admin / 24.02.2020

Сцены из 50 оттенков свободы

Джейми Дорнан: в эротических сценах мы с Дакотой Джонсон смешили друг друга

В заключительном фильме трилогии, «Пятьдесят оттенков свободы», который выходит на российские экраны 8 февраля, герои уже женаты, но их жизнь не стала скучнее. Наоборот, любовный сюжет неожиданно приобретает черты триллера. Накануне премьеры «ТН» побеседовала с исполнителем главной роли.
фото: Nino Munoz for Universal Pictures/UPI Россия
— Джейми, оглядываясь назад, как вы оцениваете свое долгое «путешествие» длиною почти в четыре года?
— Действительно, фильм «Пятьдесят оттенков серого» вышел в 2015 году, а снимали его в 2014-м. За это время я приобрел неоценимый опыт и, конечно, вырос как актер. Ну и, безусловно, приятно быть причастным к тому, что нравится многим людям.
— «Пятьдесят оттенков серого» сняла Сэм Тейлор-Джонсон. Что, по-вашему, режиссер Джеймс Фоули привнес в картину нового по сравнению с первым фильмом?
— Джеймсу наверняка было не очень просто запрыгнуть в поезд, который уже покинул станцию. Тем не менее ему это удалось: он с уважением отнесся к тому, что делал его предшественник, и при этом снял свое кино. В ситуации, когда ты подхватываешь работу другого человека, следует быть предельно деликатным, и Джеймс прекрасно с этим справился.
— В первых двух картинах отношения между главными героями — Кристианом Греем и Анастейшей Стил — были весьма непростыми. Как они развиваются в новом фильме?
— Можно сказать, они входят в более позитивное русло. Так как наши с Дакотой Джонсон персонажи теперь женаты, они все больше напоминают обычную семейную пару. Но это не значит, что их жизнь становится скучнее. Как вы догадываетесь, любовь героев вновь подвергается испытаниям.
Во-первых, супружество само по себе немалое испытание для влюбленных — думаю, люди, состоящие в браке, понимают, о чем я говорю. А во-вторых, чувства героев неоднократно проходят проверку на прочность благодаря автору сценария. (Смеется.) Например, когда на сцену выходит бывший босс Анастейши Джек Хайд, романтический сюжет явно сворачивает в сторону триллера.
— То есть зрителя ждет много экшена?
— Именно. Хотя съемки второго и третьего фильмов велись параллельно, работать над картиной «Пятьдесят оттенков свободы» мне было интереснее. В ней действие развивается более стремительно, есть сцены автомобильных гонок, драк… Нельзя сказать, что драк и погонь на мою долю пришлось так уж много, но я не без удовольствия расшвыривал коллег-актеров вокруг себя и делал разные трюки.
— В картине «Пятьдесят оттенков серого» Кристиан пытался во всем контролировать Анастейшу, в фильме «На пятьдесят оттенков темнее» она уже диктует ему свои условия. Кто владеет ситуацией в третьей картине?
— Можно сказать, герои сошлись в середине и балансируют, стараясь достичь компромисса, которого требует от влюбленных семейная жизнь. Грубо говоря, они пытаются работать в одной команде, а не вести борьбу за доминирование.
— Ваш герой отличается от того Кристиана, которого мы видели в первых двух фильмах?
— Я бы сказал, что он стал более понимающим, более человечным, что ли… По сравнению с первой картиной, где мысли и поступки Кристиана было сложно понять, сейчас перед нами открытая книга.
Для любого актера подобная роль — своеобразный вызов. Сложность состояла в том, что, с одной стороны, надо было сыграть этакого отстраненного и холодного типа, привыкшего контролировать все вокруг, а с другой — обаятельного парня, который нравится окружающим.
— А что вы можете сказать о героине — Анастейша очень изменилась со времен фильма «Пятьдесят оттенков серого»?
— Она наконец повзрослела, обрела свой голос и превратилась в сильную, независимую женщину, которая сама принимает решения. Становится ясно, что Анастейша действительно любит Кристиана. Одним словом, она теперь не та безответная овечка, что была раньше, и Кристиан это принимает, так как тоже по-настоящему любит.
— Какие еще интересные персонажи появляются в картине «Пятьдесят оттенков свободы»?
— Один из основных — Джек Хайд. Зрители познакомились с ним в фильме «На пятьдесят оттенков темнее», но в новой картине он устраивает настоящую встряску главным героям, становится источником драмы и экшена. Эрик Джонсон очень хорош в этой роли, а еще он выше меня, что не может не раздражать. (Смеется.)
Еще один персонаж — Джиа Маттео (ее играет Ариэль Кеббел), дизайнер, которая работает над интерьером нового дома Кристиана. Она откровенно флиртует с моим героем, чем вызывает вспышки ревности у Анастейши. Но Кристиан спокойно реагирует на эту ситуацию — он действительно счастлив с Анастейшей.
— Слышал, что вы очень сдружились с исполнительницей роли Анастейши. Это правда?
— Мы обожаем друг друга. Если бы между нами с Дакотой не было особой химии, мы не смогли бы сыграть те особенные отношения, которые связывают наших героев. Мы прошли весь этот путь вместе, и сейчас, когда съемки подошли к концу, остаемся большими друзьями. Уверен, что мы и впредь будем поддерживать друг друга. Ведь эта работа очень сильно повлияла не только на нашу карьеру, но и на нас самих. Нить, что нас связывает, так просто не разорвать. Это навсегда.
Кадр из фильма «Пятьдесят оттенков свободы»
Фото представлено UPI Россия
— Столь теплые отношения помогали вам во время съемок эротических сцен?
— Еще как! Страсть, буквально сжигавшая Кристиана и Анастейшу в первых двух фильмах, не идет на убыль. Наоборот, она становится еще сильнее. Кажется, эти ребята ненасытны, они не могут и дня прожить без секса.
Эротические сцены очень сложны для актеров — снимаясь в них, ты чувствуешь себя весьма уязвимым. Здесь нужно абсолютное доверие к партнеру. И если в фильме «Пятьдесят оттенков серого» мы с Дакотой только знакомились, наши отношения лишь набирали обороты, то потом уже хорошо чувствовали друг друга. Даже иногда умудрялись смеяться, что существенно облегчало работу.
Вообще, на площадке было немало моментов, вызывавших смех. Помню, мы никак не могли перестать хохотать во время съемок свадебной сцены. Мы вдруг поняли, что парень, который поднимался с нами в лифте в первом фильме, теперь сидит в первом ряду на брачной церемонии. Нам почему-то показалось это очень забавным. Мы с Дакотой часто смешили друг друга.
И это прекрасно: трудно работать, когда все вокруг слишком серьезно. Жизнь коротка, и надо успеть ею насладиться. Конечно, к работе следует подходить со всей ответственностью, но хорошо бы и получать от нее удовольствие. Мы же актеры, и наша главная задача — развлекать людей. А как это делать, если не относишься к себе с юмором? В принципе это применимо к любой профессии. Мой отец, к примеру, хирург, но это один из самых веселых людей, которых я встречал.
— Было ли на съемках что-то такое, что запомнилось особенно?
— Прежде всего то, что, как я уже говорил, параллельно мы снимали сразу две картины. На мой взгляд, это очень облегчило жизнь всей съемочной группе. Ты знаешь, что на шесть месяцев надо забросить все дела и целиком сосредоточиться на работе. Это помогает сэкономить не только время и деньги, но и силы.
Еще один бонус — поездка во Францию, куда герои отправляются в свадебное путешествие. Съемочный график был не очень жестким, так что у нас хватало свободного времени. Мы с Дакотой и другими актерами использовали его на то, чтобы побродить по Парижу и Ницце, поплавать в море и даже покататься на водных лыжах. Это были прекрасные дни.
Джейми ДОРНАН
Родился: 1 мая 1982 года в Белфасте (Северная Ирландия, Великобритания)
Семья: жена — Амелия Уорнер, актриса; дочери — Далси (4 года) и Элва (2 года)
Карьера: модель, музыкант, актер. Работал моделью известных марок, играл в британской группе Sons of Jim. Как актер дебютировал в фильме Софии Копполы «Мария-Антуанетта» (2006). Снимался в сериалах «Однажды в сказке», «Крах», фильмах «Антропоид» и др. Прославился ролью богача Кристиана Грея в фильмах «Пятьдесят оттенков серого» и «На пятьдесят оттенков темнее» Дарья МИХЕЕВА, ТЕЛЕНЕДЕЛЯ

Джейми Дорнан рассказал об отношениях с Дакотой Джонсон

В преддверии выхода заключительной части истории любви Анастейши Стил и Кристиана Грея — фильма «50 оттенков свободы» — Джейми Дорнан отправился в тур по вечерним шоу, ответив на каверзные вопросы Джимми Киммела, Эллен ДеДженерес и Джеймса Кордена.


Киммел спросил у Джейми, какие отношения связывают его с актрисой Дакотой Джонсон после всех откровенных сцен, в которых партнерам довелось сняться.
«Это прозвучит неуместно, но мы почти как брат и сестра. Потому что я женат, а она…сменила достаточно много парней, пока мы снимались. У каждого своя жизнь, и мы просто проявляем любовь и уважение друг к другу. Мне кажется, что мы уже знаем друг друга очень хорошо, даже в какой-то степени в интимном смысле».
На вопрос о том, чем Джейми прикрывал гениталии во время откровенных сцен, актер засмущался:
«Ну я надевал такой крохотный мешочек. Ну, то есть, это выражение такое, на самом деле не такой уж он и крохотный. Да нормальный такой большой мешок. На съемках первого фильма мне предоставили целый ряд этих мешочков на выбор, ну я взял один, вывернул на изнанку, а там была такая странная надпись: «Заключенный номер 3».

Джейми подтвердил, что «На пятьдесят оттенков темнее» и «50 оттенков свободы» снимали подряд, и съемки закончились около 2 лет назад.
«Я видел последний фильм. Они заставляют нас смотреть…ой, ну то есть я имею в виду, что нам все равно так или иначе нужно было перед премьерой освежить фильм в памяти, так как съемки закончились давно. Поэтому я поехал в студию Universal в Лондоне, там у них есть что-то вроде своего кинотеатра. Но они не позволяют смотреть этот фильм в одиночестве, на случай если ты захочешь сделать копию на телефон…Бред, конечно. Как будто я стал бы этим заниматься…Так что я смотрел его с охранником. С таким здоровенным парнем. Только мы вдвоем. Но я до этого выпил пива и периодически отлучался в туалет, так что провел часть фильма там. Но все эти секс-сцены…ближе к концу я уже сгорал со стыда. А когда фильм закончился, охранник мне сказал «Круто, чувак, дай пять!».
В интервью Эллен ДеДженерес Джейми признался, что его жена не смотрела ни одного фильма про Анастейшу и Кристиана.

«Я не хочу оплачивать ей билеты на эти фильмы», — пошутил актер.
В интервью Джеймсу Кордену Джейми рассказал об Эдди Редмэйне, который в начале карьеры был еще никому не известным актером его соседом по комнате.
«Эдди был тогда в отчаянии. Мы оба были. Работы было мало, выбирать особо не приходилось, мы ходили на одни и те же прослушивания, у нас у обоих был один агент. И я помню…это кажется было в 2008 году, на второй день после того, как мы заселились вместе, приехал курьер из нашего агенства с огромной стопкой сценариев, штук 25 их там было. И мы с Эдди сразу засуетились на предмет того, кому это все предназначается. Все это предназначалось мне, и Эдди воспринял это близко к сердцу. Он позвонил агенту, чтобы выяснить, почему «Джейми только что получил здоровенную стопку сценариев». Через час курьер приехал с точно такой же по размеру стопкой этих же самых сценариев для него».

Против течения: Трилогия «50 оттенков серого»

Любому фильму нужен сценарий

Простите за банальность, но начать стоит с очевиднейшего из утверждений: даже для фильма о том, какую важную роль в отношениях играет секс, нужен хотя бы простенький сценарий. Авторы «Оттенков», очевидно, положились на книги, посчитав, что будет достаточно разыграть по ролям сценки из романов, и кино получится, но это оказалось большой ошибкой, даже на уровне диалогов картины откровенно не блещут, что уж говорить обо всем остальном. Нагромождение второстепенных проходных персонажей, сомнительные сюжетные ходы, провалы в динамике, связанные с регулярными походами главной героини по магазинам и салонам, – все это результат посредственной работы сценаристов, а то и их отсутствия.

Кадр из фильма «Пятьдесят оттенков свободы»

А ведь важность кропотливой работы над скриптом демонстрируется в фильме ежеминутно – ну не должна эротическая драма вызывать гомерический хохот. Но как прикажете реагировать в сцене, когда герой ночью роется в холодильнике, а на оклик партнерши отзывается словами: «Тебя-то я и искал!» Серьезно? В морозилке? Ты два лестничных пролета протопал в темноте, оставив ее в кровати, и не нашелся с ответом? Крохотный эпизод, небольшое недоразумение, но это лишь малая толика того, что творится в фильме, а если происходящее в кадре не воспринимается всерьез, то какой реакции стоит ожидать? Только разочарование и ирония, а это несколько не тот эффект, на который рассчитывали авторы.

Актеров стоит заинтересовывать не только гонорарами

В любом интервью актер будет утверждать, что в проекте его заинтересовал сценарий, но, как мы уже выяснили, в «Пятидесяти оттенках» и продолжениях сценарий вряд ли можно назвать значимым аргументом, поэтому остается предполагать, что Джейми Дорнана и Дакоту Джонсон банально купили. В этом нет ничего предосудительного, актерская профессия – дело высокооплачиваемое, популярные артисты получают многомиллионные гонорары и не должны этого смущаться. Однако в кино всегда чувствуется, работает ли актер только за деньги или его привлекает еще что-то: идея, персонаж, ситуация, зрительская реакция на провокацию.

Такой скуки, которая на протяжении всего третьего фильма франшизы украшала лицо Джейми Дорнана, не найдешь больше ни в одном кино подобного уровня – актер, кажется, с трудом сдерживал зевоту и каждый раз выглядел так, словно провел выходные с друзьями на шашлыках, а теперь, в понедельник, не может ни глаз с похмелья разлепить, ни вдохнуть от переизбытка накопленных жиров, ни разбухшими от пива ножками потопать. И ведь не скажешь, что Дорнан бездарность, у него есть вполне сносные работы, где энергии хоть отбавляй. Но в «Оттенках» ему просто откровенно скучно – все, что хотел, он показал еще в паре сцен первого фильма, а теперь для него просто не существует вызовов, с тем же успехом можно играть лежащего в коме. Да и Джонсон недалеко ушла – она продолжает пытаться изображать изумление, любопытство, страсть и прочее, но верить ей не хочется ни секунды. Актеры не мотивированы. Наоборот, они откровенно филонят, спуская ленту на тормозах. А страдает зритель.

Перед съемкой пробуй на себе

По-хорошему, считается, что сценарист не должен писать о том, в чем не разбирается. Разумеется, писатель не обязан быть космонавтом, шпионом или баскетболистом, чтобы написать хороший сценарий, но в подробностях и деталях описываемых событий, поступков и характеров все-таки стоит разбираться. Возможно, автор «серой» трилогии Э.Л. Джеймс описывала похождения и любовные игры своих персонажей со знанием дела, но кино снималось явно либо безнадежными воздушными романтиками, у которых розовые пони какают бабочками и радугой, либо людьми, которые секс видели только в кино.

Упаси бог, не стану опровергать возможности человеческого организма или воодушевление от преодоления каких-то внутренних барьеров, но не могу пройти мимо двух наиболее нелепых деталей третьей картины. Первая касается мороженого в эротических играх. Еще по «Девяти с половиной неделям» мы знаем, что с едой все становится веселее. Вот только большинство наигралось в это еще в прошлом веке, и бессмысленные игры просто исчезли с экрана. Авторы «Оттенков свободы» вытащили стереотипы из нафталина и давай мазать героев мороженым. Really? А им известно, какой дискомфорт это влечет? Как потом все прилипает, пахнет и выглядит? Тут уже не до секса становится, только душ, а лучше баня. Или вот эта страсть включать музыку во время откровенных сцен – это что за пережиток эпохи хиппи, тем более в кино, нацеленном на эпатаж и провокации? Что за подростковые грезы? Не лучше ли было оставить натуральность, сами-то давно с кем-то были близки? Похоже, еще в 80-х.

Фокус только на женской аудитории – ошибка

Никто не спорит – книги и фильмы из серии «Пятьдесят оттенков серого» адресованы прежде всего женщинам, но если в литературе эта сегментация понятна и естественна, то в кино подобный перекос существенно влияет на зрительский интерес и, соответственно, кассу. Даже на «Сумерки» парней, молодых людей и мужчин заманить было проще, за центральной романтической сюжетной линией там худо-бедно скрывалась какая-то мистика, сверхъестественное и даже зачатки триллера. В «Пятидесяти оттенках» все гораздо проще и прямолинейнее – только шопинг, только романтические ужины и поездки, только female friend эротика. И как женщине идти на такое кино со второй половинкой?

Причем у трилогии были все предпосылки к тому, чтобы стать зрелищем если не унисексовым, то нескучным для мужчин, в первом фильме возникала некая загадка и интрига, во втором – намеки на соперничество и преследование, третий и вовсе начинается с погони, и весьма выразительной, хоть и короткой, но все это растворяется без следа буквально через пару сцен, и зритель снова возвращается к любованию интерьерами, выбору нарядов и бесконечным играм с плетками и шелковыми лентами. На что рассчитывали авторы? Что женщины пойдут в кино в гордом одиночестве? Что мужчинам тоже будут интересны шпильки и ожерелья Анастейши? Или что они не переломятся, если посидят в кинозале два часа с пивом, чипсами и смартфоном? Чисто женское кино – столь же тупиковая ветвь, как и чисто мужское, уж в 2018-м-то это надо понимать.

Искусственное наращивание франшизы – путь в пропасть

Но что я рассказываю, все это было понятно уже после первого фильма – «Пятьдесят оттенков серого» еще в 2015-м проявили сценарную беспомощность, актерскую безынициативность, слабое представление о предмете разговора и игнорирование зрителей-мужчин. Да, фильм имел кассовый успех, но внушительная для скромной постановки касса вовсе не была связана с выдающимися художественными особенностями картины, народ валил в кинотеатры под воздействием рекламы и из чувства любопытства – сиквел потерял треть зрителей по сравнению с оригиналом, а третий фильм ополовинил и этот уровень. Ситуация для франшиз не исключительная, но обычно все-таки бывает наоборот – аудитория растет, касса увеличивается, а создание продолжений имеет смысл.

«Оттенки» множились вопреки разумным доводам, съемки продолжений имели единственную цель: успеть собрать хоть что-то, пока блеск Анастейши Стил не превратился в тыкву. Никаких проблем, бизнес есть бизнес, но тогда не нужно и сетовать на то, что на ленты, одну за другой, обрушивается все больший и больший шквал критики. Вы не делаете работу над ошибками, вы не считаете нужным меняться, вы не воспринимаете зрителя полноценным участником кинопроизводства и кинопроката? Тогда вы заслуживаете каждого крепкого словца в свой адрес. Все три фильма франшизы «Пятьдесят оттенков серого», кстати, вполне могли уложиться в одну двухчасовую ленту, и от этого все только выиграли бы, но жадность и самоуверенность загнали авторов серии в ловушку. Грешат искусственным расширением, кстати, не только «Оттенки», мы помним и двойной финал Гарри Поттера, и «Сойку-пересмешницу», и те же «Сумерки». Не надо так, с нас хватит и укороченной версии – была бы она сделана искренне и профессионально, а не «серо».

50 оттенков свободы

Я тут подумала, и мы с моим застрелившимся чувством прекрасного решили, что все плохое нужно непременно оставить в году уходящем, а потому я поставила себе цель все-таки дочитать трилогию про Пятьдесят Оттенков, покуда у меня отпуск и убивать хочется чуточку меньше, чем обычно. На самом деле, такие книги полезны. Правда-правда. После их прочтения ты, наконец, осознаешь, на какое дно способен опуститься, и начинаешь проглатывать литературу с грамотно поставленной речью, красивыми и живыми описаниями так, будто в пустыне набрел на оазис.

Итак, Анастейша и Кристиан еще не поженились, но уже называют друг друга мистер и миссис Грей и у них медовый месяц. А нет, все-таки поженились. Ай, нет, только женятся. Ой, простите, все-таки поженились? Да что тут происходит вообще?! Кто учил этого чудесного автора так нелепо перескакивать с одного эпизода на другой, не утруждая себя словом «ретроспектива»? Мы просто начнем повествование с новой строчки. Пф-ф-ф, зачем! И так разберетесь, вы же как-то прочитали первые две книги!

Сюжет в книге мало чем отличается от всех предыдущих из данной трилогии. Кристиан по-прежнему прекрасен, как греческий (салат) бог, Анастейша все еще не обзавелась мозгом и ревнует мужа к каждой проходящей мимо женщине (это ж насколько надо быть неуверенной в себе). В прошлой так-себе-рецензии я упоминала сюжет, так вот, я ошиблась. Его нет. Повернутый бывший босс Анастейши появляется на одну главу, пинает ее пару раз за всех читателей, страдавших при прочтении сего великолепного шедевра (я не ощутила себя отмщенной), а остальные двадцать три посвящены сами угадайте, чему. Они ругаются на совершенно безосновательной почве, мирятся, трахаются, он идет ей навстречу, она ему — нет, и она от него беременеет. Дайте приз «Победитель по жизни» этому человеку! И да, здесь самый длинный и скучнейший эпилог из всех, что я когда-либо в своей жизни читала. Наслаждайтесь.

Раскрылись ли характеры персонажей в ходе трех книг? Нет. Научилась ли главная героиня чему-то? Нет. Имеет ли произведение эстетическую ценность? Секс с тампонами в первой книге сразу заявил мне, что нет. На что я потратила время? Да кто ж меня знает…

Итак, по итогу прочтения описать героев я могу пятью пунктами, которые повторяются из книги в книгу и уже порядком поднадоели:

1) Она не ест. Она как будто специально не ест, чтобы Кристиан Грей акцентировал на этом внимание. Снова и снова. Я и из первой книги прекрасно поняла, что у Грея пунктик на еде. Автор, пожалуйста, не приравнивай читателей к уровню развития своей героини.

2) Женщины от него без ума. Я не понимаю этого магнетизма. Буквально каждая проходящая мимо женщина раздевает Кристиана Грея глазами. Почему? Что с ними не так? Или с ним? Он пользуется Axe Эффектом или что?

3) Он ничего ей никогда не рассказывает. Ну ты же видишь, насколько у тебя неадекватная жена, да запугай ты ее всеми подробностями, может она хоть тогда перестанет совать свой нос, куда попало?

4) Она кусает губу. И это, по ходу, единственное, что она ест.

5) Она упрекает Кристиана в том, что он ведет себя, как ребенок, и не способен принять на себя ответственность, при этом сама не лучше. Яркий тому пример — сцена с выяснением того, что она беременна. Забыла сделать укол. Кого, вы думаете, она в этом обвиняет? Свою ассистентку, которая переносила встречи с гинекологом по — внимание! — просьбе героини. А объяснила свой наезд словами «Я не всегда смотрю свой ежедневник». Серьезно?

Вывод по итогу прочтения всей трилогии: это была бы милая сказка, вложи в нее автор хоть частичку души и смысла. А в итоге получилось то, что получилось. Три тома ради однообразного секса и никаких эмоций, кроме агрессии в адрес главной героини. И да, я была по обе стороны баррикад. И у меня тоже есть героиня (героини?), которая ведет себя совершенно глупо, и я периодически получаю отзывы по типу «Божечки, в кого же она такая тупая?». А создавался образ чисто для фана и отдыха после книги, вымучиваемой в течение полутора лет. Так что, возможно, все совсем не так, как нам кажется? Ай, кого я обманываю, это же единственное произведение, вышедшее из-под пера Эрики Леонард Джеймс…

И, по традиции, оставляю выдержки ниже:

Кристиан выпускает мою руку, стаскивает через голову и кидает на стул футболку.

Перечитайте еще раз. Он стаскивает через голову руку, представляете?

«Он мой», «ты моя».

Заклеймите уже друг друга, и давайте дальше, что ли…

Я стону.

Только благодаря этой короткой фразе я возненавидела повестование в настоящем времени еще больше.

Он проходит зубами по подбородку, губы перелетают ко рту…

Отлично, ходящие зубы и летающие губы впридачу. Книга только что стала гораздо интересней.

Его язык вторгается в мой рот, рыщет, осваивается, ведет себя по-хозяйски, но и мой не сдается — бросается ему навстречу, вступает в схватку.

Так во-о-о-от почему в предыдущей части они ударялись. У них все-таки сражение. Вопросов больше не имею.

Мой мозг взрывается… тело взрывается…

Когда бомбануло.

Я как будто взрываюсь, и не один раз, но несколько; меня сотрясает очередь взрывов, и я кричу во весь голос, а меня разносит на кусочки…

Я точно все еще про секс читаю?

Мистер Оргазм, Мистер Секс-знайка, Мистер точность, мистер Кипящий Гнев, мисс Блеск Для Губ, мисс Атласные Брючки

Просто в копилку очередных нелепостей в исполнении мисс Тупая и Неоригинальная.

Неужели не понимает, насколько он нелеп и смешон?

Вы друг другу идеально подходите!

Я находчивая.

Да ты выхода ни из одной ситуации не нашла, все, что ты делаешь, — истеришь и тупишь. Если это называется теперь находчивостью, то остановите планету, пожалуйста.

…пахнет он хорошо…

Если честно, за все три книги мне уже надоело нюхать Кристиана Грея.

Пойму ли я когда-нибудь этого человека? М-м-м, какое вкусное крем-брюле!

А вы мне не верили про замечательные переходы!

…секс-макияж…

Это как вообще? Он засунул в тебя кисточку и припудрил изнутри?

С тобой не соскучишься.

А она всего-то побрила промежность. Представляете, что будет, когда она ноги продепилирует?

Моя неприязнь к ней иррациональна и объяснению не поддается, а выставлять себя ревнивой женой не хочется.

Да ты за две предыдущие книги уже расстаралась, дерзай! Хуже уже точно не будет.

Хочу ли я, чтобы он изменился? Пожалуй, нет.

Что, прости? То есть ты две книги ноешь, что он психопат, больной ублюдок и предпочтения в сексе у него ужасные, ты с диким страхом и вспотевшими ладонями читаешь контракт, не соглашаешься на него, бросаешь несчастного Грея (да-да, на пять дней), боишься во все это ввязываться, а теперь заявляешь, что не хочешь никаких изменений? А ведь книгу стоило назвать «Я не знаю, чего хочу по жизни»…

…мое подсознание уже посматривает на меня сердито, как на тупую домашнюю скотинку…

Мой взгляд на главную героиню в ходе прочтения всей трилогии.

А поцелуй вдруг уже другой — не милый, сладкий, восхищенно-почтительный, но греховный, порочный, глубокий, жадный.

Или история о том, сколько прилагательных я знаю.

Он начинает двигаться, как будто пытается вскарабкаться внутри меня. Снова и снова, выше и выше…

И вот он уже вышел через рот.

Предвкушение разгоняет по венам густую, тяжелую кровь.

Это все тромбы.

Потом вступает мужской голос. Странные слова о том, что не надо бояться смерти. Так что же это?

Ну неужели он все-таки решился ее прибить?

Ну и дела, а ведь он и впрямь меня любит.

Нет, ну серьезно? Ну он явно на тебе женился не от того, что ты одаренная и умная.

Ведет себя как мальчишка. Я убираю руку и отворачиваюсь — совсем по-детски.

То есть, тебе можно, а ему нельзя?

Моя внутренняя богиня бегает по рингу перед обезумевшей от восторга толпой.

Теперь, к концу третьей книги, мы наконец-то поняли, что в голове у Анастейши не пара тараканов, а целая толпа. Хорошо, что она этого хотя бы не отрицает. Признание проблемы — полпути к ее решению же, правда?

Моя внутренняя богиня салютует своей внутренней стерве.

Анастейша Грей. Человек-матрешка.

Смотрит на меня так, как будто у меня выросло что-то лишнее.

Но это точно не мозг. Хотя он тут тоже лишний.

Ты словно грузовой поезд, и я не хочу оказаться на твоем пути, потому что тогда та девушка, в которую ты влюбился, будет раздавлена. А что останется? Останется что-то пустое, бессодержательное…

Ты и так пустая, тупая и бессодержательная, хуже, по-моему, быть уже просто не может.

Семь Оттенков Воскресенья.

Когда тебе нужно ну хоть как-то оправдать название книги.

…чашку чаю…

Переводчик по-прежнему от бога

Какой бессмысленный разговор. Мог бы претендовать на звание самого пустого во всем Западном полушарии.

Как и вся эта трилогия.

Не хочу ругаться, но порой с ним бывает так трудно, и я должна стоять на своем, не уступать.

О компромиссах мы, конечно же, не слышали.

Я почти слышу его улыбку.

Новые возможности Анастейши Грей.

Что я сделала, чтобы заслужить такой образ жизни? Ничего. Ничего, кроме того, что полюбила.

Я бы назвала это по-другому, ну да ладно уж.

Он сказал, что мне следует и дальше вести себя так, как я всегда вела себя с тобой.

Ну, то есть перечить, не подчиняться, вести себя, как полная дура, лезть на рожон. Я надеюсь, выйдет фанфик, где тебя грохнут. Возможно, его напишу я.

Мое подсознание вскидывает свою тонко выщипанную бровь.

Второй воображаемый друг тоже следит за собой.

Секс с вывертами.

Выверт (муж. род) — неестественное телодвижение. Вот и живите теперь с этим!

Моя голова говорит «да».

В мире ходящих зубов и летающих губ говорящие головы — это не так уж и страшно. Наверное.

С Наступающими праздниками и хорошего настроения!

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*