admin / 28.11.2019

Ольга Смирнова балерина

Скандалы, интриги Большого театра. ч.3

Добрый день, Сплетницы!
Наступила весна, а вместе с ней просмотренный недавно фильм Ника Рида и Марка Франкетти «Большой Вавилон», посвящённый Большому театру, вдохновил меня на новый пост. Надеюсь, Сплетницам будет интересно.
Не судите слишком строго, как и ранее, на эксклюзив не претендую, о многом Вы уже наслышаны, ведь речь пойдет о Сергее Филине.
Предыдущие посты здесь и здесь:

Итак, «Большой Вавилон» (как следует из аннотации к фильму) показывает кухню главного театра страны: разногласия между танцорами, интриги, борьбу за роли и невероятные физические нагрузки. На деле же, полтора часа фильма были практически полностью посвящены Сергею Филину и обстоятельствам той трагедии, которая произошла с ним в 2013 году. Немного помелькала Мария Александрова, пожаловалась на тяжелую долю Анастасия Меськова, показал свой суровый характер и личные принципы Владимир Урин, между делом затронули личность Павла Дмитриченко — вот, пожалуй, и всё. Однако тем, кто ранее не следил за личностями «троицы» Филин-Урин-Дмитриченко, будет интересно узнать о них чуть больше.

(Сергей Филин и Владимир Урин)
Так, например, вскользь Владимир Урин обмолвился о том, что ранее работал с Сергеем Филиным в Музыкальном театре им.Станиславского и Немировича-Данченко, и закончилось их сотрудничество на крайне минорной ноте. Эти же слова, но в другой интерпретации, повторил и Филин, добавив, что Урин затаил на него обиду и не может забыть «тот эпизод». О чем именно не может забыть В.Урин и чем будущего генерального директора ГАБТа обидел менеджер-Филин в фильме не раскрывается, но в открытых источниках присутствует следующая информация.

(Владимир Урин)
6 марта 2008 года балетной труппе Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко был представлен новый художественный руководитель — премьер Большого театра Сергей Филин. Как писали издания того года, ни в увлечении педагогикой, ни в балетмейстерских наклонностях Сергей Филин замечен не был. Как не было у него и опыта руководителя. К 2008 году Филин прославился чем угодно, только не верностью. Отличный танцовщик, один из легендарной пятерки Большого (Филин, Цискаридзе, Уваров, Гуданов, Белоголовцев), он был вечной головной болью для начальства. Он все время норовил сбежать с рабочего места на какую-нибудь «халтуру» — и его не волновало, пострадает ли выпускаемая в театре премьера из-за его отсутствия. В любом театре все чтут возможность заработать на каких-нибудь «левых гастролях», но премьера всеми почиталась вещью священной. Всеми — кроме Филина.

(Сергей Филин)
Что же привлекло Владимира Урина в столь спорной кандидатуре? Вероятно, природные данные, артистизм и обаяние — качества, которыми тогда славился Сергей. За работу новый худрук «Стасика» взялся с энтузиазмом, делая всё, чтобы театр перестали считать «второсортной площадкой», попутно раздавая интервью о верности своему новому «дому». Филин позвал на должности педагогов ряд людей, завершивших танцевальную карьеру в Большом театре, и зорко следил за выпуск­никами хореографического училища. Одной из любимиц худрука стала миловидная Анжелина Воронцова, впоследствии выбравшая ГАБТ и получившая клеймо «Не оправдала надежд Филина».

Не прошло и трёх лет, как ГАБТ призвал Филина обратно — Геннадий Янин, который должен был прийти на смену Юрию Бурлаке, прославился порнографическим скандалом («Порногейт», о котором я уже упоминала в первом посте): 8 марта 2011 года в сети появился сайт с 182 гей-порнофотографиями с Яниным. Ссылка была отправлена по электронной почте на тысячи адресов мировых театральных деятелей. Как следствие, место художественного руководителя балетной труппы ГАБТа оказалось вакантным. Филин, что называется, бросился в омут с головой, забыв о прежней верности и преданности «Стасику».

(Дмитрий Медведев, Юрий Григорович и Сергей Филин. Большой театр. Москва 18 ноября 2011)
И всё бы ничего, но, согласно «внутреннему театральному кодексу чести», в театре принято переходить из труппы в труппу летом — чтобы никого не подводить. А тут худрук исчезает в марте и забирает с собой нужных ему артистов — прямо в разгар сезона! Сказать, что Урин был возмущён- значит не сказать ничего. Отдать ему должное, в последующих интервью Владимир Урин крайне корректно отзывался о бывшем коллеге, но, как пишут, когда он встречался с Филиным, выражение его лица было весьма красноречивым.

(Владимир Урин)
В общем, Филин явно надеялся больше не пересекаться с бывшим руководителем, но в 2013 году министр культуры Владимир Мединский, сняв с поста директора Большого театра Анатолия Иксанова, уговорил Владимира Урина возглавить Большой. И Филин снова оказался худруком балета в театре, в котором начальник — Урин.
Но вернёмся в 2011 год, когда до назначения Урина оставалось ещё два года, и поговорим об Анжелине Воронцовой.
(Анжелина Воронцова)
Анжелина Воронцова родилась в Воронеже. На балетном конкурсе в Перми на нее обратили внимание звезды Большого балета Екатерина Максимова и Владимир Васильев. После столь судьбоносной встречи доучиваться Анжелина приехала в Москву. На одном из концертов ее увидел Сергей Филин, который как раз принимал руководство балетом музтеатра. Между Филиным и Воронцовой завязались романтические отношения. Пообещав взять на ведущие роли, а не просто в корд:)ет, Филин, как поговаривают, чуть ли не платил Воронцовой отдельную стипендию и оплачивал аренду квартиры для Анжелины и её матери. Вполне естественно, что Анжелина дала слово стать солисткой «Стасика». Но не сдержала его… То есть балерина действительно пришла и несколько раз выступила на сцене, но после перешла в Большой театр, выбрав в качестве наставника Николая Цискаридзе.
(Анжелина Воронцова и Леонид Сарафанов)
Ожидала ли Анжелина, что в скором времени она вновь столкнётся с Филиным — неизвестно, но, полагаю, что новость о назначении нового худрука балетной труппы не оставила её равнодушной.
(Николай Цискаридзе и Анжелина Воронцова)
По рассказам, большая часть труппы обрадовалась, когда узнала о назначении Сергея Филина: свой человек, знает проблемы коллектива. Но радость быстро прошла. Во-первых, Филин привел за собой целую команду из «Стасика»: советника Диляру Тимергазину (кстати о ней, точнее о семье её сына будет немного в конце поста), помощницу, инспектора балета, помощника по репертуару и составам, а также трех танцовщиков. Чужеродные артисты стали быстро продвигаться по карьерной лестнице, чем бесили коллег, а советница и помощница, по многочисленным свидетельствам, стали вмешиваться в творческий процесс, чем бесили артистов еще сильнее. Во-вторых, для административной команды Филина не было предусмотрено расширения штатного расписания, так что некоторым старожилам пришлось потерять свою работу. Так, Филин пытался сместить главу балетной канцелярии Веронику Санадзе, но за нее заступились Павел Дмитриченко и труппа. Санадзе отстояли, но после этого ссор у худрука и артистов становилось все больше.
(Диляра Тимергазина)
Итак, с приходом Филина у Воронцовой наступили «темные времена». Хотя, наверное, это громко сказано. Анжелина мечтала о роли Одетты-Одилли «Лебединого озера», а танцевала (не без успеха, надо признать) партию Мари в «Щелкунчике».
«Здесь мне не дают танцевать. Вы не можете себе представить, как давно я прошусь танцевать в «Лебедином озере», но они отказывают», — приводит Time признание Воронцовой, сделанное журналисту издания 6 февраля 2013 года, когда танцовщица была на гастролях в Италии.
Апогей конфликта между Филиным и Воронцовой пришёлся на декабрь 2012 г. Балерина попросила у худрука дать ей станцевать «Лебединое». Тот резко ответил: мол, сначала посмотритесь в зеркало, а потом проситесь на такую роль. Как впоследствии объяснял сам Филин, Анжелина слишком полновата для роли Одетты-Одиллии. Негласно в Большом театре её называли «пухляк».
Ну, а далее сплетницы знают: по официальной версии, молодой человек Воронцовой, Павел Дмитриченко, заплатил Юрию Заруцкому 50000 рублей, чтобы тот немного «припугнул худрука», но Юрий по какой-то причине плеснул кислотой Филину в лицо. Правда, на судебном заседании Юрий Заруцкий заявил, что плеснул Филину в лицо не серную кислоту, а купленный в магазине автозапчастей электролит для аккумулятора. По словам обвиняемого, он хотел лишь унизить свою жертву, а не нанести ей увечья и поэтому разбавил едкую жидкость уриной.
(Юрий Заруцкий)
Защитники обвиняемых оспаривали сам факт того, что при нападении на Сергея Филина использовалась кислота, ссылаясь на то, что эксперты не смогли установить, какой концентрации была кислота, остатки которой нашли в пустой банке на месте преступления. Кроме того адвокаты заявляли, что Филин получил не настолько тяжелые травмы, чтобы расследовать дело по статье 111 УК (причинение тяжкого вреда здоровью) и оспорили экспертизу, сделанную по медицинским документам в отсутствие самого пострадавшего. Помимо прочего защитники настаивали, что инициатива облить Сергея Филина кислотой принадлежит исключительно Заруцкому, самостоятельно избравшему способ покушения, а Дмитриченко не было ничего известно об этом.
Как бы то ни было, итог известен: Павел Дмитриченко приговорён к 6 годам лишения свободы (недавно срок сократили до 5,5 лет), с Воронцовой они расстались. Любопытно, что и Павел и Анжелина практически одновременно нашли новых партнёров: Павел женился в 2014 году, а 21 сентября 2015 года Анжелина Воронцова вышла замуж за дирижера Михаила Татарникова и перешла в Михайловский театр.
(Юрий Заруцкий, Павел Дмитриченко)
(Михаил Татарников)
Что касается Сергея Филина, то о его руководстве можно написать отдельный пост, но, если кратко, то:
Тезис номер Один, или П — значит «Подлость»
Когда на Сергея Филина только напали, на условиях анонимности сотрудники Большого делились мнениями: «Филин – человек путинской формации, живет не по закону, а по понятиям: ты мне лижешь задницу – танцуешь. Не лижешь – не танцуешь, буду гнобить. И все это прямым текстом», – утверждает сотрудник администрации. По словам источника, худрук снимал неугодных со спектаклей, задвигал в глубь сцены и не брал на гастроли, приносящие артистам существенный доход. «Весь этот беспредел не мог продолжаться бесконечно, – считает работник художественно-постановочной части. – Ребята пашут как каторжные, не получают от этого ни отдачи, ни денег, ничего. Это напряжение и недовольство росло и должно было вылиться. Обидно, что оно вылилось вот так».
Тезис номер Два, или В — значит «Воровство»
Партийная номенклатура, чиновники, администрация президента, министры, силовики, толстосумы-спонсоры и богатые покровители артистов, желающие влиять на репертуар, жены состоятельных деятелей, билетная мафия и перекупщики, подставные зрители, безумные фанаты – всем есть дело до Большого театра. В ежегодном бюджете у театра отдельная строчка, и в 2013 году Большой должен был получить из казны 4,1 миллиарда рублей. Это не считая прибыли от дорогих билетов, ежегодного президентского гранта, спонсорской поддержки и вклада попечительского совета, в котором состоят Роман Абрамович, Виктор Вексельберг, Зиявудин Магомедов и другие крупные бизнесмены.
В 2013 году МВД заявило, что при реконструкции исторического здания Большого было похищено 90 миллионов рублей, и арестовало генерального директора ООО «ПО «Теплотехник» Александра Семченко. «Во всех театрах России воруют. Главная статья расходов – это декорации и костюмы, все стоит астрономических денег, – на условиях анонимности рассказывает сотрудник администрации театра. – На деле же все стоит в разы дешевле. Артистам хора приносят туфли якобы по шестьсот евро. Цены на костюмы тоже завышены вдвое. Вот, например, художественно-постановочная часть недавно отказалась шить костюм для певца, потому что дорого, около трехсот тысяч рублей. Он, наверное, из платины сшит. Это царство круговой поруки».
(Директор ООО «Теплотехник», епископ и президент Союза церквей евангельских христиан России Александр Семченко)
«У него (прим.от меня — у Филина) очень плохая репутация. Он человек корыстный и меркантильный, если под кадкой увидит десять копеек, не почурается и их достать. У него был фонд, в который артисты вносили деньги, чтобы их поставили на хорошие роли. У некоторых балерин богатые мужья, и они готовы за это платить, потому что роли – это статус». При этом рядовые сотрудники театра и артисты жалуются на низкие зарплаты. «Административная зарплата в 18–25 тысяч рублей считается нормой. В балете самая большая нагрузка у корд:)ета, потому что они в каждом спектакле участвуют. Если тебя ставят в первую линейку, если ты попадаешь на все гастроли, то можешь в месяц нарубить тысяч 60–70, но это каторжный труд». Сотрудники говорят, что средняя зарплата – 25–30 тысяч рублей.
(Сергей Филин с женой Марией Прорвич)
Тезис номер Три, или П — значит «Профсоюз».
В 2006 году в Большом появился новый творческий профсоюз, для балетной и оперной трупп. Председателем профсоюза стал Сергей Филин, помогал ему его старый друг танцовщик Руслан Пронин. Филин сохранил за собой пост председателя профсоюза, когда в 2008 году ушел работать в «Стасик» и даже когда вернулся обратно в Большой в 2011 году. До 2013 года Филин оставался главой профсоюза, потому что это, по словам членов профсоюза, никому не мешало: он не блокировал финансовую помощь сотрудникам театра, соглашался с предложениями. Но разговоры о том, что он не может одновременно быть главой профсоюза и худруком, стали все активнее циркулировать, и профсоюз согласился переизбрать главу. Дмитриченко стоял во главе группы, недовольной положением Филина: как он может решать профсоюзные вопросы, будучи худруком? Перевыборы были назначены на январь 2013 года, но перенеслись из-за нападения на Филина. Первый этап голосования прошел 2 марта, за Павла Дмитриченко проголосовали почти единогласно. Через три дня его арестовали по обвинению в организации покушения на Сергея Филина. Второй тур голосования прошел 9 марта, Дмитриченко избрали главой профсоюза, а в его отсутствие и. о. сделали Руслана Пронина, когда-то друга Сергея Филина.
(Павел Дмитриченко)
Неизвестно, что именно не поделили старые друзья, но известно, что во вскрытой и выложенной в сеть незадолго до покушения переписке Филина фигурировал и Пронин. «Он оказался темным и тащит одеяло на себя, не прикрывает меня, а, наоборот, только разжигает огонь. В декабре буду убирать и назначу Ветрова Сашу, думаю, пока так!» – говорилось в одном из писем Филина (сам худрук настаивает, что письма настоящие лишь наполовину: какие-то части были дописаны хакерами). В день нападения Руслан Пронин по просьбе Дмитриченко уточнял планы Филина на вечер, отчего попал в первоначальный круг подозреваемых. Чуть позже он писал в администрацию театра жалобы на интервью Цискаридзе, за что солист получил один из выговоров, с помощью которых его пытались уволить. В апреле Пронин посетил суд над Дмитриченко, подписался в поручительстве, активно поддерживал ведущего солиста и передавал привет от Анжелины Воронцовой. Через пять дней Пронина уведомили, что с ним разрывается трудовой договор. Сейчас он редко бывает в России, и в театр, по слухам, ему вход запрещен. При этом он оставался и. о. главы профсоюза вплоть до апреля 2013 года.
(Руслан Пронин)
Тезис номер Четыре, или Ж — «Желтушный»
Не могу не ввернуть следующую информацию. До романа с Воронцовой Дмитриченко был женат на артистке корд:)ета Ольге Клыпиной, которой, собственно, он был обязан продвижением в театре. Семья у Ольги очень состоятельная. Когда она вышла замуж за Павла Дмитриченко, её родители захотели продвинуть молодого зятя (раз уж у дочки данных для примы недостаточно), используя финансовый ресурс и его талант. Продвижение артиста в Большом всегда происходит негласно — кому-то что-то обещают и преподносят дорогие подарки. С Дмитриченко занимались лучшие педагоги и ему доверяли роль Яшки в «Золотом Веке», или Злого Гения в «Лебедином»… Павел даже был неплох в «Спартаке». Но случился головокружительный роман с Анжелиной и итог этих отношений Вы уже знаете.
(Ольга Клыпина)
Тезис номер Пять, Н – “Немного повторюсь”
Прима-балерина Светлана Захарова была одной из немногих, кто не аплодировал худруку Сергею Филину, когда он 17 сентября 2013 года выступал на традиционном ежегодном сборе труппы. Захарова сидела в четвертом ряду и отчетливо видела, как Филин читал какие-то листочки, видела, как он встал и взял в руки микрофон, а зал взорвался овациями. Захарова не шелохнулась, только сверлила Филина презрительным взглядом и иногда негромко передразнивала манеру говорить.
(Светлана Захарова)
Немного предыстории из первого поста:
12 июля 2013 года Светлана Захарова должна была исполнить партию Татьяны в премьере «Онегина», о которой она мечтала много лет. За две недели до премьеры Захарову внезапно назначили во второй состав, а в первый поставили талантливую, но молоденькую Ольгу Смирнову, работающую в Большом всего два года.
(Ольга Смирнова)
Официальная версия – так решил постановщик, Фонд Крэнко, владеющий правами на «Онегина». Неофициальная – так решил Сергей Филин, который, как говорят в театре, «совсем потерял голову» от Смирновой. Смирнова замужем за сыном Диляры Тимергазиной, советника Филина, и Филин ей активно помогает. Захарова оскорбилась и в «Онегине» танцевать отказалась вовсе. Ну а дальше: Олимпиада — Тот Кого Нельзя Называть — Снятие с должности Иксанова…
Вывод: понял ли Иксанов, что подставил то его Сергей Филин, наверное, сам того не желая?
(Анатолий Иксанов)
Тезис номер Шесть, А — “А не желал ли?”
Незадолго до нападения хакеры слили скандальную переписку Филина. Из нее следует, что артист сплачивал вокруг себя людей и возможно даже метил на место директора ГАБТа – Анатолия Иксанова. Вот здесь советник Филина, Диляра Тимергазина, советуется с ним по поводу ответных действий против АГ – имеется в виду Анатолий Геннадьевич (АГ) Иксанов:
А вот Сергей Филин сообщает, что весь день был в администрации президента. Не исключено, что он всерьез рассчитывал пытался добиться отставки Иксанова:
Ну а из этих скринов хорошо видно, что Филин – властный человек, который привык распоряжаться судьбами артистов:
Ну, а, может, все было совсем не так, это же всего лишь слухи и сплетни 🙂
КОНЕЦ.

Филин никого не простил

Худрук балетной труппы Большого театра дал показания в суде. Он рассказал, как произошло нападение

Художественный руководитель балетной труппы Государственного Академического Большого театра Сергей Филин в зале заседаний Мещанского суда города Москвы. Фото: РИА Новости

«Я никого не прощаю за то, что произошло», — заявил сегодня на заседании Мещанского суда Москвы художественный руководитель балетной труппы Большого театра Сергей Филин. Частично лишившийся зрения в результате «кислотной атаки» в январе этого года, он рассказал об обстоятельствах нападения, о специфике работы в театре, а также отверг обвинения в коррупции и интимных связях с танцовщицами.

Нелестные высказывания в адрес Филина ранее прозвучали из уст главного обвиняемого, ведущего солиста балетной труппы Большого Павла Дмитриченко, которому вменяется организация нападения. Вместе с ним перед судом предстали предполагаемые соучастники: ранее судимый житель Рязанской области Юрий Заруцкий (ему инкриминируется роль исполнителя преступления) и подвозивший его к месту нападения безработный житель Подмосковья Андрей Липатов. В ходе первого слушания по делу, 29 октября вину в причинении Филину тяжкого вреда здоровью (часть 3 статьи 111 УК РФ) признал только Заруцкий. Дмитриченко и Липатов заявили о своей непричастности к преступлению.

Читайте также: Вину в «кислотной атаке» на Филина в суде признал только один

Ущерб в рублях

В суд Сергей Филин попал через запасной выход. Его сопровождали двое адвокатов и лечащий врач. Потерпевшего провели в зал, минуя огромную толпу журналистов, которым буквально пришлось с боем прорываться внутрь. Несмотря на то, что для слушания выделили зал побольше, на заседание попали далеко не все желающие.

Первым делом адвокаты потерпевшего Татьяна Стукалова и Наталья Животкова попросили приобщить к материалам дела результаты медицинского обследования своего клиента. Из справки следовало, что Филин до сих пор продолжает лечение в университетской клинике немецкого города Ахен. Затем от имени своего клиента они заявили иск, потребовав взыскать с троих подсудимых в солидарном порядке компенсацию морального вреда и материального ущерба на общую сумму 3 млн 508 тысяч рублей. Моральные страдания Филин оценил в 3 млн рублей. Имущественный ущерб в размере полумиллиона рублей включал в себя стоимость испорченной в результате нападения одежды, часов, а также потерянной сумки и iPhone.

Заняв место за свидетельской трибуной, Сергей Филин, одетый в темный костюм и черные очки, заверил, что ни к кому из подсудимых он неприязни не испытывает и причин для оговора не имеет. Из трех же фигурантов дела ему знаком только один — Павел Дмитриченко.

«Это всегда было так и никак иначе»

«Если это возможно, я хотел бы рассказать о своей работе в Большом театре. Я узнал от адвокатов об обвинениях, прозвучавших в мой адрес», — предложил потерпевший.

Он заявил, что никогда «не брал денег с артистов, взяток за постановки, никогда не участвовал в денежных махинациях» при распределении денежных грантов. Филин заверил, что это было невозможно: в Большом за многие годы сложилась определенная система. Например, для распределения грантов создана специальная комиссия, состоящая из четырех педагогов-репетиторов. Решение о выделении денег принималось коллегиально. «Это всегда было так и никак иначе», — настаивал потерпевший.

Что же касается распределения ролей, то и здесь его голос не был единственным: кому и какую отдать роль, решали хореографы, главный балетмейстер и руководство театра.

«Я 21 год проработал в Большом театре в качестве артиста и солиста. Поверьте, никаких целей разрушить эту систему передо мной не стояло».

Филин утверждал, что никогда не ущемлял Павла Дмитриченко, который по его инициативе сначала был повышен до солиста, а потом до ведущего солиста балетной труппы.

Фамильярный артист

Впрочем, худрук признался, что отношения с танцором, которого он считал «хорошим артистом», у него сложились непростые. Дело в том, что Дмитриченко все время пытался фамильярничать. По словам потерпевшего, все началось еще за несколько дней до того, как его назначили художественным руководителем балетной труппы. Ему позвонил Дмитриченко. «Он сказал: «Мы тут все расчистили тебе поляну, приходи». Я сказал, что не понял. Он ответил: «Я знаю, что ты приходишь, чего ты, как красна девица, ломаешься? Мы тебе поможем, поддержим», — рассказал Филин в суде.

Через несколько недель на репетиции балета «Жизель» Филин отчитал артистов: «Я не говорю, что я хамил и грубил, кого-то оскорблял. Я высказывал свое мнение как артист, который проработал в Большом театре 21 год». В ответ на это Павел Дмитриченко взорвался. Он потребовал ответа у худрука, почему он «так унижает артистов кордебалета, которые сейчас лучшие в мире». Впоследствии, по словам Филина, конфликт удалось замять: танцор в письменном виде принес извинения.

Интриги в кулуарах Большого

«Мне было приятно, не скрою. Казалось, конфликт был исчерпан. У Павла, возможно, тогда и появилась неприязнь, которая сохраняется и по сей день, — предположил Филин. — При любой возможности любую интригу он поворачивал, чтобы очернить и оклеветать меня».

Филин утверждал, что Дмитриченко не скрывал своей неприязни к нему и продолжал вести себя панибратски. «Он был единственный артист балета, который пришел ко мне в кабинет, сел на диван и сказал: «Давай на ты», — рассказал худрук. — Павел всегда даже косвенно пытался мне угрожать тем, что он может повлиять на коллектив, вскрыть какие-то факты коррупции и воровства, которые якобы имели место. Он был информирован обо всем, о чем даже не был информирован я».

По мнению потерпевшего, именно Павел Дмитриченко пытался раздобыть на него компромат, о чем за кулисами шептались артисты. Однако, несмотря на это, он «продолжал делать все», чтобы тот танцевал.

Филин утверждал, что не чинил никаких препонов в карьере возлюбленной Дмитриченко, теперь уже бывшей солистке балетной труппы Анжелине Воронцовой. За нее пытался хлопотать Дмитриченко, выясняя, почему ей не дают роль в «Лебедином озере».

«Я также считаю, что Воронцова хорошая артистка. Она танцевала много и занимала не чужое, а свое место в балете. У нее были все возможности», — сказал он.

О роли интимных связей в карьере

Худрук отмел звучавшие в его адрес обвинения в том, что для того, чтобы получить те или иные партии, артистки балета якобы «проходили через его постель». «Здесь оскорбления не в мой адрес, а в адрес тех балерин, которые якобы имели эти связи. Это абсолютная ложь. Ничего подобного до сих пор не происходило», — заявил Филин.

Он напомнил, что давно и счастливо женат на балерине Марии Прорвич, которая также танцует в Большом. Однако, как заметил Филин, ей не достичь того успеха, какой имеет прима-балерина Большого Ольга Смирнова, в интимной связи с которой его ранее обвинил подсудимый.

«Моя жена имеет со мной интимную связь более 10 лет, но она не танцует так, как Ольга Смирнова. И не затанцует, даже если я на протяжении суток с ней не буду выходить из квартиры. Потому что для этого нужен талант, потому что у каждого свой предел».

По словам Филина, то, что Смирнова «является звездой мировой сцены и имеет оглушительный успех», это вовсе не его заслуга, хотя в свое время он, действительно, принял усилия для того, чтобы талантливую выпускницу Вагановского училища приняли на работу в главный театр страны.

Нападение

Филин рассказал, что прежде, чем ему в лицо плеснули серной кислотой, уже был ряд инцидентов: неизвестные прокололи ему колеса автомобиля, его мобильный телефон подвергся атаке, а электронная почта была взломана. Однако он не воспринял случившееся настолько всерьез, чтобы нанять охрану. И 17 января ничто не предвещало трагедии.

В тот день у него было приглашение на два лица в МХАТ им. Чехова от режиссера Кирилла Серебреникова на празднование 100-летия дня рождения Константина Станиславского. Однако его жена танцевала в «Лебедином озере». Поэтому, отсмотрев первый акт, он отправился в театр в сопровождении балерины Ольги Смирновой. Филин объяснил, что пошел с ней туда по просьбе своей помощницы. Смирнова была невестой ее сына, а балерине очень нравился актер Константин Хабенский, который был занят в спектакле. Балетмейстер рассказал, что после спектакля он завез Смирнову домой, а потом поехал к себе. У калитки на него и напал неизвестный, плеснул в лицо серной кислотой.

«Подобной боли я в своей жизни никогда не испытывал. Не хочу говорить о том, как я падал, ползал в грязи, как старался прикладывать снег к глазам.Набрать номер калитки я не мог. Все это сопровождалось ужасающей болью. Глаза мои не видели. Я метался. Это был ужас».

Потерпевший звал на помощь, но никто не отзывался. Мобильный телефон он потерял в снегу.

«А вам какие-то слова говорили, когда плеснули в лицо кислотой?» — спросила прокурор Юлия Шумовская.

«Мне сказали: «Тебе привет!», — сообщил Филин.

«Надеюсь, что степень вины (подсудимых) определите вы, — заключил он, обращаясь к судье. — Но я никого не прощаю за то, что произошло».

Потерпевший сообщил, что после того, как 8 ноября в театре пройдет премьера балета «Марко Спада», ему предстоит вернуться в Германию, чтобы провести уже 24 по счету операцию. На этот раз планируется оперировать правый глаз, «так как он остается очень тяжелым». В этой связи Филин просил провести дальнейшие заседания в его отсутствие. Наказание для подсудимых (если суд признает их виновными) он оставил «на усмотрение суда».

Извинение при отрицании вины

Также в суде Филин ответил на несколько вопросов Павла Дмитриченко. Последний расспросил худрука о конкретных случаях, когда одной из сотрудниц пришлось уволится после конфликта с Филиным, а другую тот якобы довел до слез.

«Мне 43 года, я не могу назвать себя мудрецом и человеком, который не склонен к эмоциям», — невозмутимо отвечал Филин. За время допроса он несколько раз просил объявить перерыв, чтобы закапать капли в глаза.

Дмитриченко тоже вел себя бесстрастно. Он вновь заявил, что ничего не знал о нападении на Филина и не готовил его, однако на всякий случай извинился перед потерпевшим, сказав, что моральную ответственность за случившееся с себя он не снимает.

Рассмотрение дела продолжится в четверг в 14:00.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Ольга Смирнова — самая юная прима Большого театра

Каренин ведет из­би­рательную кам­па­нию, Вронский иг­ра­ет в лякросс, Ле­вин ездит на тракторе. Светская да­ма Анна меняет на­ря­ды: почти муж­ской красный жакет для встречи с избирателями, под ним платье с асимметричным подолом для рандеву, черное платье с вырезом для бала и рубашка в психбольнице. В конце марта в Большом театре при поддержке Cartier состоялась премьера «Анны Карениной» в постановке литературоцентричного гамбургского классика Джона Ноймайера. Заглавную партию танцует самая юная и востребованная прима Большого, 26-летняя Ольга Смирнова.

Ветреным днем мы с Ольгой бежим по лужам в одну из кофеен в районе Театральной площади. В голубом пальто, подчеркивающем белоснежность кожи, в шапке с помпоном, с меховым рюкзачком за спиной она выглядит школьницей.

СМИРНОВА — СЖАТАЯ ПРУЖИНА. ТОТАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ И ПЕРФЕКЦИОНИЗМ — ЕЕ КРЕДО. ДАЖЕ РЕПЕТИТОРА ОНА К СЕБЕ НЕ ПОДПУСКАЕТ

На самом же деле Смирнова — сжатая пружина. Тотальный контроль и перфекционизм — ее кредо. Она никогда не опаздывает. Предельно корректна в разговоре. Не болтает с подружками в буфете Большого театра, куда забегает ровно на минуту. И даже ее репетитор Марина Кондратьева — а с личным педагогом у балерин обычно устанавливаются отношения как у мам с дочками — говорит, что Оля к себе не подпускает.

Всматриваясь в омут души Карениной, Ольга не может вынести вердикт своей героине: «Так отдаться увлечению я бы не смогла. И осудить ее — тоже. Анна — сильная натура, не боится испытывать чувства. Попытавшись быть счастливой, она попала в безвыходную ситуацию. Не знаю, как сложилась бы моя жизнь, если бы на ее месте оказалась я, но я понимаю ее и сочувствую ей». Средняя из троих детей питерских инженера и электрика, Смирнова в Вагановской академии была не просто отличницей. Она оказалась в центре внимания еще за три года до окончания учебы — получила Гран-при Михайловского театра на Всероссийском конкурсе учащихся балетных школ, и слухи о феноменальной ученице достигли столицы.

Ольга вспоминает: руководитель московского балета Сергей Филин поразил тем, что появился в училище с планом ее дебютов. Сверстница принца в «Лебедином озере», Повелительница дриад в «Дон Кихоте», Мирта в «Жизели» — десяток партий, на которых чеканится мастерство академической балерины. Ради Ольги Большой театр нарушил правила иерархии, пригласив выпускницу сразу на должность солистки, и она — образцовая представительница строгой питерской школы — выбрала Москву. «В Большом должна была открыться после реконструкции Историческая сцена, а две сцены — это больше возможностей танцевать. Возобновление классики, постановки современных хореографов — я считаю, ни один другой театр не предоставит артисту такое многообразие хореографических языков».

И Смирнова учит их, не уставая. Едва придя в театр, она оказалась первой в России исполнительницей партии Татьяны в балете Джона Крэнко «Онегин», Пьер Лакотт увидел ее маркизой Сампьетри в «Марко Спаде», а Юрий Посохов поставил в первый состав «Героя нашего времени» танцевать Бэлу. Отношению к хореографии как к живому тексту, а не к мертвой форме научил ее глава Балета Монте-Карло Жан-Кристоф Майо, позвавший в «Укрощение строптивой». Он же заставил Ольгу раскрыться. Она не откровенничает на сцене, но заманивает партнера и зрителя в свою закрытость. Этой зимой Смирнова станцевала Кармен, в которой после Плисецкой все терпят фиаско. Оля обошлась без вихляний бедрами. Но если она приподнимала плечо, это было ударом тока. Не отрывая глаз от Хозе и Тореро, она их загипнотизировала, проглотила и выплюнула.

КАРМЕН — РОЛЬ, В КОТОРОЙ ПОСЛЕ МАЙИ ПЛИСЕЦКОЙ ВСЕ ТЕРПЯТ ФИАСКО. СМИРНОВА ОБОШЛАСЬ БЕЗ ВИХЛЯНИЙ БЕДРАМИ, ЗАТО КАЖДЫЙ ЕЕ ВЗГЛЯД БЫЛ КАК УДАР ТОКА

Если так пойдет дальше, Ольга выйдет на недосягаемый для других уровень, как в конце ХХ века сделала Сильви Гиллем. При этом рядом с мужем-финансистом она кажется застенчивой девочкой: «Он человек, интересующийся искусством. Я доверяю его мнению. Он мой советник как в жизненных, так и в театральных вопросах». Отдыхать они любят в Италии и Испании, где сочетают пляжный и познавательный туризм. Муж поддерживает в Оле любовь к классическому стилю — от литературы и музыки до одежды.

Но все, включая съемную квартиру на Петровском бульваре, в жизни Ольги продиктовано профессией: «Когда любишь то, что делаешь, естественным становится то, что другие посчитали бы жертвой». На днях должен приехать Ноймайер, чтобы лично вдохнуть жизнь в балет, который сначала разучи­вали с артистами его ассистенты. Это будет вторая встреча Ольги с мэтром. Первой была постановка «Дамы с камелиями»: «Он собрал нас в зале и начал рассказывать историю Маргариты Готье от сцены к сцене. Объяснял, что чувствуют его герои, так просто и проникновенно, что в конце мы все плакали, он сам плакал. Теперь я снова жду чуда. Джон заставляет поверить, что все, что происходит на сцене, настоящее. Он заряжает надолго вперед. А в театре очень важно не остывать в поиске совершенства, чтобы бежать на репетиции с желанием пробовать, искать, узнавать новое». Безупречная снаружи, пылающая внутри — то что нужно для Анны Карениной.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Данил Головкин

Ведущая солистка Большого театра Ольга Смирнова: Пирожок — не такая уж страшная жертва

Ольга Смирнова — одна из самых ярких юных звезд Большого театра.

Лишь два года назад она пришла туда по приглашению худрука Сергея Филина из Академии русского балета, и уже с ее участием в Большой театр перенесен такой сенсационный спектакль, как «Онегин» Джона Крэнко. А на днях Ольга с блеском станцевала в премьере балета прославленного Пьера Лакотта «Марко Спада». После спектакля корреспондент «Труда» выспросил у балерины, каково ей, человеку петербургского воспитания, в Москве, в звездном, но полном суеты Большом театре.

Ольга, вы так гармоничны на сцене, словно родились для того, чтобы танцевать и играть…

— До меня в семье не было артистов. Мама и папа — с техническим образованием, брат и сестра также никак не связаны с театром. Про набор в балетную школу мама услышала по радио. Я занималась немного в детской самодеятельности не только танцами, но и рисованием, музыкой. Даже не могу сказать, что отдавала предпочтение танцам, — мне нравилось все. Но с тех пор, как мы пришли с мамой на просмотр в Вагановскую академию и меня взяли сначала на подготовительное отделение, а затем и в первый класс, вся жизнь закрутилась вокруг балета.

— Учиться в академии было трудом или удовольствием?

— Сейчас, оглядываясь назад, с уверенностью скажу, что это было трудно. Но ребенок едва ли понимает, что такое труд. Я вставала очень рано — час уходил на то, чтобы добраться до школы на улице Зодчего Росси. Обычно дети тратят на дорогу в школу 10 минут. Но я даже не догадывалась, что бывает по-другому. У меня почти не было свободного времени. Если оно возникало, то я уединялась, чтобы почитать. Мечтаешь, погружаешься в жизнь книжных героев… Мне чаще вспоминается именно это состояние, чем раздражение от многолюдности утреннего метро.

— Когда стало понятно, что балет — вправду ваше дело?

— Не сразу. Первое время вообще не понимаешь, в чем именно должны проявиться или не проявиться твои способности. В начальных классах балетного училища из специальных дисциплин — только классика, а это каждодневные занятия у балетного станка. Очень медленные комбинации движений, направленные на запоминание правильного положения тела, проработку мышц, разворот ног. Довольно скучно и утомительно, ведь еще не осознаешь, как из этих механических движений рождается танец. С каждым годом усложняются комбинации, появляются новые движения, ускоряется темп, и добавляются новые предметы. Так, в четвертом классе появился характерный танец, который у нас преподавала Елена Анатольевна Шерстнева. Изумительный педагог, очень тонкий, истинно петербургский человек, преданный школе. Она все показывала в полную ногу, с нюансами, с характером движения. Не только научила нас характерному танцу, но привила любовь к театру, искусству вообще. Она как бы включила наши эмоции. Так с каждым годом привязанность к балету у меня все отчетливее превращалась в любовь.

— Вы как-то сказали, что физика в балете идет от головы.

— В школе педагоги часто говорили: «Хорошая голова лучше способного тела». Можно много наработать, скрыть недостатки и делать акценты на своих достоинствах при умной работе, потом даже уставать от репетиций будешь меньше. Еще очень важно суметь к физическому и техническому совершенству танцовщика добавить свое внутреннее духовное и культурное образование.

— Зачем вы остались в школе на лишние два года? Могли бы выпуститься уже в 17 лет: балетная карьера ведь и так короткая…

— Была внешняя причина: появилась возможность получить диплом бакалавра. Но это не главное. Во-первых, я еще не чувствовала себя готовой для работы в театре, но самое важное то, что наш курс последние два года взяла Людмила Валентиновна Ковалева, педагог от Бога, мастер и профессионал с большой буквы, заставляющий тело и ноги говорить. Да-да: многие движения она соединяет со словами, и ты, проговаривая их во время танца, наполняешь его тем смыслом, который хочешь вложить.

— Вы как-то сразу перешли на взрослых героинь: Мирту, Фею Сирени, Никию…

— Машу в «Щелкунчике» я тоже танцевала — в школе, даже ездила на гастроли с академией, это был мой первый ведущий спектакль. Но следующим полным спектаклем, уже в театре, стала «Баядерка». Мне хотелось скорее почувствовать себя независимой, отвечающей за поступки, и я стремилась всю детскость заменить серьезностью, драматизмом, страданиями. Отсюда интерес к драматическим ролям вроде названных вами или, допустим, Анастасии в «Грозном». Но теперь я иначе думаю. Мне хочется и озорства, и веселости, и юности. Так что к Маше я, может, еще вернусь.

— Какая книжка на вас сильно повлияла?

— Трудно назвать одну. Сколько себя помню, всегда читала. Сначала романтические истории — такие, как «Поющие в терновнике» Маккалоу. Со временем мне стали интересны психологические романы со сложными отношениями. Один из моих любимых современных фильмов — экранизация «Идиота» с Евгением Мироновым в главной роли — открыл мне этот великий роман Достоевского. Одно время я зачитывалась мемуарами Берберовой и Ходасевича, Одоевцевой и Гумилева, открыла для себя богатейший язык Набокова. Недавнее открытие — «Нетерпение сердца» Цвейга.

— Как спасаетесь от суеты жизни и театра?

— Я выросла в большой семье, но смогла выделить свою внутреннюю территорию, где только я и мои близкие. Мне не нужно много общения, я не тот, кто восстанавливает энергию в большой компании. Люблю природу, стремлюсь в горы, на море. Одна или с любимым человеком. А когда природа в недоступности, я снова улетаю в книгу.

— С вами как-то даже неудобно говорить об интригах, которые, увы, почти неотрывны от балета.

— Знаете, всегда были люди обиженные, взвинченные собственными неудачами или другими людьми. Я живу своим миром, в который не всех пускаю просто из потребности защитить его. Мне всегда важно было найти человека, с которым я говорю на одном языке. Такими людьми стали мои педагоги: Елена Анатольевна Шерстнева, Людмила Валентиновна Ковалева в Петербурге, Марина Викторовна Кондратьева в Москве в Большом театре. Недавно я познакомилась с замечательными людьми, Виктором и Агнетой Валку, которые переносили в Большой «Онегина». В репетиционных залах нет места интригам, если хочешь чего-то добиться и самодостаточен. Какое мне дело, если за спиной шепчутся? Сцена расставляет всех на свои места, там не спрячешься за интриги.

— Расскажите о работе с Пьером Лакоттом над новым балетом.

— Балеты Лакотта — это всегда большой праздник танца, поэтому и хореографического текста у персонажей очень много. Изобилие вариаций, выходов, адажио, насыщенных мелкими движениями, создает впечатление, что танцовщик плетет кружево ногами. Вторая трудность — быстрый темп, который нужен для мелкой техники. Балеты Пьера очень полезны для выработки стоп и физической выносливости. И потом, «Марко Спада» — красивый костюмированный спектакль, мне нравится побыть маркизой, выходить в белом парике и длинном бархатном платье.

— А каково это — с детства знать, что нельзя съесть пирожок?

— Когда действительно любишь труд, который определил твою жизнь, ограничения и диеты не воспринимаются как нечто жуткое, это просто образ существования. И пирожок — не такая уж страшная жертва.

— Что из увиденного недавно потрясло?

— Меня не в первый раз потрясают спектакли хореографа-режиссера Анжелики Холиной, которая поставила в театре Вахтангова «Кармен», «Анну Каренину», а теперь вот — «Отелло». Она ставит хореографические спектакли на драматических актеров, и, что интересно, мой балетный глаз совершенно не видит дилетантства в исполнении. Все подчинено музыке, идее, танец актеров захватывает, ты чувствуешь правдивость на сцене без малейшей затянутости. Но самое главное — спектакли заставляют задуматься о ценностях жизни.

Наше досье

Ольга Смирнова

родилась в Санкт-Петербурге. Ведущая солистка Большого те¬атра. В 2011-м окончила с отличием Академию русского балета имени Вагановой и была принята в труппу Большого. Станцевала свыше 10 больших партий — Мирту в «Жизели», Фею Сирени в «Спящей красавице», Аспиччию в «Дочери фараона», Никию в «Баядерке», сольные роли в «Драгоценностях» Джорджа Баланчина, Терпсихору в «Аполлоне» Баланчина, Анастасию в «Иване Грозном» Юрия Григоровича, Одетту-Одиллию в «Лебедином озере», Татьяну в «Онегине» Джона Крэнко. Обладательница Гран-при Михайловского театра за 2009 год. В 2013-м получила главный балетный приз — «Бенуа де ля данс».

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*