admin / 26.01.2020

Японская выставка эдо

В Пушкинском музее показывают «Шедевры живописи и гравюры эпохи Эдо»

  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»
  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»

Сога Сёхаку (1730–1781). «Отшельники (даосские бессмертные)». 1764. Парные шестистворчатые ширмы. Бумага, краски Андрей Гордеев / Ведомости

Эдо – старое название Токио. Эпоха Эдо длилась 265 лет, с 1603 по 1868 г., это последний в японской истории период, когда власть принадлежала военному сословию. В стране, прежде раздираемой войнами, наступил мир, а в искусстве начался ренессанс.

Мост – настоящий мост, построенный в музее, и не один, а восемь сколоченных зигзагом мостков (яцухаси), символизирующих долгий, изломанный путь человека к постижению сути бытия, – занял центральное пространство Белого зала ГМИИ, и ему вторят те же восемь мостков на свитке Огаты Кэндзана (1663–1743).

Главный выставочный зал Пушкинского музея оказался слишком нарядным для минималистской японской живописи, и архитектор Анна Каменских, дизайнер экспозиции, выстроила по бокам деревянные помосты и накрыла их подобно веранде. Получились пол и крыша японского дома, в котором стали уместны расписные ширмы, висящие на стене свитки, полихромные гравюры. Выписанные по шелку и бумаге птицы и магнолии, дети и боги, ткани, покрытые сусальным золотом или сбрызнутые золотой пылью, тонут в полумраке: хрупкость предметов не позволяет демонстрировать их при ярком освещении, допустимый максимум – 30 люкс.

Зрители рассматривают эти обстоятельные, воспроизведенные в материале рассказы справа налево, как принято читать японскую живопись, вместе с художником совершая обратный путь, погружаясь в чужое прошлое. Наблюдая, как осень переходит в лето, лето – в весну и цветущая сакура сменяет ирисы. Сидя на мостках – нечаянная радость присесть наконец в Белом зале! – и медитируя, посетители выставки пытаются достичь состояния просветления, в котором страхи земной жизни хоть на время уйдут.

История отношений

Сетуя, что почти 30 лет не было в России выставки, подобной нынешней, директор Токийского национального музея Масами Дзэния апеллирует к событиям 1991 г., когда в Эрмитаже прошла большая выставка из японских музеев. Выставок вроде бы было тогда даже две, почти подряд – одна еще в Ленинграде, другая, судя по всему, уже в Санкт-Петербурге, – в Москву ни ту ни другую не привезли, потому что негде их было показать.

Что касается масштабных выставок японского искусства в столице, то можно вспомнить беспрецедентную мегавыставку в Пушкинском музее Кацусики Хокусая (1760–1849) в 1966 г. – тогда привезли несколько сотен работ самого знаменитого японского художника. Была еще пара проектов конца 1960-х – начала 1970-х, устройство которых до сих пор, с высоты нашего времени и знаний об истории советско-японских отношений, кажется невероятным. Тем более что собственная коллекция японского искусства Пушкинского музея за неимением – пока – места для экспонирования вся хранится в запасниках.

Извлеченную оттуда ради выставки «Красавицу, читающую письмо», творение все того же Хокусая, мы видим, например, впервые. Вертикальный свиток, представляющий собой картину в картине – куртизанка в полураспахнутом кимоно читает письмо в виде свитка, – да еще иллюстрация Китагавы Утамаро (1753–1806) к сцене из повести «Исэ-моногатари», предоставленная Государственным музеем Востока, – единственные вещи, взятые на выставку из музейных коллекций Москвы.

Сокровища нации

135 работ приехали из Японии – их дали на выставку Токийский национальный музей и Музей изобразительных искусств города Тиба, частные коллекционеры и японское агентство по делам культуры. Из-за того, что держать на свету такого рода произведения дольше четырех недель нельзя, выставку разделили надвое – до 30 сентября продлится первая ротация, с 3 по 28 октября пройдет вторая. Но вопрос не в количестве. В рамках перекрестного года культуры России и Японии, который стартовал еще в 2017 г. эрмитажной и московской, из ГМИИ им. Пушкина, выставками в Токио, сюда привезли цвет искусства Эдо во всем многообразии. Оно представлено всеми школами, начиная с монохромных ширм школы Кано, происходящей из Киото, школ Тоса и Римпа. Здесь есть живопись и более поздние гравюры укиё-э, эксцентричная живопись школы Сумиеси, книги, напечатанные в Киото и Осаке, etc.

Есть хрестоматийные вещи – те, что специалисты привыкли видеть на обложках музейных каталогов и книг. Это не только многократно виденная в репродукциях ксилография Утамаро «Такасима О-Хиса с веером» и синяя «Большая волна в Канагаве» – самая узнаваемая работа Хокусая (в отечественных коллекциях есть поздние отпечатки, но сейчас привезли сделанный при жизни автора). Нам показывают то, что из Японии обычно не вывозят. Устроители выставки подчеркивают, что пять шедевров – участников экспозиции имеют на родине охранный статус «особо ценный предмет искусства», еще 10 причислены к категории «особо ценный объект культуры» (это еще более высокий статус), а два признаны «национальным сокровищем».

Как проходит выставка японской гравюры в Пушкинском музее

Андрей Гордеев / Ведомости В ГМИИ им. Пушкина открылась выставка «Шедевры живописи и гравюры эпохи Эдо», где представлены 135 работ ведущих мастеров японской живописи и гравюры различных школ 1/15Андрей Гордеев / Ведомости Для экспозиции собрали произведения разной формы: живопись на ширмах и раздвижных перегородках, вертикальные свитки, которыми украшали стены, горизонтальные свитки с разнообразными рассказами 2/15Андрей Гордеев / Ведомости Многие из представленных работ будут показаны в России впервые 3/15Андрей Гордеев / Ведомости Две экспонируемые работы имеют статус национальных сокровищ. Одна из них расположена по центру Белого зала — вертикальный свиток «Портрет Сэнсэки» работы Ватанабэ Кадзана, 1837 г. 4/15Андрей Гордеев / Ведомости Статус еще девяти гравюр — «Особо ценный объект культуры». Например, к ним относится пара двустворчатых ширм «Бог ветра и бог грома», предоставленная Токийским национальным музеем 5/15

Андрей Гордеев / Ведомости Выставка будет проходить в два этапа: первую часть можно увидеть с 4 по 30 сентября, вторую — с 3 по 28 октября 6/15 Андрей Гордеев / Ведомости Необходимость ротации объясняется хрупкостью работ. Согласно принятым в Японии стандартам произведения такого рода не могут быть представлены в выставочных залах более четырех недель 7/15 Андрей Гордеев / Ведомости Главный выставочный зал Пушкинского музея оказался слишком нарядным для минималистской японской живописи, и архитектор Анна Каменских, дизайнер экспозиции, выстроила по бокам деревянные помосты и накрыла их подобно веранде. Получились пол и крыша японского дома, в котором стали уместны расписные ширмы, висящие на стене свитки, полихромные гравюры 8/15 Андрей Гордеев / Ведомости Еще одна работа статуса национального сокровища — двустворчатая ширма «В часы прохлады», XVII в.
9/15 Андрей Гордеев / Ведомости Техника исполнения большинства работ — письмо на шелке или бумаге минеральными или растительными водорастворимыми красками 10/15 Андрей Гордеев / Ведомости Еще одна категория представленных работ — «Особо ценный предмет искусства». Их в Пушкинском шесть, на фото — гравюра «Красавица с веером после принятия ванны» 11/15 Андрей Гордеев / Ведомости «Шедевры живописи и гравюры эпохи Эдо» включают все жанры японской живописи и гравюры: пейзажи, портреты, жанровые и исторические сцены 12/15 Андрей Гордеев / Ведомости Также на выставке можно увидеть альбомы с иллюстрациями 13/15 Андрей Гордеев / Ведомости К выставке подготовили образовательную программу 14/15 Андрей Гордеев / Ведомости Лекции и экскурсии проводят сотрудники Пушкинского и приглашенные преподаватели, в том числе из японских музеев 15/15

Первый из этих двух – монохромная двустворчатая ширма художника школы Кано Кусуми Морикагэ (ок. 1620–1690 (?) «В часы прохлады». Считается, что этот нежнейший портрет семьи с ребенком, которая спасается от жары под навесом, заросшим спелыми тыквами, вдохновлен пятистишием поэта XVI в. Киноситы Тёсёси: «Под стрехой, / Увитой цветами вечернего лика, / Наслаждаются прохладой / Мужчина в простой рубахе / И женщина в юбке на бедрах».

Второе сокровище – вертикальный свиток на шелке с цветным портретом Таками Сэнсэки художника Кадзана Ватанабэ (1793–1841) выглядит в этой иерархии странным чужаком: нижняя часть портрета традиционно плоскостная, голова – на удивление объемная, искусно выделенная тенями, которые подчеркивают мрачное выражение лица. Этот поздний, сделанный на исходе эпохи портрет – предвестник и одновременно свидетель смены вех, дань европейскому влиянию, которому вроде было неоткуда взяться в эпоху Эдо. Два с половиной века Япония была отгорожена от мира, запершись изнутри, – сегунат запретил христианство, справедливо полагая религию мощным средством чужого влияния, а в 1639 г. запретил и причаливать к Японским островам иностранным кораблям. Одной Голландии досталось исключительное право торговать в стране, на искусственном острове Дэдзима в Нагасаки, и голландское влияние, похоже, сказалось на японском искусстве едва ли меньше, чем на экономике, – его несложно оценить, глядя на портрет.

Низкий жанр

Здесь нет картин в привычном понимании. Как и живописи, какой ее определяет европейская традиция – масло по холсту. Сокуратор выставки с российской стороны Айнура Юсупова рассказывает, как были поражены ее японские коллеги, услышав, что японское искусство хранится в наших музеях в отделах графики: «Они спрашивали: что же, ширма, по-нашему, это рисунок?»

Признаем, таким образом, любое изображение, сделанное кистью, японской живописью. Картинами эти ширмы считать трудно не только из-за их утилитарной сути – заслониться от гуляющего по дому ветра, а не просто дом украсить, – но потому, что назначение этих вещей в древней Японии не вполне соответствовало принятой в Европе того времени, да и раньше функции искусства. Художники не были властителями умов, как во Флоренции времен Медичи.

Да, существовали во времена Эдо школы Маруяма-Сидзё и нанга – то, что называют живописью интеллектуалов. Но это не был мейнстрим.

Разумеется, мы видим на выставке изображения горы Фудзи. И битвы богов, причем ширма Огаты Корина (1658–1716) «Бог ветра и бог грома» наглядно демонстрирует, откуда выросло не то что аниме, но вся ранняя мультипликация, американская и европейская.

Видим духовные практики – например, на ширме Соги Сёхаку (1730–1781) «Отшельники (даосские бессмертные)».

Но большей частью художники времен Эдо выбирали низкие темы, они были востребованы публикой. Сцены городской жизни – самый популярный жанр.

За исключением поэта Ли Бо, изображенного на свитке кисти Икэно Тайги, мы не находим на этих свитках и гравюрах великих и просто важных людей. Ни самураев, ни купцов, основной контингент – доступные красавицы и актеры театра кабуки. Существовал жанр бидзинга, предполагавший изображение идеальных женщин. Классик жанра Кэйсай Эйсэн оставил посвященную им серию гравюр под названием «Парадное шествие куртизанок и 53 станции Токайдо».

Актерских портретов целая галерея, и тут важно не пройти мимо зловещего Араси Рюдзо в роли ростовщика Исибэ Кинкити на портрете кисти Тосюсая Сяраку. О художнике, все работы которого были сделаны в течение 11 месяцев в 1794–1795 гг., настолько мало известно, что некоторые исследователи считают это имя псевдонимом другого автора. Глядя на сделанное им же изображение актера Мацумото Ёсэнабуро в роли «Синобу, принявшего обличье Кэваидзака-но сёсё», нельзя отделаться от ощущения, что по мотивам именно этого портрета Пикассо писал в 1901 г. «Любительницу абсента» – японизм на рубеже веков был в большой моде, почему нет?

Первая часть выставки – до 30 сентября

Вторая – с 3 до 28 октября

Новости

«Шедевры живописи и гравюры эпохи Эдо». В Пушкинском музее готовятся к открытию выставки японского искусства. Экспозиция необычная — публику ждут две самостоятельные выставки. Репортаж Яны Мирой.

В этой коробке еще одна коробка. А в ней сверток. Журналисты стоят на строго отмеренном расстоянии, ни сантиметром ближе. С этих вещей не просто пылинки сдувают, над ними практически не дышат. На выставке в Пушкинском музее два произведения в статусе «Национальное сокровище», пять «Особо ценных объектов культуры». Все эти произведения в России впервые. Многие никогда прежде не покидали Японию.

«Любая выставка японского искусства оценивается по вещам, которые в ней участвуют. Вот эта ширма Угато Кори, монтаж которой сейчас снимали, «Боги ветра и грома» и ряд других вещей — это настолько знаковые вещи в истории японского искусства! Они входят во все учебники истории искусства», — рассказала куратор выставки Айнура Юсупова.

Здесь у каждого произведения есть паспорт сохранности. Опытные монтажники специально приехали из Японии. Кураторы и реставраторы проверяют сантиметр за сантиметром, все ли в порядке. Это хрестоматийно известное произведение. Чарующие линии и краски этой ширмы часто появляются на обложках изданий по японскому искусству.

«Именно эту ширму мы решили сделать центральным произведением всей выставки. Потому что это самое знаменитое творение целого направления в японском искусстве, которое получило название школа Римпа», — говорит куратор выставки Хироёси Тадзава.

В Японии не было разделения на декоративно-прикладное и высокое искусство. Художники могли расписывать свитки, чайную керамику, веера. Всё, что окружает человека, должно быть и функционально, и прекрасно. Позже эта идея стала основой знаменитого японского дизайна. Печатная графика выходила большим тиражом и была доступна массам.

Хукусай. «Большая волна в Канагаве». Лист из серии 36 видов Фудзи. Наверное, это самое известное произведение японского искусства в мире. Оно есть даже в Вашем мобильном телефоне. В любой программе моментальных сообщений встречается этот образ. Он стал символом, знаком. Этот портрет, созданный художником Сяраку, широкой публике не так знаком. Но его черты можно разглядеть в знаменитом советском кинофильме. «Сяраку оказал огромное влияние на многих деятелей мировой культуры, в частности, на Сергея Эйзенштейна. У Сергея Эйзенштейна в коллекции были поздние копии гравюр Сяраку, и известно, что он использовал эти композиции, эти приемы, найденные Сяраку, в своем фильме «Иван Грозный»», — комментирует куратор выставки Айнура Юсупова.

Всего на выставке 135 произведений, но на открытии представят только половину. По строгим японским стандартам такие хрупкие вещи нельзя выставлять дольше четырех недель. Через месяц работы будет полная смена экспозиции.

Новости культуры

Выставка необычайной красоты, по уровню экспонатов – высший класс. Даже сами организаторы, японская сторона, признают – у них самих в Стране восходящего солнца такой масштабной экспозиции еще не было. В Пушкинском музее представлены Сокровища эпохи Эдо – это, действительно, надо видеть. Золотые ширмы, красивые гейши, боги ветра и тонкая игра цвета и тени – здесь все необычно и поражает воображение. Пушкинский музей даже пошел на то, что изменил свою внутреннюю архитектуру.

Рядом с Монументальной колоннами пушкинского музея маленькие уютные деревянные конструкции, как в старом Киото. Здесь воссоздали атмосферу японского жилища с легкими стенами и тяжеловесной крышей, а вместо перегородок – живописные ширмы, многие из которых получали статус национального сокровища.

Никаких картин в рамах. В Пушкинском музее выставка японских художников эпохи Эдо. 135 работ, многие из которых еще никогда не покидали пределы своей страны из-за небывалой ценности.

Ширма «Восемь даосских бессмертных» непривычно красочная для этого стиля. По преданию, эти мужчины узнали секрет вечной жизни и, как и положено настоящим героям, у каждого свой атрибут: магический меч, флейта, бамбуковый барабан.

«Это невероятное событие – увидеть шедевры такого уровня, хрестоматийные в одном пространстве, это наша мечта, которая осуществилась и поражает нас самих, мы так счастливы, что наш искушенный зритель сможет насладиться этим», – сказала директор музея Марина Лошак.

Эпоха Эдо длилась почти 265 лет и определила восточное самосознание. Мечтательность, собранность, умение найти равновесие в окружающем мире и уникальное понимание красоты. Главный жанр для японских мастеров – пейзаж: вот уже тогда ставшая символом Японии гора Фудзи, вот времена года и символически связанные сними цветы и птицы. А вот простая японская семья, наслаждающаяся летним днем.

А эти японские гравюры 19 века из коллекции самого Пушкинского музея. В те годы ими больше интересовались на западе, чем на родине. В центре сюжета прекрасные куртизанки в разгар зимних праздников.

«Здесь представлены части новогодних украшений, и все куртизанки, они заняты тем, чем обычно занимаются в первые дни нового года. Это такая очень праздничная гравюра, и она идеальной сохранности», – подчеркнула куратор выставки Айнура Юсупова.

Если в Японии такие работы выставляются под очень толстым стеклом, то у нас рассмотреть их можно буквально нос к носу. Ватанабэ Кадзан так хотел передать трагичность судьбы этого человека, что написал его лицо в реалистической манере, совместив таким образом традиции восточной и европейской живописи

«Это ширма мастера Огата Корина, она называется «Бог Грома, Бог ветра». Интересно, что на ее обратной стороне также красками и сусальным золотом, но уже другой художник нарисовал цветы, которые гнуться от силы дождя и ветра», – отметил куратор Хироеси Тадзава.

Но вот обратную сторону ширмы посетители смогут увидеть на второй части экспозиции. Она пройдет здесь же в Пушкинском музее в октябре. Дело в том, что согласно принятым в Японии стандартам, хрупкие шедевры не только требуют строгих условий транспортировки и хранения, но и не могут быть представлены в выставочных залах более четырех недель.

Искусство эпохи Эдо в Пушкинском музее

Две работы обладают статусом «национальное сокровище», десять имеют статус «особо ценный культурный объект» и пять – статус «особо ценный предмет искусства». Помимо памятников из японских собраний экспозицию дополнят живопись из ГМИИ им. А.С. Пушкина, а также живопись и гравюра из Музея Востока.

Культура эпохи Эдо (1603–1868) выбрана в качестве темы выставки не случайно. Она стала самой разнообразной по представительности различных художественных направлений эпохой в истории искусства Японии.

«Такие выставки из Японии у нас случаются раз в 10–20 лет», – говорит куратор проекта Айнура Юсупова, ведущий научный сотрудник отдела графики ГМИИ. Сенсация предстоящей выставки – практически неизвестная у нас японская живопись в разных её направлениях, периодах и именах.

«Здесь будут вещи действительно уникальные, художники, которых мы не видели и даже не слышали о них, – рассказывает куратор. – К сожалению, в наших музеях практически нет японской живописи. Только в Музее Востока есть очень хорошая, но небольшая коллекция, и мы её тоже включим в экспозицию».

Выставка будет состоять из двух частей: первоначальная экспозиция через месяц сменится другой, рассчитанной тоже на месячный срок. Это связано с хрупкостью японской живописи на шелковой бумаге – подобные экспонаты редко покидают свои привычные места.

Выставка «Изобразительное искусство эпохи Эдо» продлится до 28 октября 2018 года. Как обещает директор пушкинского музея Марина Лошак, билет на обе экспозиции будет единым, при отрыве корешка при первом посещении его надо сохранить до второго визита в музей.

О выставке на сайте музея

Фото: Кацусика Хокусай. «Победный ветер. Ясный день» («Красная Фудзи»)

Шедевры искусства эпохи Эдо в Пушкинском музее

В Пушкинском музее открывается выставка «Шедевры живописи и гравюры эпохи Эдо» в рамках культурного Года Россия–Япония. Названию можно верить, здесь каждый экспонат — официальный шедевр.

Среди 153 произведений два обладают статусом «национальное сокровище», девять являются «особо ценными объектами культуры» и шесть — «особо ценными предметами искусства». Выставка пройдет в двух частях: первая — с 4 по 30 сентября, вторая — с 3 по 28 октября — именно из-за особых условий хранения шедевров, которые по японскому законодательству можно показывать за границей не более месяца.

Эпоха Эдо, захватившая период XVII–XIX веков, была золотым веком японской культуры. Именно в ту пору в Японии появился стиль укиё-э, особый вид гравюры, изначально черно-белой, а затем и цветной. Благодаря относительной дешевизне гравюр искусство вошло в быт не только аристократии, но и вполне себе обычных граждан.

Сюжеты и герои укиё-э также были близки народу: прекрасные гейши, силачи-борцы, актеры театра кабуки, пейзажи должны были радовать городских жителей. Укиё-э использовались в качестве отдельных гравюр, а также иллюстраций к книгам. На выставке можно увидеть свитки по мотивам повести «Исэ-моногатари» (Х век), повести «Гэндзи-моногатари» (X–ХI века), автором которого считают придворную фрейлину Мурасаки Сикибу, и эссе монаха Ёсиды Кэнко «Записки от скуки» (XIV век).

Утамаро, Хиросигэ, Хокусай — их имена стали символами искусства эпохи Эдо, навсегда покорив сердца европейцев. Каноническая «Гроза у подножья горы» с изображением горы Фудзи Хокусая, «Акутагава. Сцена из повести “Исэ-моногатари”» Китагавы Утамаро и «Лунный серп» Хиросигэ станут украшением экспозиции. Помимо гравюр, на выставке можно увидеть и знаменую ширму Огаты Корина «Бог ветра и бог грома», часто встречающуюся на обложках учебников истории искусства.

В образовательную программу выставки входят девять лекций ведущих японских и российских специалистов о культуре эпохи Эдо. А в октябре современные художники направления укиё-э проведут мастер-классы по обучению технике гравюры на дереве.

Огата Корин
«Боги ветра и грома»
Пара двустворчатых ширм
Токийский национальный музей

Кусуми Морикагэ
«В часы прохлады»
Двухстворчатая ширма
Токийский национальный музей

Сакаки Хякусэн
«Пейзаж»
Шестистворчатая ширма
Агентство по культуре Японии

Кацусика Хокусай
«Победный ветер. Ясный день (Красная Фудзи)»
1831–1833
Музей изобразительных искусств города Тиба

Кацусика Хокусай
«Большая волна в Канагава»
Музей изобразительных искусств города Тиба

Китагава Утамаро
«Нанива-я Окита»
Из серии «Выдающиеся красавицы и бессмертная поэзия»

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*