admin / 26.11.2019

Спенсер фредерик 4 й граф спенсер

grace_grimaldi

Автор — Софи_Марссо. Это цитата этого сообщения

Лица с портретов Д.С. Сарджента. Граф и графиня Спенсер, предки Дианы — принцессы Уэльской.

Портрет Леди Синтии Гамильтон (1892-1972), бабушки Дианы, принцессы Уэльсокой.

После замужества она стала носить титул сначала виконтессы Олторп и позже графини Спенсер

художник Джон Сингер Сарджент

Она была дочерью Джеймса Гамильтона, маркиза Гамильтона , позднее третьего герцога Abercorn (30 ноября 1869 — 12 сентября 1953) и леди Розалинды Сесилии Каролина Bingham (26 февраля 1869 — 18 января 1958).

Ее мать была внучкой Карла Bingham, 4-го графа Лукан и леди Сесилии Екатерины Гордон-Леннокс, дочери Чарльза Гордон-Леннокса, 5-го герцога Ричмонда и леди Кэролайн Пейдж.

(Это написано для тех, кто считает Диану безродной золушкой)
Синтия Гамильтон вышла замуж за виконта Олторп 26 февраля 1919 года в Сент-Джеймс, Пикадилли, Лондон.

Синтия с сыном, будущим 8 графом Спенсером — отцом Дианы

Муж Синтии — Альберт Спенсер, 7-й граф Спенсер (1892-1975) в военной форме времен

первой мировой войны

тоже работа Д.С. Сарджента 1915 год

он же на фото в более зрелом возрасте

Лорд Спенсер родился в Лондоне, в семье Чарльза Спенсера, 6-го графа Спенсер и его жены, бывшая Маргарет Baring , второй дочери Эдварда Baring, 1-й барона Revelstoke . [В числе его крестных был будущий король Эдуарда VII .
После окончания образования в Harrow School и Тринити-колледж, Кембридж , Господин Спенсер участвовал в Первой мировой войне в качестве капитана в первой лейб-гвардии, и принимал активное участие в местной политике Нортгемптоншира. Он открыл свой отчий дом, поместье Олторп общественности и был известным знатоком искусства, будучи попечителем Собрания Уоллес и председателем Королевской школы рукоделия . Он был членом общества антикваров в Лондоне и Королевского общества искусств , и в течение восьми лет в 1960-х годах он был председателем консультативного совета при Музее Виктории и Альберта . Граф Спенсер был активным в территориальной армии в течение 43 лет с 1924 года. Он был лордом-наместником Нортгемптоншира с 1952 по 1967 года, и председателем управляющих Wellingborough школы с 1946 по 1972 год .

также Сарждент рисовал и прадеда принцессы Дианы

Граф Спенсер Шестой, 1916. Уголь.

Чарльз Георг Роберт Спенсер, Шестой граф Спенсер (1857 – 1922), Кавалер Ордена Подвязки,

Сэр Королевского Ордена Виктории, тайный советник, награжден медалью Volunteer Reserve.

Политический деятель Британской Либеральной партии.


Фотографии графини Спенсер в более позднее время

после 2 мировой войны

А на этом фото — тиара семьи графов Спенсер

В этой тиаре прапрапрабабушка Дианы, супруга 5-го графа Спенсера леди

Шарлотта Сеймур ( в центре) в 1885 году

и в этой же тиаре графиня Синтия Спенсер ( крайняя справа) присутствовала на коронации

королевы Елизаветы II в 1953 году.

Сама Диана никогда публично не появлялась в этой тиаре на официальных мероприятиях,

тиара перешла по наследству ее брату 8-му графу Спенсеру.
Нижнее фото — фотошоп, который продемонстрировал как бы выглядела Диана в тиаре.

Массаж для тёти Марины

Мне было 18 лет когда со мной произошла эта история. Меня всегда тянуло к женщинам старше меня, девушки моего возраста меня не интересовали. Но было несколько очень красивых девушек, которые хотели со мной встречаться. У одних были серьезные намерения, другие просто хотели потрахаться. В свое время занимался силовыми видами спорта, и имею прекрасное телосложение.
Как-то к нам в гости приехала моя тётя Марина, родная сестра моей матери. Она ее младшая сестра. Она к нам приезжала очень редко, но когда это происходило я не мог найти себе места. Ей 38 лет, брюнетка, волосы чуть ниже плеч. Она ходила по дому в обтягивающих коротких шортиках, которые еле прикрывали её ягодицы. Я постоянно сдерживал в себе желание, сорвать их, овладеть ее попкой, чтобы гладить и ласкать ягодицы, и даже трахнуть ее туда!
Так как мои родичи были обычно заняты своими делами, то больше всего времени проводил с ней я. И развлекать гостью приходилось в основном мне. Что меня вполне устраивало. Находиться рядом с ней было для меня наградой. Своей сексуальностью и формами, она привлекала мужиков. Они слетались к ней как мотыльки на огонь! И пытались в наглую познакомиться, чтобы в дальнейшем затащить в постель, а она им отвечала что занята, и у неё уже есть кавалер. Один раз, когда мы были в кафе и я на минуту отлучался, к ней пристал какой-то подвыпивший мужик с пошлой улыбкой. Я вернулся, и пытался ему объяснить, что дама занята, он не понял. Пришлось ему немного помять лицо.
После того случая она, всегда когда выпьет, вспоминает с улыбкой и говорит: «Ты мой самый любимый мужчина». Она замужем, но у них с мужем не клеится. И никому кроме меня она не доверяет это. Иногда она говорит мне: «С тобой проще! Ты хороший парень, понимаешь меня и можешь утешить!».
Частенько, сидя за столом, и распив под настроение бутылочку хорошего вина, мы беседовали на всевозможные откровенные темы: о жизни; о девушках и женщинах; о мужиках; и даже о сексе. Правда, я никогда не говорил ей что она мне нравится как женщина, но в этот раз я не выдержал. Время было около 12 дня, и мои должны были вернуться не скоро…
Я ей намекнул, что давно ни с кем не встречаюсь. Надоели девушки-одногодки, которые, кроме как, задрать повыше ноги ничего не умеют! Хочется секса с взрослой женщиной, такой, как она. Красивой, умной, с пышными формами, и опытом. Она улыбнулась и сказала, что у нее та же проблема. Ей хочется молодого и здорового парня, с большим и твердым членом. И игриво посмотрев на меня, добавила: «Ну вот такого как ты! Мой самый любимый мужчина!».
Образовалась пауза, никто не решался сделать первый шаг. И тогда я включил медленный танец и предложил ей немного потанцевать. Она с радостью согласилась. Она была в своих любимых шортиках и в футболке. И как всегда ходила по дому, без бюстгальтера. Во время танца наши тела тёрлись друг об друга, и уже через минуту её набухшие соски твердыми бугорками выделялись на футболке. Я специально касался их, и ей это нравилось.
Когда закончилась музыка, я предложил новый тост мы выпили, затем я спросил: «Сделать тебе массаж?». Пока она думала я резко взял ее на руки. От неожиданности она вскрикнула, схватилась за мою шею и прильнула ко мне! Я чувствовал её тяжелое, разгорячённое дыхание, мягкие груди прижатые ко мне! Мне стало так хорошо, что я еле сдерживал себя. Чуть постояв и привыкнув к новым ощущениям, направился в спальню. Она только крепче прижалась ко мне, загадочно улыбнулась и прошептала с дрожью в голосе: «Давно! Ох, как давно, меня никто не носил на руках!».
Придя в спальню, я поставил ее на пол, и предложил раздеться. Ей надо было снять футболку и она попросила меня отвернуться. Я отвернулся, и стал глядеть в зеркало, висящее на противоположной стене. Скорее всего, она его то же видела, но ей сейчас похоже было всё равно.
Она сняла футболку, легла на живот, я присел рядом и начал делать массаж. Мои руки гладили и мяли ее спину, а она стонала от удовольствия. Я знал и умел делать расслабляющий массаж! Её груди, придавленные телом к ложу расплющились и немного выпирала из-под туловища. А при каждом моем движении соски двигались в разные стороны. Мой член, уже не просто стоял, а натурально торчал, шорты его еле сдерживали. Затем она чуть приподнялась на локтях и её груди сильнее провисли и ещё больше колыхались при каждом моем движении.
Потом она мне предложила разместиться у неё в ногах вплотную к её шикарной попочке, так мне будет удобнее делать массаж. Я не преминул этим воспользоваться, зная, что она наверняка почувствует мой твёрдый член. Как только я сел, она сразу почувствовала моё возбуждение и повернула голову. Посмотрела на меня, улыбнулась, но ничего не сказала.
Еще через пару минут, она попросила чтобы я снял с нее шортики и помассировал ягодицы. Я был на седьмом небе, от счастья! Я увижу ее попочку во всей красе! Я стянул её шортики до колен, и остолбенел. Под ними ничего не было. Оказывается, дома она носила их без трусиков! Я провел руками по гладким, белым и мягким ягодицам, и не в силах больше сдерживаться, стал стягивать свои шорты. Потом смочив слюной набухший член, приставил его головкой к колечку ануса и резко надавил. Она громко вскрикнула от неожиданности, повернула ко мне. На ее губах играла улыбка, а потом она сильнее оттопырила свою попу, что позволило мне войти в неё полностью. Я не смог долго продержаться, сбывшиеся несбыточные мечты, долгое ожидание… И заполнил ее попку через пять минут, все выплескивая и выплескивая свое семя. Она страстно стонала, а когда мой член покинул ее анальное отверстие, вдруг уснула, со счастливой улыбкой на губах…
Проснулась за полчаса до прихода родителей, привела себя в порядок, как ни в чём не бывало, подошла ко мне и сказала: «Это было хорошо, но это в первый и последний раз! И родителям ни гугу!». Я смотрел на ее счастливое лицо и твердо знал, что продолжение будет! Что через месяц у моей мамы отпуск, и мы с ней, вдвоём поедим в гости к тёте. И там у нас будет время насладиться этим снова…

Женщина из Техаса совратила племянника

Случай этот всплыл еще в 2015 году, но в русскоязычных СМИ о нем, вроде как, не упоминали. Среди множества аналогичных залетов женщин с малолетками этот примечателен тем, что жертва заявила о принуждении к сексу лишь спустя 7 лет после «трагедии».
По сведениям полицейского департамента Пасадены, женщина совратила подростка племянника в 2009 году, но жертва сексуальных домогательств — молодой человек, обратился с заявлением только спустя 7 лет после этих «страшных» событий.
В декабре 2015 года американка Пегги Филлипс, 43 года, штат Техас, арестована по подозрению в сексуальном насилии над племянником ее мужа.
Женщина из Хьюстона, ранее проживавшая в Пасадене, была арестована после того, как племянник пожаловался на то, что она занималась с ним сексом «сотню раз» (по его выражению), когда он был подростком в возрасте от 15 до 16 лет.
Племянник, которому сейчас 22 года, обратился с заявлением в июле 2015, чтобы сообщить о предполагаемом сексуальном принуждении в отношении него, происходившим 6 – 7 лет назад. Совратившей его девушке на тот момент соответственно было 36-37 лет.
Против Пегги Филлипс выдвинуто обвинение в сексуальном насилии над ребенком, сообщает Хьюстонская Хроника.
Потерпевший заявил, что вскоре после того, как он переехал в Пасадену из другого штата (около 2009 года), жена его дяди начала приставать к нему. Первый случай произошел в больнице, где потерпевший проходил стационарное лечение. Она пришла навестить его, легла к нему в кровать и положила руку на его интимную зону.
Вскоре Пегги Филлипс развелась с мужем, а их племянник переехал жить к ней. Сексуальные отношения между ними стали регулярными и продолжались длительное время — сообщает полиция.
Чтобы там ни было, считаю, что поступать так с тетей, которая по-настоящему тебя поддерживала в больнице, в одной кровати, как минимум не красиво.
В качестве доказательств молодой человек представил полиции текстовые сообщения и фотографии обнаженной тети, которые она ему, якобы, присылала.
Женщина должна была предстать перед судом в январе 2016 года.

Племянник

Пятница. Тихий августовский вечер. Сергей всю неделю ждал этого дня, чтобы спокойно отдохнуть после трудной рабочей недели в уютном загородном гнёздышке, построенном несколько лет назад. Загнав машину в гараж, он вышел на воздух и, вдохнув всей грудью свежий, нагретый за день воздух, что-то радостно замурлыкал себе под нос. В этот момент на крылечке показалась Лариса.
— Привет, милый! Как же я соскучилась! – загадочно улыбаясь, прощебетала она и, повиснув на шее супруга, осчастливила его долгим томным поцелуем.
— Ты с ума сошла – Стёпка увидит, — оглядываясь по сторонам, встревожился супруг, но Лариса поспешила его успокоить:
— Стёпка твой с ребятами на озеро ушел. Так что, мы вполне можем успеть … до его прихода, – шаловливо прошептала она и всем телом прижалась к любимому.
— Зайка, я понимаю, что ты соскучилась. Я и сам всю неделю ждал встречи, но давай оставим наши игры на ночь – не хочу, чтобы племяш застал нас в самый неподходящий момент.
— Хорошо, — со вздохом ответила Лариса, — ужинать будешь?
— Конечно. Я чертовски проголодался и почти уверен, что ты приготовила что-то вкусненькое.
Сергей не ошибся. Ужин, действительно, удался супруге на славу, особенно салат из креветок, который давно служил условным знаком того, что любимая горит желанием бурно провести ночь. За ужином Лариса рассказала о тех немногочисленных событиях, которые произошли на даче за неделю, затем поинтересовалась делами супруга. Однако, зная благоверную не один год, Сергей почувствовал, что она чем-то встревожена.
— Что с тобой? Я чувствую, что ты мне что-то не договариваешь, участливо спросил он, прихлёбывая из узорчатой пиалы ароматный зелёный чай.
— С чего ты взял? – улыбнулась Лариса. – Просто я немного устала.
— От забот? От Стёпки? – Лариса кивнула. – Как ты не поймешь?! Не мог я сестре отказать. Она три года в отпуске не была, а тут эта путевка подвернулась. Мы же тоже оставляли ей нашу Джуди, когда уезжали на отдых . «Долг платежом красен».
— Одно дело – собака, а другое – молодой человек. Собака, по крайней мере, под юбку не заглядывает, — выпалила Лариса, и на щеках её выступил румянец.
— Он пытался заглянуть тебе под юбку? – улыбаясь, спросил Сергей.
— Серёж, «пытался заглянуть» — мягко сказано, ещё больше краснея, ответила Лариса. – Поначалу я не замечала его взглядов. Мне казалось, что он увлеченно читает книгу или забавляется с Джуди, но потом…
— Заметила?
— Да…Стоило мне присесть или неосторожно наклониться, как Стёпка был тут, как тут. В результате, как видишь, в такую жару я вынуждена в бриджах ходить, — посетовала супруга и замолчала.
— Ларчик, расслабься. Стёпка сейчас в таком возрасте, когда повышенное внимание к женскому полу вполне объяснимо. Да, и невелика беда, если он что-то увидит.
— Ты, действительно, так считаешь? – улыбнулась Лариса. – Знаешь, я даже в душ ходила только после того, как Стёпка уснет. Мне постоянно казалось, что он наблюдает за мной. Я боялась, что ты узнаешь об этом и рассердишься.
— Лар, я тебя умоляю… Какие могут быть обиды?! Я сам прошел через всё это. Помню, как в шестнадцать…Сергей осёкся… А Стёпке уже восемнадцатый идет.
— Так, что было в шестнадцать? – с ехидцей в голосе спросила супруга.
— Мне неловко тебе об этом рассказывать…
— Нет уж! Начал, так договаривай, — отрезала Лариса и, усевшись на подлокотник кресла, на котором сидел супруг, приготовилась слушать. Сергей внимательно посмотрел в глаза жены и, увидев в них знакомый похотливый огонек, начал свой рассказ:
— Не помню точно, сколько мне было тогда лет. Пятнадцать, а может шестнадцать. Да, это и не суть важно. Жили мы в коммуналке. Сейчас такое себе и представить трудно. Кроме нашей семьи в квартире жила ещё одна женщина. Не могу сказать, что красавица, но мне она очень нравилась. И, естественно, все мои интимные грёзы и фантазии были связаны с ней. Работала эта соседка проводницей и поэтому днем частенько бывала дома, а ночью отправлялась на работу. Мне безумно нравилось видеть её в форме. Серая юбка эротично обтягивала задницу, а швы на чулках, уходящие двумя узкими тропинками под юбку, давали благодатную почву для фантазий, которым я не раз предавался…
— Ты мастурбировал при этом? – тихо спросила Лариса.
— Естественно, — улыбнулся Сергей, правда, я тогда и слова-то такого не знал.
— А как ты это делал? – не унималась Лара, в голосе которой супруг почувствовал возбуждение.
— Да, очень просто. В детстве ложился ничком на диван и ужом вертелся до тех пор, пока не становилось приятно, а когда стал постарше, — традиционным способом.
— Прямо, как я, — рассмеялась Лариса. — Я тоже любила ложиться на живот, зажав между ног мягкую игрушку. Извини, я перебила … Рассказывай, что было дальше. Мне жутко интересно!
— А дальше всё было бы, наверное, без изменений, если бы однажды меня не угораздило подсмотреть за соседкой. Она в тот день вернулась с работы и пошла в душ. Я же давно вынашивал мечту посмотреть за тем, что она делает в ванной. Дело в том, что наверху между ванной и кухней было большое окно. Воспользовавшись тем, что кроме нас в квартире никого не было, я подставил табуретку, на неё какую-то коробку, потом ещё что-то. Получилась довольно-таки внушительная пирамида. Сердечко моё колотилось. Страх сжимал виски, но желание увидеть недозволенное взяло верх, и я полез на своё сооружение. Первое, что я увидел, была голова соседки. Она стояла ко мне лицом, жмурясь под струйками душа, ловила губами эти струйки, одновременно массируя руками свои большие белые груди, — Сергей видел, что похотливый огонек в глазах супруги разгорается всё сильнее и поэтому старался придать своему рассказу некоторую художественность. Обняв любимую жёнушку за талию, он положил вторую руку на её бедро и продолжил свой рассказ, — мне безумно хотелось увидеть то, что было ниже. Для этого я встал на цыпочки, вытянул шею, но в тот момент, когда моему взгляду представился большой овальный пупок, под ногами моими что-то хрустнуло, загремело, а сам я тут же оказался на полу.
— Ёёёёёё…, — протянула Лариса, продвигая руку мужа по своему бедру к заветному треугольнику.
— Представляешь моё состояние?! Я понял тогда, что соседка, наверняка, слышала этот грохот, и принялся заметать «следы преступления», но …не успел. Она выскочила из ванной, как ошпаренная.
— Прямо голая?
— Нет…Она накинула на себя халат. Впрочем, он мало, что скрывал. Я боялся, что соседка набросится на меня, станет ругать, но она только спросила: «Не ушибся?», а потом, как-то странно улыбнулась и занялась ссадиной на моем лбу.
— А ты?
— А я, воспользовавшись тем, что она наклонила мою голову вниз, впился глазами в большой треугольник мокрых чёрных волос.
— Она видела, куда ты смотришь?
— Не знаю…Веришь? Нет?… До сих пор это для меня остается загадкой.
— Может быть, она специально не запахнула халат? Рассказывай… — возбужденно прошептала Лариса, направляя рассказ мужа в ещё более эротичное русло. Сергей понял, что жена хочет продолжения и пустился по волнам собственных фантазий, для убедительности ловко вплетая в рассказ и действительные эпизоды.
— Соседка была очень умной женщиной. После этого случая, она стала давать мне читать различную литературу по физиологии и отношениям между мужчиной и женщиной, которая не только возбуждала, но главное – учила меня уму разуму.
— А сама при этом была наглядным пособием? – зажимая кисть руки мужа между ног, спросила Лариса.
— Невольно…ненароком…или тогда, когда у меня возникали вопросы.
— А вопросы, как я понимаю, возникали не редко
— Естественно.
— И какие, например?
— Например, я никак не мог понять, как отличить настоящий оргазм от симуляции. У мужчин – проще, а у женщин…
— И соседка объяснила тебе? – еле слышно спросила Лариса. Очевидно, рассказ мужа её все больше волновал. Сергей, наблюдая за тем, как Лариса водит его рукой по своей промежности, понял, что она хочет более горячего продолжения.
— Более того – однажды, когда в гости к ней пришел мужчина, соседка позволила мне укрыться в платяном шкафу.
— Представляю, — прошептала Лариса, почти кончая, — ты, наверное, забрызгал ей все наряды. Серёг, я хочу! Хочу прямо сейчас, — страстно продолжила она, снимая с себя бриджи и спуская трусы. Сергей встал и приготовился, было, исполнить волю любимой, но в этот момент, как на зло, с прогулки вернулся племянник.
— Б-а-а-л-я-я-я-я…- » в сердцах» протянула Лариса, пытаясь натянуть на задницу трусики, которые больше напоминали веревку. От волнения руки не слушались и поэтому расплести, опоясывающую бедра косичку удалось только тогда, когда в комнату влетел довольный Стёпка. «Дядя, Серёж…», — радостно воскликнул он, но поняв, что визит его пришелся не ко времени, ойкнул и поспешно ретировался.
— Как ты думаешь, он видел? – взволнованно спросила Лариса, натягивая бриджи.
— Не думаю. Хотя … очень даже может быть, — с улыбкой ответил Сергей, страстным взглядом скользя по кружевной вставке ларисиных трусиков.
— Это надо же, всю неделю осторожничать и под конец – так глупо «попасться», — сокрушенно качая головой, вздохнула Лариса, но, как ни странно, это маленькое приключение только прибавило ей желания. – Мне надо кончить. Пойду в душ, — прошептала она на ухо любимому. Затем она погладила милого по волосатой груди спустилась вниз, провела рукой по ремню брюк, дошла до того места, где чуть ниже пояса оттопыривался солидный бугор и сжала его. Сергей тихо застонал, а Лариса, схватив большое полотенце, через сад направилась в летний душ.
Сергей прошелся по дому в надежде поздороваться, наконец, с племянником, но того в доме не оказалось. Тогда он вышел в сад… «Август – есть август», — подумал Сергей, замечая, насколько быстрее стало темнеть на улице. Обойдя весь участок, он вернулся в дом и уселся перед телевизором. Скоро в гостиной появилась раскрасневшаяся довольная Лариса, а следом за ней и Стёпка. » Всё в порядке?», — обратился Сергей к жене с вопросом, в котором та, тот час же, уловила шаловливый подтекст. » Издеваешься? Ну ну!» — ответила супруга и, разложив всё, необходимое для педикюра, удобно расположилась в кресле напротив. «А ты куда пропал?- обратился Сергей к племяннику, — я тебя по всему дому искал – хотел поздороваться. Ну, здравствуй дорогой, — продолжил он, и, обняв парня за плечи, усадил рядом с собой на диван. » Я…гулял…» — запинаясь, ответил юноша и, отчего-то, покраснел. Сергей улыбнулся своим мыслям, потом потрепал парня по густой шевелюре и заговорил о …футболе.
Время приближалось к ночи. Мужчины тихо беседовали. А Лариса, между тем, с усердием обработав ноготки на ногах, приступила к их покраске. Поставив пятку одной ноги на сиденье кресла, она, дабы не повторить казуса, случившегося с ней сегодня, натянула полу ночнушки, как можно дальше, закрывая колено. При этом она и подумать не могла, сколь живописную картину открывает при этом взорам обоих мужчин. Сергей первым пробежался взглядом по «красавице» супруги, затем перевел взгляд на племянника. Тот увлеченно рассказывал о чем-то. Неожиданно его рассказ прервался. Взгляды мужчин сошлись на нежной розовой расщелине, а затем встретились. Стёпка покраснел еще сильнее. » И после этого, она будет говорить, что чувствует, когда на неё смотрят!» — подумал Сергей. Затем, чтобы не смущать молодого человека, встал, несколько раз прошелся по комнате, словно в поисках чего-то. На самом деле он хотел запечатлеть супругу и племянника камерой мобильного телефона, а, поскольку оба они были очень увлечены, сделать это не составило труда. Лариса же, справившись с пальчиками одной ноги, приступила ко второй, ещё сильнее выставив на обозрение свою промежность. Степка не выдержал такого напряжения. Пожелав гостеприимным хозяевам спокойной ночи, парень с пунцовым лицом вышел из комнаты.
Сергей сел на его место и понял, что «раскраснеться» было от чего. «Красавица» супруги ещё не полностью успокоившаяся после «водных процедур», благоухала свежестью и была похожа на большую раскрывающуюся розу. Лепестки розочки сходились книзу, и в ложбинке между ними блестела небольшая мутная капелька. Сергей направил объектив на цветок в надежде запечатлеть «росинку», и только тут Лариса заметила действия супруга.
-Ты что делаешь? Зачем? – воскликнула она, картинно надувая губки.
— Она у тебя такая красивая…Посмотри! – сказал Сергей, протягивая Ларисе телефон.
— Твою дивизию! – выругалась Лариса, увидев в каком виде предстала перед взорами мужчин. И ты не мог сказать! – вспылила она, но в голосе Сергей почувствовал некоторую фальшь.
— Теперь ты понимаешь, почему Стёпка так поспешно отправился спать? – с улыбкой спросил Сергей.
— Ещё бы! Два раза за день так вляпаться! – воскликнула Лариса, рассматривая фотографии взгляда Стёпки, направленного в сердцевину её цветка, и непонятно, чего в этом возгласе было больше: досады или скрытой радости. » Если бы только два», подумал Сергей и, улыбнувшись своим мыслям, позвал любимую в спальню. – Пойдем! У меня всё внутри огнем горит, — со страстью прошептала Лариса.
— Иди! Я догоню, только в душ забегу, — ответил супруг.
— Смотри, не балуйся там! Ты мне нужен сегодня свеженьким и сильным! – бросила вслед Лариса, и направилась в спальню.
В эту ночь у супругов получалось всё. Сергей был неутомим, а Лариса, как всегда, ненасытна. По всему чувствовалось, что события минувшего дня позитивно подействовали на обоих. Супруги изредка перешёптывались, вопросами и ответами доводя друг друга до экстаза. Наконец, получив то, о чем мечтала всю долгую неделю, Лариса откинулась на спину. Сергей лег рядом, медленно поглаживая, всё ещё дышащее жаром, тело супруги. В комнате воцарилась тишина. Неожиданно до слуха обоих донёсся негромкий стук.
— Что это? – спросила Лариса.
— На улице, наверное, — ответил Сергей.
— А мне показалось – в доме.
— Скажи ещё – в шкафу, — с улыбкой сказал Сергей и …о чем-то задумался.
Продолжение рассказа можно найти здесь http://proza.ru/2010/11/20/1135

Привратником у нас по таким случаям я, и неспешно обувшись в парадные туфли, я пошел открывать. Дурачиться я решил с самого начала, и, распахнув дверь настежь, принял позу зазывалы из чайханы: согнулся в пояснице почти пополам, носом в пол, правая рука на сердце, левая откинута и приглашает гостей проходить. Гости начинают проходить и первый же проплывающий мимо моего носа подол женской шубки заставляет меня действительно схватиться за сердце. Эту шубку я знаю лучше, чем свои пять пальцев. Я по несколько раз на дню, бывало, снимал ее и подавал, я валял эту шубку вместе с ее хозяйкой в сугробах пригородных лесов, и укрывался ей по ночам на холодных верандах всевозможных дач. Этого не могло быть, но против фактов аргументы бессильны.

Когда родители достаточно вовлеклись в обниманушки-целованушки, я закончил возиться с замком и тихонечко оглянулся. Она, а это, конечно же, была Она, стояла ко мне спиной и уже расстегнула шубку. Я положил ей руку на талию и спросил:

— Товарищ (мы в еще летом договорились различать титул «товарищ» для мужчин и для женщин), позвольте Вашу шубку.

Крайняя степень офигения. Столбняк.

— Спокойствие, только спокойствие. Нас сегодня ждет небольшое развлекалово.

Старые друзья и подруги за столом много говорили о себе, об общих знакомых, хвастались должностями, знакомствами, увиденными спектаклями и прочитанными книгами. Я тихонечко следил за мамой. Теоретически, только она могла Ее узнать, но в лагере они виделись мельком, тогда Она была с распущенными волосами и ковбойке, а сейчас в вечернем платье с прической и даже с косметикой. Нет, не узнала, решил я и спектакль продолжался.

— Вы не желаете вот этого салата? Это я его заправлял!

— А Вы…, собираете марки? Ой, правда? Покажете, хорошо?

У родителей разговор подошел к хвастовству детьми. Я, как обычно, оказался остолопом и балбесом, как только меня земля носит. Она оказалась чудесной девочкой, такой самостоятельной, одна живет с дедушкой, пока мы в разъездах. Вот почти год не виделись.

— Как, она к вам этим летом не приезжала? — Это мама, и я понял, что это начало их с отцом игры в три паса.

— Ну, девушка уже большая, у нее наверно, уже свои планы на жизнь. — Это папа, я перехватить не успел, значит теперь только следить как мячик влетает в наши ворота.

— Да, у них в лагере в этом году оказалось так интересно! Не захотела уезжать. — Это Ее мама. Мяч касается штрафной площадки… Офвсайта не было, можно играть! Мяч у нападающих… Ну, кто же первый!

Папа с мамой наперебой, в сторону молодежного края стола:

— Да, ребята, расскажите, наконец, что вы там такого интересного у себя в лагере устроили?

После этого дня родители вдруг стали сообщать мне, раньше которого часа они точно не вернуться, стали спрашивать, не нужны ли нам дрова на даче, и вообще вести себя неподобающе нормальным родителям.

Провожать Ее мне было далеко, и возвращался я домой поздно, и раз набравшись наглости, собрал родителей, и, кое-как подведя теоретическую базу, предложил перейти к практике совместного проживания. Родители, и ее, кстати, тоже, не отказали себе в удовольствии поиздеваться над своими детьми, но решили вопрос положительно.

«Невестка» моим понравилась. И в хозяйстве разбирается, и вещи перестали по дому валяться, и отметки стали лучше (на это я всегда говорил, что лучше стали отметки и у Нее, просто и обоих стало больше времени). Вечерний чай всякий раз превращался в феерическое шоу. Мы вдвоем стоили целого зоопарка. Лагерных историй было по сто штук на день. Любой наш выход к людям — цирк бесплатный. А как мы ходили покупать презервативы! Можно издавать отдельной книгой. Родители сначала предлагали помощь, но мы отказались. Способов была масса, и мы никогда не повторялись. Иногда разыгрывали на ходу, иногда тщательно готовились. Ну, например, она в верблюжьем пальто, сапоги на каблуках, ридикюль, темные очки, дорогая косметика, а я в прошлогодней форме, с клеенчатым портфелем, изрисованным синей ручкой и с пионерским галстуком, торчащим непременно из бокового кармана куртки. Сначала мы привлекаем к себе внимание кассирши оживленным, но неразборчивым диалогом (надо только дождаться, когда никого у кассы не будет) а потом Она мне швыряет несколько монет, часть из них падает на пол, я бросаюсь их собирать, а она:

— Ишь, какой большой выискался! Презервативы ему покупай! Да как ты смеешь! Ко мне с этим обращаться! Кто я тебе?! У себя в подворотне будешь так разговаривать! — я красный по уши уже не подбираю укатывающийся пятачок, явно не лишний в моем бюджете, а стремглав несусь к выходу. Она, все еще фыркая от негодования, подходит к кассе, пробивает:

— Цитрамон, Аллахол, Парацетамол, Ревит. Алюмагель еще не завозили? Тогда все, — и протягивает вместе с купюрой заранее заготовленную бумажку «100 шт. презервативов».

Страшной разлукой стал ЛТО в июне. Мы с Ней писали письма без преувеличения каждый день. Кроме всего прочего, мы в письмах обменивались опытом руководства коллективами методами, которые мы совместно разработали. Тем же летом мы тремя семьями поехали на юг.

На самом деле, я удивляюсь, почему наши отношения вообще продолжались так долго. С той силой, с какой они горели, пороху не должно было хватить, но Надино пророчество, так или иначе, сбылось. Нет, мы оказались не слишком разными людьми, а просто одним человеком. Да, кстати, она была ровно на 2 дня младше меня! Не половинками одного человека, как считается должно быть в идеале, а Она и я были идентичными личностями, волею судьбы размещенными в разных телесных оболочках. К следующему лету мы исчерпали друг друга полностью, и жили вместе скорее уже по привычке. Разлука следующего лета стала решающей для наших отношений.

Но мы не потеряли друг друга из вида, часто встречались и вместе с родителями и сами по себе и до сих пор дружим семьями. Ее муж и моя жена поначалу опасались чего-то (всего они не знают, знают только, что знакомы с детства), но теперь успокоились. А наши с Ней выходки (на самом деле совершенно безобидные) иногда до сих пор потрясают то какую-нибудь старую компанию, то какую-то часть деловых или культурных кругов нашего немаленького городка. Да, у нее близнецы-мальчики, а у меня близнецы-девочки, и ее близнецы старше моих на 1 год без 2-х дней.

С Надей мы тоже встретились как бы случайно, но в каком институте она учится, для пионеров тайной не было, хотя лично мне она этого не говорила. До моего поступления в институт и до, соответственно, ее окончания института мы встречались. Потом она вышла замуж и уехала, а я уехал учиться, и вернулся со своей настоящей половинкой. Она даже по-русски говорит с акцентом.

Как и мой отец, я не стал хозяином, а стал служащим. Отец до последнего служил верой и правдой, и новые времена его не сбили и не поколебали. Став генеральным директором, я снова нашел Надю, опять у нас и опять незамужнюю, и пригласил работать консультантом-психологом. Лучшего психолога нет пока в мире и его ближайших окрестностях.

Зигмунд

2000 г.

Шестилетняя племянница

Категория: Подростки

Название: Шестилетняя племянница

Старшая сестра моей жены Яна, совращенная мной (подробнее смотри рассказы «Янкина попка» и «Целомудрие Яны»), с некоторых пор оказалась моей постоянной любовницей. Так как моя жена сейчас учится в Америке, то Яна с лихвой возмещает мне недостаток секса, который, было, образовался после отъезда Ленки, а уж когда Янкин муж в Германию в командировку надолго уехал, тут вообще нечто невообразимое началось. Из постели мы не вылезали.

К слову сказать, Яне 31, у нее шестилетняя дочь Лиза, а мне 24. Так-то вот.

Короче говоря, однажды вечером, уложив Лизку спать, мы вновь набросились друг на друга. Я лег на диван, а Янка, сняв трусики, уселась на меня и принялась скакать на моем члене. И тут произошло то, чего мы опасались. Лизка проснулась и тихонько зашла в комнату, где все это и происходило. Хорошо, что хоть платьице Янкино я не задрал и держался за ее талию. Так что подробностей Лиза не увидела.

Со всей своей детской непосредственностью Лиза спросила: «А что это вы делаете?». Янка не растерялась и тут же ответила: «Это мы в больницу играем. Я ему животик лечу!». Лизка глянула на нас подозрительно и, видимо, так до конца и не удовлетворившись ответом, побрела обратно в спальню. О продолжении секса после такого, речи идти не могло, так что отправился я домой баеньки.

На следующий день был выходной, и Яна попросила меня посидеть с Лизушей, пока она съездит к бабушке в Подмосковье. Вернуться она должна была только к вечеру. Перспектива просидеть дома с Лизкой целый день, лишенным ставшего уже привычным бурного секса с ее красавицей-мамашей, мало радовала меня, но Янка пообещала по возвращении устроить мне праздник жизни, и я согласился.

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*