по ее стопам на российский рынок. Некоторые, например Furla, так дорожат сотрудничеством, что создавали в ее честь именные клатчи, которые, к слову, отлично продавались.

Параллельные линии

Вокруг успешных женщин всегда складываются стереотипы. Если все хорошо с карьерой — значит, мало времени на семью. И уж наверняка не обходится без помощи влиятельного мужа. Особенно если он — один из самых эффективных менеджеров страны по версии журнала Forbes и по совместительству генеральный директор группы компаний «Белая Дача» Владимир Цыганов.

Дом намеренно проектировали без второго этажа: всю его высоту занимают два яруса окон, равномерно освещающих пространство и открывающих вид на сосновый бор: сидишь на диване и ощущаешь полное единение с природой

Не буду скрывать, в начале карьеры денег у меня было немного и я действительно обратилась к мужу, у которого была небольшая фирма на пару с партнером, чтобы одолжить 800 евро. Подробно презентовала свой стартап и пообещала проценты при благоприятном исходе дела, — смеется Оксана. — Муж тоже делал первые шаги в частном бизнесе, но, в отличие от меня, имел опыт работы в крупных компаниях. В общем, они надо мной посмеялись, дали 1000 евро и сказали ни в чем себе не отказывать. Несколько лет назад я случайно встретила того партнера. На тот момент мы давно не виделись, и он пошутил, что если бы знал, как я развернусь, то не отказался бы от доли в моем бизнесе. А если серьезно, я нередко обращаюсь к мужу за советами. Было бы странно, если бы я этого не делала — он очень талантливый управленец и экономист.

Одно из увлечений Оксаны и Вла­ди­ми­ра — современное искусство: их дома украшают фотографии Питера Линдберга, графика Рустама Хам­да­мова, триптих Роя Лихтенштейна и, конечно, работы старшей дочери, которые нисколько не теряют от такого соседства

Два параллельных бизнеса на одну семью — не такая уж редкость, особенно среди людей, чьи карьеры начинались в 90-е. Это было первое постсоветское поколение предпринимателей-первопроходцев: под ногами — зыбкая почва, впереди — туманные экономические перспективы, за плечами — никаких капиталов, кроме разве что образования и желания заниматься тем, что приносит удовольствие тебе и пользу другим. А сов­местный проект Оксаны и Владимира, самый большой и важный, — это, собственно, семья и дети: старшая дочь Алина, ей 21 год, 16-летний сын Никита и младшая Миа, которой будет четыре.

Оксана Бондаренко с дочерью Алиной и сын Никита

Миа Цыганова

Физики и лирики

О да, со старшими детьми я была очень строгой мамой, — смеется Оксана. — Я не считаю правильным, когда дети бездумно тратят деньги родителей: они обязательно должны иметь свои собственные цели и доводить их до конца — хотя бы для того, чтобы сохранить свое достоинство. А задача родителей — дать им возможности для реализации.

Алина, которая уже в детстве любила уединяться с коробкой карандашей и альбомом для рисования, сначала изучала историю искусств в лондонском колледже Central Saint Martins, а затем переориентировалась на моду. Сейчас она студентка нью-йоркского университета Parsons — одного из самых престижных в мире учебных заведений в области fashion-дизайна. Никита получает техническое образование в Лондоне и планирует стать инженером — как его дедушка. Ну а младшая, Миа…

Это был настоящий подарок судьбы, — улыбается Оксана, — в тот момент, когда мы узнали, что у нас будет еще один ребенок, старшие уже выросли и уехали учиться в Лондон. С Мией мы, конечно, напрочь забыли о строгости. Мы буквально сходим по ней с ума! Муж даже изменил график работы, чтобы проводить с ней побольше времени.

Оксана Бондаренко с дочерью Мией

Алина и Никита бывают дома наездами: у каждого свое расписание, своя жизнь:

Когда все дети собираются дома — это для меня самое счастливое время. Мы болтаем, смеемся, и в такие моменты я уже не руководитель, я просто мама — и мне этого достаточно.

Модный марафон

Партнеры, поездки на недели моды, необходимость бывать в нужное время в нужном месте…

В моем бизнесе коммуникации имеют огромную роль, и мне повезло, что я от природы общительный человек: могу растопить лед практически в любых отношениях», — говорит Оксана. Многие клиенты и партнеры за 25 лет работы шоу-рума перешли в разряд близких друзей: «Когда ты так долго в бизнесе, границы между личным и рабочим размываются.

Несколько лет назад она запустила собственную линию одежды «Ли-Лу» и теперь активно участвует в ее жизнедеятельности:

Это мое новое детище, и оно меня полностью захватывает.

Пережив три экономических кризиса и устояв, она, как никто, знает, что мода — это долгий марафон и постоянная смена картинок:

Если ты всю жизнь придерживаешься одного стиля, рано или поздно станешь неактуальным. В наше время нет четких канонов: можно идти непроторенными путями и смешивать то, что всегда счи­талось несочетаемым. Как ориентироваться в этих условиях? Прислушиваться к себе и постоянно развиваться!

«Многие вещи создавались специально для этого дома. Например, камин современного дизайна, который разделяет обеденную и гостиную зоны: мы очень любим собираться вокруг него зимой, ощущая теплую загородную атмосферу», — говорит Оксана. А масштабная картина под потолком — одна из двух работ известного скульптора Георгия Франгуляна, написанных к новоселью

Прически: Инна Спиридонова/Buro Beauty. Макияж: Татьяна Скрябина/ Buro Beauty. Ассистент стилиста: Елизавета Попова

Секреты стиля

Банкир Валерий Шевчук с Натальей Якимчик

Валерий Шевчук. Экс-глава Мос­комнаследия и бывший вице-президент Московской торгово-промышленной па­латы, человек жесткой православной направленности, обожает свою жену Наталью Якимчик и сдувает пылинки с ее кутюра. Они всегда вместе: придумывают рекламу для купальников Natayakim в любимом ресторане на пляже каннского оте­ля Carlton, ходят в гости к Рудковской–Плющенко и Стасу Михайлову.

Виталий Южилин. Седовласый депутат-единорос время от времени совершает ошибку резидента, появляясь то на «Хорошем мероприятии», то на аукционе amfAR в Каннах.

Приближенные к семье отмечают, что более очаровательного человека, чем муж Илоны Столье, представить сложно: «Сразу бросается обниматься и обижается, когда к нему обращаются на «вы». Увлечения у Виталия Александровича как представителя правящей партии понятны всей стране: охота, рыбалка, футбол.

Депутат Госдумы РФ Виталий Южилин с Илоной Столье

Артем Зуев. Бизнесмен широкого профиля, муж совладелицы «Фантомаса», про которого слишком много пишут, на презентации не ходит. Народ шутит: «Раньше мы думали, что Снежана Георгиева прячет мужа, потому что он у нее страшный, а она, оказывается, боится искушать недремлющих московских невест его правильной красотой». Снежана доверяет только друзьям: на десятилетии свадьбы в Tatler Club плясали люди с исключительно надежной репутацией.

Финансист Артем Зуев со Снежаной Георгиевой и Еленой Лихач

Евгений Хавкин. Заслуженный топ-менеджер «Лукойла» предпочитает вызывать на ковер подчиненных, пока на красном ковре в одиночестве блистает его жена — эталонная блондинка Оксана Максимова. Исключение муж делает два раза в год — ради «Золотого граммофона» и скачек радио «Монте-Карло», питаемых лукойловским бензином. Безоблачные отношения ежемесячно пытается пошатнуть внимательная секретарша, которая услужливо составляет для шефа список гранд-выходов его жены.

Евгений Хавкин («Лукойл») с Оксаной Максимовой

Зияд Манасир. Падение выходца из Иордании в российском рейтинге Forbes (с тридцать шестого места на семьдесят девятое) заставило заклятых подруг Виктории (чьи мужья в олигархической турнир­ной таблице вообще не значатся) с доволь­ной ухмылкой глотнуть шампанского. В ог­ромном дворце в «Гринфилде», впрочем, без перемен: повара маринуют антрекот в «Шато Петрюс», а Виктория с размахом планирует новый сезон детской анимации в своих московских клубах Vikiland. Да и путешествует большая семья не обозом в Загорск, а джетом в Исландию.

Зияд Манасир («Стройгазконсалтинг») с Викторией

Сергей Макаров. Суперсекретный милый друг Алены Ахмадуллиной. Предыдущие мужчины питерского модельера обладали яркой животной харизмой: Аркадий Волк открыл в ней талант, Александр Мамут его огранил. Макаров живет непублично, за него говорит резюме. Бывший вице-президент «Транснефти», бывший президент ОАО «Стройтранс­газ», ныне тихий и простой председатель совета директоров «Станкопрома». Намерения имеет серьезные — пара уже строит дом за городом.

Сергей Макаров («Станкопром»)

Алена Ахмадуллина

Алексей Михеев. Единственная совместная фотография Мирославы Думы и Алексея затерялась в архивах журнала Harper’s Bazaar времен Шахри. На открытии бутика Louis Vuitton в Столешниковом Михеев, выздоравливающий после разры­ва с Надеждой Оболенцевой, был мгновенно очарован Мирой. Спустя две недели выпускник МГИМО заявил о серь­езности намерений, а через год подтвердил их трех­каратником Graff. Сейчас глава департамента в Минпромторге РФ смиренно наб­людает за восхождением матери его двоих детей в звезды планетарного масштаба. Сопровождает любимую на Уимблдон, где, впрочем, предпочитает сидеть в тени.

Иван Стрешинский. Парт­нер Алишера Усманова и гендиректор USM Advisors только зарплаты получает пятнадцать миллионов долларов в год (он седьмой в форбсовском списке самых высокооплачиваемых топов страны). Но ­главной наградой его жизни стало знаком­­ство с Натальей Давыдовой (по результатам совместной с ним жизни она превратилась в популярного блогера @tetyamotya). Иван попросил телефон у жизнелюбивой дочери смоленского инженера, выдержал недельную паузу и позвонил. Больше пауз не случалось. Они родили двоих сыновей, обвенчались в ­Париже, купили фантасмагорический замок в Версале и два месяца назад предъявили свету новорожденную ­девочку Милу.

Иван Стрешинский (USM Advisors)

Наталья Давыдова (@tetyamotya)

Александр Винокуров. Молодой (тридцать три года) наследник фармацевтического бизнеса «Генфа», экс-прези­дент группы «Сумма» ныне президентствует в инвестиционном гиганте «А1 групп». Они с Катей, дочерью минист­ра иностранных дел Сергея Лаврова и директором московского офиса Christie’s, составляют портрет идеальной семьи с двумя чудными крошками в детской. У Винокурова есть только два симпатичных недостатка: он не пьет и не умеет водить машину.

Александр Винокуров («А1 групп») с Екатериной

Олег Шелягов. Гендиректор ВМК в свое время окончил в Питере Высшее военно-морское училище им. Фрунзе — отсюда его характерная походка и крейсерская осанка. Уважает эксперименты супруги Виктории с макияжем и чалмами, да и сам склонен к костюмированным эскападам. На июльском показе Dolce&Gabbana Alta Moda вся гавань ­Портофино ходила смотреть на его полосатую джелябу и облегающую футболку с быком в обрамлении красных гвоздик.

Олег Шелягов (ВМК) с Викторией

Тимур Иванов. Чиновник, сменивший энергетический сектор на оборонный, продолжает вертикальный взлет. Вот что значит мотивация в лице блистательной Светланы Захаровой. Глава «Оборонстроя» после важных совещаний несется в театр, чтобы его высокоинтеллектуальной красавице с новеньким дипломом искусствоведа МГУ не было скучно. Они вместе как минимум с 2008 года, и Тимур по-прежнему влюблен как мальчишка.

Тимур Иванов («Оборонстрой») со Светланой Захаровой

Эдуард Таран. Основатель и президент «РАТМ холдинга» идет на таран во всем, что касается бизнеса в Сибири, но с Маргаритой Лиевой нежен и щедр. В благодарность за рождение двух маленьких таранчиков поддерживает благотворительные инициативы жены. Другим тоже достается — на недавнем аукционе фонда «Выход», устроенном Дуней Смирновой и Оксаной Лаврентьевой, купил самый крупный лот от Disney.

Предприниматель Эдуард Таран с Маргаритой Лиевой

Расим Акперов. Любимец «Люто­волка», супруг хозяйки FIF Group Аллы Беляк-Акперовой ударился в публицистику. Половина светской Москвы читает его посты о любви к Путину и думает про себя, что эксперименты с подвернутыми джинсами и клетчатыми рубашками удаются экс-байеру Podium лучше, чем высокопарные оды действующей власти.

Расим Акперов (FIF Group) с Аллой

Павел Корнилов. Четыре года назад в баре «Белка» архитектор разглядел золотое сечение в танцевавшей стилистке Кате Мухиной. С тех пор строит не только объекты класса А, но и семью с одной из самых заметных блондинок российского глянца. Под ее влиянием отрастил бороду и архитектурно переоделся в одного из самых модных светских львов.

Архитектор Павел Корнилов с Екатериной Мухиной

Илья Давыдов. Специалист по продвижению модных брендов, эстет и бонвиван в трендах разбирается не хуже своей жены, главного редактора Vogue Виктории Давыдовой. Бог деталей на ощупь отличает кашемир Loro Piana от Brunello Cucinelli, может порекомен­довать лучший языковой или спортивный лагерь для сыновей и знает на Доро­гомиловском рынке человека, который поставляет соленые огурцы к кремлев­скому столу.

PR-специалист Илья Давыдов с Викторией

Эдуард Киценко. Основатель сети магазинов Podium никогда не фигурирует в Instagram своей мегаактивной жены Полины. Не волнуйтесь, за кадром он всегда рядом: бежит, плывет, крутит педали, болеет на олимпийской трибуне и приобщает к спорту их сына Егора. Человек со вкусом — лично обустроил семейное гнездо в стиле ар-деко на Рублевке. Высший класс!

Эдуард Киценко (Podium) с Полиной

Александр Винокуров. Не тот, который «Сумма», а совладелец телеканала «Дождь», Slon.ru, клиник «Чайка». Муж мятежной Натальи Синдеевой. Коридоры их медучреждений украшают ­арт-объекты из проданного во имя спасения разговорчивого «Дождя» дома на ­Новой Риге. В инстаграме Александр непрерывно дает прямые включения из парков, скверов и с других пригодных для бега территорий. И никакой дождь ему не страшен.

Александр Винокуров («Дождь») с Натальей Синдеевой

Григорий Березкин. Любитель больших волн: денежную поймал даже во время кризиса 2015-го, на шесть пунк­тов приблизившись к заветной сотне Forbes. Океанские ловит на Маврикии вместе с интеллигентнейшей женой Леной, четырьмя детьми и зятем-серфером ­Петром Тюшкевичем. Заслу­женный энергетик питает слабость к ретрокарам. На Mercedes-Benz 500K — черном, как в Москве любят, но 1936 года выпуска — вихрем проносится от ЦУМа до Барвихи на ралли L.U.C Chopard Classic.

Григорий Березкин (ЕСН) с Еленой

Стас Лисиченко. Балагур и спорт­смен с радостью разделяет страсть энергичной Дарьи к бегу, велосипедам, мотоциклам и даже Джареду Лето, которого они привозили на частный концерт в FF Bar. Как кольцо Сатурна, вращается на орбите жены, наследницы «Конько­во». Там китаист с дипломом МГИМО в целях улучшения гастрономической ситуа­ции открыл неплохой ресторан «Китайс­кие новости». Сен-Тропе тоже входит в круг его геополитических интересов — у Лисиченко тут дом, где рядом с обеденным столом укоризненно висят петли TRX.

Стас Лисиченко («Китайские новости») с Дарьей

Дмитрий Разумов. То, что мы видим сейчас, не сравнится со старыми фотографиями времен «Норильского никеля». Разумов стал тоньше, моднее и богаче. Сейчас управляет всеми активами Михаила Прохорова, включая его любимую игрушку — баскетбольный клуб Nets. На ужин в «Гараж» и на премию «Сноба» ходит с Полиной Дерипаской, но деликатен ­настолько, что не требует от своей прекрасной дамы, дочери Валентина Юмашева, избавиться от фамилии ее могущественного супруга. Там, где серьезные мужчины сидят в костюмах, Дмитрий является в безупречно сидящих узких джинсах и кедах на босу ногу.

Дмитрий Разумов («Онэксим») с подругой Полиной Дерипаской

Вадим Расковалов. Копия Джонни Деппа, но своей Паради — золотоволосому ювелиру Яне Расковаловой — верен много лет. Бывший хозяин сети питерских фитнес-клубов, а ныне совладелец «Подиума» в свое время подарил Яне, матери их троих детей, не один бриллиантовый сет. Потом решил, что педагогичнее будет вручить ей набор «Сделай сам» — в виде инвестиций в ювелирный бренд Yana.

Вадим Расковалов (Podium) с Яной

Александр Чистяков. Мил­лио­нер широкого профиля с рекордным для серьезного бизнесмена количе­ством фолловеров в Instagram. Веселый человек. Один из немногих, кому удалось через годы пронести дружбу с Ксенией Собчак. Певица Наташа Ионова, назвав себя Глюк’oZой, предвидела будущую dolce vita. В браке с Александром она обставила особняк на Рублевке, объездила полмира и родила двух дочерей. Несмотря на то, что в их семейную жизнь сплетники регулярно пытаются подсыпать соли, но у пары все по-настоящему сладко.

Александр Чистяков (ФСК ЕЭС) с Натальей Ионовой

Сергей Рябцов. Недавно светский сейсмометр не без удовольствия зарегистрировал не типичные для этой образцовой пары колебания. К счастью, землетрясения не случилось. На открытие «Гаража» Сергей с Настей пришли, под­черкнуто держась за руки. Харизматичный финансист терпелив, как никто: у Рябцовых четыре дочери, и отец любит их без памяти. Путешествует семья всегда вместе — по скрупулезно составленному папой маршруту. Обладатель лучшей коллекции Martin Margiela в России — от кедов до костюмов — в «Симачеве» бережно подсаживает девушек на барную стойку, чтобы они там отплясывали. Но главный свой танец дарит все-таки Насте.

Сергей Рябцов («Спутник») с Анастасией

Александр Кержаков. Лучший бомбардир сборной России, обжегшись на первых двух браках (с Марией Головой и Екатериной Сафроновой), в третий раз не промазал — красивым дриблингом провел к алтарю дочь сенатора Санкт-Петербурга Вадима Тюльпанова. «Малышка на миллион» сидит с сыном футболиста, пока они с бывшей женой пишут друг на друга заявления в прокуратуру.

Футболист Александр Кержаков с Миланой Тюльпановой

Александр Лебедев. Неожи­данно для гражданина такого калибра председатель совета директоров «Нацио­нальной резервной корпорации» завел Instagram, где регулярно хвастается безуп­речной чатурангой дандасаной, красавицей Еленой Перминовой и приключениями с львиным прайдом. Вертолетом управляет не хуже, чем бизнесом. Для всех он Александр Евгеньевич, а для Лены — «любимый пилот».

Александр Лебедев (НРК) с подругой Еленой Перминовой

Петр Максаков. Человек с бри­тан­ским образованием, надежда венчурного бизнеса и водки «Кремлевская» привык жить среди знаменитостей — он внук актрисы Людмилы Максаковой и племянник оперной певицы Марии. Скромный юноша, но Галя Юдашкина заставила его сидеть в свадебной жардиньерке перед объек­тивами восьмисот айфонов, давать откровенное интервью Tatler и сниматься для обложки Hello!. В непростых жизненных обстоятельствах Петр держится уверенно и выглядит очень хорошо.

Петр Максаков (водка «Кремлевская») с Галиной Юдашкиной

Антон Борисевич. Фотогеничный финансист, вооружившись внушительной коллекцией швейцарских хронометров, выстроил свою жизнь так, что в ней есть время и для успешного бизнеса, и для активной светской деятельности в обществе жены Виктории и семилетнего сына Максима. Никогда не опаздывает — во многом за счет того, что не толкается с женой в гардеробной. Их в квартире на Остоженке две — папина и мамина.

Антон Борисевич (ГТЛК) с Викторией

Вадим Аминов. Пока жена Стелла, хозяйка детского бутика Five Kids, поддерживает рублем магазины на Монтень и Спиге, Вадим, совладелец «Нефтетранссервиса», широко инвестирует в еврейскую общину. Он вещь в себе, но иног­да выходит из образа: может спонтанно на­рисоваться на вечеринке в «КМ 20» и зажечь огни. В остальном кошерен и предсказуем: не отвечает на звонки по субботам и хочет еще детей, хотя у Аминовых их уже шестеро.

Вадим Аминов («Нефтетранссервис») со Стеллой

Павел Те. Внук знаменитого корейского поэта превратил жизнь своей верной подруги Ольги Карпуть в стихи, где в рифму все: и вилла на Ибице, и вечеринки с Брайаном Ферри у бассейна в гигантской квартире на Цветном. Очевидно, что и ювелирный Дом Bvlgari зовет их на свои ужины не просто так. Для своих нужд совладелец «Капитал-групп» капитально вложился в коллекцию костюмов Hermеs и толстовок Hood by Air из Олиного «КМ 20». Беременной третьим ребенком Карпуть девелопер запекает батат, а друзей вкусно кормит пассе с вонголе и тем, что сам подстрелил на охоте.

Павел Те (Capital Group) с подругой Ольгой Карпуть

Андрей Скоч. Широту души депу­тата Госдумы, члена Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками, принято измерять в каратах. Продавцы независимого государства Place Vendоme имя блистательной блондинки Елены Лихач произносят с придыханием.

Депутат Госдумы РФ Андрей Скоч

Елена Лихач

Александр Оганезов. Ресторатор Александр Оганезов (Glenuill, Mi Piace, «Чайхона № 1», Zupperia) готов всю Моск­ву кормить пастой с трюфельным маслом, лишь бы у Наташи Гольденберг, байера ЦУМа, была шуба Prada во всех доступных человеческому зрению оттенках. Молчаливый Александр и сам не чужд моде: очевидцы рассказывают, что в номер миланского отеля Park Hayatt коробок с сайта Mr Porter несли больше, чем посылок из Net-a-Porter для его любимой женщины.

Ресторатор Александр Оганезов с подругой Натальей Гольденберг

Данил Хачатуров. О матримо­ниальном статусе главы «Росгосстраха» Мос­ква судит по размаху кутюрных показов Ульяны Сергеенко в Париже. В прошлом сезоне она ограничилась шоу-румом, в этом было дефиле — и пышное. На последовавшем за ним пикнике, пока стеснительная лань несла тяжкий крест единственного русского дизайнера в Синдикате Высокой моды и мучительно отвечала на вопросы иностранной прессы, Данил с друзьями разливался соловьем. Он вообще блестящий оратор с хорошим чувством юмора, такие люди нашей моде очень нужны.

Данил Хачатуров («Росгосстрах») с Ульяной Сергеенко

Борис Белоцерковский. Любое появление постороннего мужчины в своем Instagram наш человек в Провансе Belonika политкорректно отмечает хэштегом #этонеборис. Сам Борис в это время очень занят — переделывает «одноруких бандитов», которые в девяностые принесли ему состояние, в законопослушные машины по продаже лимонада и шоколадок. Умнейший питерский бизнесмен и искрометная Вероника составляют идеальный баланс вкуса к жизни.

Борис Белоцерковский (Uvenco) с Вероникой

Дмитрий Конов. Обаятельный глава «Сибура» уже десять лет делит судьбу с сексуальной блондинкой Катариной Конкс. Как бы ни пытались самонадеянные делегатки питерского экономфорума увлечь Конова в ночь, все пустое — он непробиваем. Даже вечеринку Прохорова в «Шатуше» покидает не позже часа — очевидно, идет готовиться к выступлению на панельной сессии.

Дмитрий Конов («Сибур»)

Катарина Конкс

Владимир Цыганов. Всю свою кипучую энергию гендиректор ОАО «Белая дача» оставляет на теннисном корте. Даже самые трудные восхождения — на Килиманджаро или Мачу-Пикчу — совершает в обществе жены, хозяйки шоу-рума «Ли-Лу» Оксаны Бондаренко. Их старшие дети уехали учиться в Англию, так что годовалую Мию Владимир лелеет с утроенной ­силой.

Владимир Цыганов («Белая дача») с Оксаной Бондаренко

Луи Трудел. Обладатель самого желанного европейского паспорта — монакского — предпочитает улице Принцессы Грейс Петровку, где у его архитектурного бюро офис прямо над конторой жены Айсель. Коллекционирует антикварные ручки, которыми красиво подписывает выгодные контракты. В свободное от каллиграфии время танцует в барах — исключительно в дуэте с энергичной Аей.

Архитектор Луи Трудел с Айсель

Мишель Литвак. Если продюсер фильма «Одержимость» чем и одержим, то только своей дражайшей супругой Светла­ной Меткиной. Ради нее авантажный нефтетранспортный и киномагнат бросит все и помчится хоть на день рождения к стилисту Кате Мухиной в Москву, хоть на край света к серферам на Маври­кий. И даже согласится пожертвовать конюшнями и переехать из гигантского ­поместья под Лондоном в центр британской ­столицы, где у актрисы подруги и светская жизнь.

Продюсер Мишель Литвак со Светланой Меткиной

Козмо Роэ. Невозможный красавец, инвестбанкир с дипломом Кем­бриджа, топ-менеджер американского отделения Goldman Sachs носит хрупкую, как английская роза, стилистку мирового масш­таба Аню Зюрову на руках. В благодарность за детей — Акулину и Аттикуса — подарил жене богемные кольца Repossi. Пока Анна позирует Томи Тону на Неделях моды и снимает рекламные кампании для Victoria’s Secret, Козмо кормит малышей пюре из брокколи — вечер с детьми ему нравится гораздо больше, чем утро с деривативами.

Козмо Роэ (Goldman Sachs) с Анной Зюровой

Чарлз Томпсон. Фотограф в леопардовых лоферах, муж эльфийского дизайнера тканей Ольги Томпсон — стопроцентный инопланетянин, которого космический вихрь принес из невероятной красоты квартиры в Бруклине в дом Большого теат­ра в Романовом переулке. Американский «золотой мальчик» и английский аристократ в одном лице диплом по истории искусств писал в Колумбийском университете. В Москве в основном занят бережным развозом пятерых обожае­мых детей по балетным и музыкальным школам, а в свободное время снимает для Vogue и диджеит в шелковых халатах и брошках Axenoff Jewellery.

Фотограф Чарльз Томпсон с Ольгой

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*